122

Обитель Марфы и Марии

АиФ Долгожитель № 11 03/06/2004

В этом году исполняется 140 лет со дня рождения великой княгини Елизаветы, мученицы российской. Княгиня была вторым ребенком в многодетной семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории, и родной сестрой последней императрицы российской Александры Федоровны. В Россию Елизавета приехала, выйдя замуж за великого князя Сергея Александровича Романова, и, перейдя в православие, избрала своей небесной покровительницей святую праведную Елизавету - мать Иоанна Крестителя.

"Я вхожу в мир бедных и страдающих..."

КОГДА она пересекала границу, ее жених великий князь Сергей Александрович, зная, как его невеста любит цветы, украсил все вагоны свадебного поезда белыми розами...

Вот так, с цветов, словно предвещая спокойное и беззаботное будущее, начиналась жизнь великой княгини Елизаветы в России: Петергоф, Зимний дворец, балы, приемы, встречи; так было в Петербурге и в Москве, генерал-губернатором которой в 1891 г. император Алекандр III назначил своего брата Сергея Александровича.

Но не все оказалось устлано лепестками роз. Именно в Москве Елизавета стала ходить по больницам для бедняков, в дома для престарелых, приюты для беспризорных детей. Посещала она и заключенных в тюрьмах. И везде великая княгиня старалась хоть как-то облегчить участь людей.

О нравственной силе княгини, твердости и величии ее духа впервые пронеслась молва по всем городам и весям России, после того как она пришла в тюрьму к убийце своего мужа, великого князя Сергея Александровича, террористу Каляеву. Она принесла ему прощение от Сергея Александровича и Библию.

Смерть любимого мужа в одночасье перевернула жизнь великой княгини, она не покинула Россию, но лишь глубже ушла в молитву.

Глубокое горе не сломило эту хрупкую и прекрасную женщину, за короткое время ставшую русской не только по гражданству, но и по духу.

Вера в Бога, тревога за близких тесно соседствовали в душе Елизаветы Федоровны с потребностью в бескорыстной помощи больным, обездоленным и малоимущим москвичам. Из года в год помощь эта становилась все обширнее и разнообразнее: великая княгиня построила несколько приютов для сирот, за ними последовали богадельни для престарелых.

Марфо-Мариинскую сестринскую обитель она задумала создать на иных принципах, чем традиционный монастырь. Уважая путь русского монашества, великая княгиня, однако, считала, что молитвы и рукоделие, которыми в основном занимались монахини, - дело хорошее, но недостаточное и что труд является основой религиозной жизни.

Распродав драгоценности и имения, княгиня купила в Замоскворечье на Большой Ордынке обширный участок земли с двумя домами, впоследствии значительно расширив владения. В главном были устроены столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения. Второй дом был оборудован под больницу: четыре просторные и светлые палаты, отдельное помещение для тяжелых больных, операционная и перевязочная. Рядом находились аптека и амбулатория для приходящих горожан. Особую гордость и отраду Елизаветы Федоровны составлял прекрасный сад, также созданный ее усилиями.

За сравнительно короткое время больница обители стала самым известным лечебным заведением не только в Замоскворечье, но и во всей Москве. Там работали лучшие специалисты города, все операции проводились бесплатно.

Ну а сама Елизавета Федоровна сняла траурное платье и облачилась в монашеское одеяние. Она сказала: "Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но восхожу в более великий мир - мир бедных и страдающих..." Не ограничившись ролью мецената, княгиня трудилась в этой обители милосердия сверх человеческого предела: ассистировала при сложных операциях, делала перевязки, ухаживала за тяжелыми больными и для каждого страдальца находила слова утешения.

Спешила делать добро

К 1913 ГОДУ при Марфо-Мариинской обители был организован приют, в котором княгиня готовила к поступлению в сестры милосердия восемнадцать девочек-сирот. С началом Первой мировой войны Елизавета Федоровна без промедления включается в работу по оказанию действенной помощи русской армии. При ее непосредственном участии в Москве проводилось формирование санитарных поездов, организация складов лекарств и обмундирования, посылка на фронт сестер милосердия.

Ухаживая за ранеными, общаясь с сестрами, прибывающими с полей сражений, видя огромные потери, Елизавета Федоровна отчетливо осознавала, что Россия приближается к катастрофе.

Настоятельница Марфо-Мариинской обители имела возможность спастись - за нее ходатайствовали герцог Гессенский и правительство Швеции. Однако она решительно отказалась покидать Россию. Увозили великую княгиню из Марфо-Мариинской обители латышские стрелки. Большевики не решились доверить эту акцию московским чекистам, так как те, зная отношение москвичей к Елизавете Федоровне, могли не выполнить приказа. 20 мая 1918 года княгиню вместе с другими родственниками семьи Романовых доставили в Алапаевск. Развязка наступила ранним утром 18 июля, когда узников привезли к заброшенной шахте. Первой сбросили в глубокий вертикальный ствол великую княгиню Елизавету. Затем так же расправились с остальными. Местные жители, тайком по ночам пробираясь к зияющему провалу, еще несколько дней слышали стоны и... пение. Чудо объяснилось, когда Алапаевск заняла армия адмирала Колчака и тела погибших были подняты наверх. Великая княгиня Елизавета исполнила свой последний долг на земле - облегчать страдания другим. Пением молитв она подбадривала обреченных, помогая им превозмогать боль и ужас надвигающейся смерти.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы