aif.ru counter
90

"Все они - гады и мерзавцы!"

АиФ Долгожитель № 14 30/07/2004

Нижайшая просьба ученого

БРИТАНСКИЙ король Георг I посетил однажды Гринвичскую обсерваторию. После содержательной беседы с ее директором, знаменитым астрономом Эдмундом Галлеем, он поинтересовался жалованьем служащих обсерватории.

- Так мало? - простодушно изумился король ответу директора. - Я добьюсь, чтобы ваши оклады непременно увеличили!

- Ради бога, ваше величество, только не делайте этого! - вместо благодарности неожиданно взмолился Галлей. - Иначе на должности ученых станут назначать придворных!

"Ты да я!"

ВО ВРЕМЯ Крымской войны 1853 - 1856 годов император Николай I, возмущенный обнаружившимися едва ли не повсюду всевозможными злоупотреблениями и хищениями, в беседе с наследником престола (будущим императором Александром II) поделился сделанным им на старости лет и потрясшим его открытием: "Кажется, во всей России не воруют только два человека - ты да я".

"Но все же ты - не Беранже"

В ДВАДЦАТЫЕ годы в одном из московских театров шла довольно посредственная пьеса "Бархат и лохмотья", сочиненная наркомом просвещения А. В. Луначарским. В ней играла жена Анатолия Васильевича Наталия Розенель. Побывав на этом спектакле, поэт Демьян Бедный разразился эпиграммой:

Ценя в искусстве рублики,
Нарком наш видит цель:
Дарить лохмотья публике,
А бархат - Розенель.

Луначарский не остался в долгу, написав:

Демьян, ты мнишь себя уже
Почти советским Беранже.
Ты, правда, "б",
ты, правда, "ж".
Но все же ты - не Беранже.

"Только бы это был не наш подписчик!"

АНГЛИЙСКИЙ писатель-фантаст Герберт Уэллс начинал свою литературную карьеру весьма трудно. Вместе с другом он основал еженедельник, у которого на первых порах оказалось... всего четыре подписчика.

Как-то сидевшие за обсуждением очередного номера друзья увидели похоронную процессию. После нескольких мгновений созерцания печальной картины взволнованный Уэллс вдруг с жаром воскликнул:

- Только бы это был не наш подписчик!

Разница маленькая и не очень...

АЛЬБЕРТ Эйнштейн обожал фильмы Чаплина и относился к их основному герою - неунывающему, доброму бродяжке - с большой симпатией. Однажды ученый отправил молодому кинорежиссеру и актеру письмо с выражением восхищения, в котором сказал: "Ваш фильм "Золотая лихорадка" понятен всем в мире, и вы станете великим человеком".

Чаплин откликнулся, заметив: "Вами я восхищаюсь еще больше. Вашей теории относительности никто в мире не понимает, и все-таки вы стали великим человеком".

Любовь Раневской

АКТРИСА Фаина Раневская прославилась не только своим театральным талантом, но и необыкновенно острым, насмешливым умом.

Однажды один корреспондент пристал к Раневской с вопросом, была ли она когда-нибудь влюблена.

"А как же! - отвечала Фаина Георгиевна после некоторой паузы. - Раз вам так это интересно, послушайте мою историю. В 19 лет поступила я в провинциальную труппу. И сразу влюбилась. В первого героя-любовника! А сама-то по молодости страшной была - как смертный грех... Ходила вокруг него, глаза таращила, а он, конечно, ноль внимания... И вдруг однажды подходит и говорит: "Деточка, вы, кажется, возле театра комнату снимаете? Так ждите сегодня вечером, буду в семь часов!" Я побежала к антрепренеру, взяла у него денег в счет жалованья, вина накупила, еды всякой, приоделась, накрасилась. Сижу жду. Семь часов - нет, восемь - нет. В десятом заявляется... Пьяный и с бабой! "Деточка, - говорит с порога, - погуляйте где-нибудь пару часиков, бесценная вы моя!"

Сделав паузу, Раневская полюбовалась оторопелым видом журналиста и в своей экспрессивной манере добила его: "С тех пор не то что влюбиться - смотреть на мужчин не могу! Все они - гады и мерзавцы!"

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы