aif.ru counter
67

Футбол мы любили больше, чем себя в нем

АиФ Долгожитель № 14 30/07/2004

Недавно прославленному нашему футболисту Виктору ПОНЕДЕЛЬНИКУ исполнилось 67 лет. В дни, когда наша команда бесславно покинула очередное европейское первенство, его самый первый победитель поделился с "АиФ. Долгожителем" своими воспоминаниями.

Из "грязи" в князи

- ВИКТОР Владимирович, в сборной страны вы появились примерно в возрасте нынешнего Сычева, но отнюдь не из элитного столичного клуба, а из провинциальной команды второй лиги.

- Да, еще перед чемпионатом мира-58 в Швеции зеленым юнцом угодил Гавриилу Дмитриевичу Качалину на карандаш. До сих пор не ведаю, где и когда это случилось. Могу только предположить, что привлек внимание тренеров сборной в сезоне 57-го. Тогда в матче второго круга чемпионата страны среди команд класса "Б" против ставропольского "Динамо" забил в ворота соперников сразу 6 мячей.

- Выходит, могли бы дебютировать еще на мировом первенстве в Швеции?

- Мог бы, особенно с учетом того, что после несчастья со Стрельцовым именно моя специальность центрального нападающего была в команде наиболее дефицитной. Но тогда я получил серьезную травму колена и из-за операции смог вернуться в сборную лишь в следующем сезоне.

- Интересно, насколько безболезненно выскочке-провинциалу удалось вписаться в главную команду?

- Без проблем поначалу не обошлось. Ведь каждый, кто в те годы попадал в сборную, в своем клубе был признанным лидером, заводилой. Его слово было для остальных законом. У себя уже в СКА я носил капитанскую повязку и возражений, противоречащих моему видению игры, не терпел.

- Ну да, а тут Яшин, Нетто, Бубукин, Иванов и прочая честная и звездная компания...

- Вот-вот, все мужики с характером - настоящим, а не показушным. Конечно, притираясь к ним, приходилось в чем-то себя ломать, наступать на горло собственным амбициям и гонору. Так что было непросто, но и каких-то непреодолимых психологических трудностей не возникало. Ведь все мы были из послевоенного поколения, может, не слишком тогда образованные и отесанные. Зато, проявляя себя в футболе с большим или меньшим блеском и талантом, мы были одинаковы в одном: футбол мы любили больше, чем себя в нем. Тогда надеть майку сборной страны для каждого действительно считалось высшей честью. Добиваясь и отстаивая ее, мы же не на словах костьми ложились.

- Звучит красиво и правильно, но, скажу мягко, несколько наивно в наши-то времена...

Психолог Старостин

- ЛАДНО, приведу пример. Мы уже были чемпионами Европы, когда в 61-м отправились в турне по Южной Америке. Первый матч - в Буэнос-Айресе со сборной Аргентины. Аргентинцы и чемпионов мира - бразильцев на своем поле никогда в грош не ставили. А тут приезжает хоть и сильнейшая где-то там, за океаном, но, по сути, никому здесь еще не известная команда. К тому же "красная", что априори вызывало у многих раздражение. Ведь после войны Перон собрал в своей стране, наверное, всех сумевших скрыться фашистских недобитков.

- В этой связи, надо думать, перед матчем наши игроки получили какую-то особенную политическую "накачку"?

- Можете не верить, но "промыванием мозгов" никто в нашей делегации даже не думал заниматься. Враждебную нам обстановку мы буквально кожей ощущали. А чтобы настроить нас на игру, начальник команды Андрей Петрович Старостин придумал гениальный ход. Дело в том, что за неделю до матча с нами аргентинцы разгромили сборную Испании во главе с их бывшим соотечественником великим Ди Стефано - 4:1. И теперь газеты вовсю спекулировали на том, сколько же мячей - 5? 6? - они "загрузят" в наши ворота.

Старостин скупил целую пачку разных там "Кларин", "Насьон" и прочих "Кроник" и попросил переводчика нам все эти презрительные и самонадеянные прогнозы зачитать. А потом усмехнулся и пробасил: "Ну, видите, за кого вас тут держат. Слабо показать им, что в футбол играть вы все-таки умеете?"

- И ведь судя по счету - 2:0 в нашу пользу - показали!

- Не в счете дело. Вернее, этим счетом мы обязаны Яшину. Свой первый "Золотой мяч" Лева получил в 63-м, но легенда о нем как о лучшем в мире голкипере родилась именно в том матче. И навсегда прилипшее к Яшину за рубежом прозвище "Черный паук" расползлось по всему свету с буэнос-айресского стадиона "Ривер Плейт". Что бы аргентинцы с мячом ни вытворяли, какие бы удары по воротам Яшина ни наносили - а они всегда были в этом искуснейшими мастерами, - все без толку! Честно сказать, такой игры потом даже у самого Льва Ивановича ни разу не видел, не говоря уж о других звездах-вратарях.

Два гола - и вся жизнь

- А Я В ТОМ матче, считаю, забил самый красивый гол в карьере. Метров с 12, головой уже не доставал, потому пробил в падении через себя. Трибуны попросту сошли с ума... от восторга! Еще оставались несколько минут игры, когда сотни болельщиков бросились штурмовать окружающую поле сетку из колючей проволоки и заполненный водой бетонный ров. Уже на газоне самые оголтелые из них, исцарапанные, в разорванной в клочья одежде, вступили в схватку с полицейскими и их овчарками.

- Представляю ваше тогдашнее самочувствие...

- Такого не представишь, не пережив подобной передряги. Эти обезумевшие фаны рвались не к своим игрокам, а к нам. Мы инстинктивно сбились в кучку, внутренне изготовились отбиваться. Но, когда они нас все-таки окружили, увидели: их лица светились радостью! Вопя: "Браво, русос!", они принялись срывать наши футболки, изрядно вымазав при этом каждого из нас кровью из своих порезов и царапин. Подоспевшему полицейскому подкреплению удалось выдавить нас в подтрибунный тоннель. И там уже сами полицейские довершили наше принудительное раздевание.

- Вы рассказали о самом красивом своем голе. Но ведь был еще у вас и самый главный гол.

- Да, был, в финале Кубка Европы-60 на стадионе "Парк де Пренс" в Париже. В дополнительное время югославы отбивались из последних сил. Да и у нас самих, честно сказать, их почти не осталось. Чтобы не потерять настрой, покрикивали друг на друга. "Надо их догнать!" - это я Михаилу Месхи. И вот он рванул по краю, получил мяч от Войнова, ушел от защитника, сделал навес в центр штрафной. Единственное, что я успел себе пожелать, это то, чтобы мяч попал мне точно в лоб. Я даже не видел, куда он полетел после удара, потому что сразу был срублен югославскими игроками. Потом только дошло, что забил "золотой" гол чемпионата Европы.

- Правда ли, что уже тогда кое-кто из игроков нашей сборной мог стать легионером приличных европейских клубов?

- 11 июля 1960-го нам вручили золотые медали, а потом мы ожидали начала официального банкета в холле ресторана на Эйфелевой башне. В этот момент к нам, игрокам, подошел хозяин знаменитого мадридского "Реала" сеньор Сантьяго Бернабеу. Представился через переводчицу и на полном серьезе заявил, что готов тотчас купить половину нашей команды - Яшина, Нетто, Иванова, Метревели, Понедельника... Мы, конечно, понимали, что за нами приглядывают: вести подобные переговоры было категорически запрещено. Ответили, что у каждого, мол, уже подписан многолетний контракт со своим клубом и разорвать его нет никакой возможности. Испанец расхохотался: "Знаю я ваши контракты! У меня ведь в "Реале" венгр Ференц Пушкаш играет. Но все равно запомните, что мое слово - железное".


Наша справка

Понедельник Виктор Владимирович. Родился 22 мая 1937 года в Ростове-на-Дону. Центральный нападающий. Играл за ростовские "Ростсельмаш" (1956 - 1958), СКА (1959 - 1965). В чемпионатах СССР в 156 матчах забил 54 гола. За сборную СССР в 29 матчах забил 20 голов. Чемпион Европы 1960 года. Серебряный призер чемпионата Европы-64.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы