289

Дом на Набережной: прошлое не умирает

АиФ Долгожитель № 16 21/08/2003

Тамаре Андреевне ТЕР-ЕГИАЗАРЯН пошел 96-й год. Если сегодня ее спросить, какие события своей долгой жизни она считает главными, она назовет те, что произошли в последние 20 лет. А связаны они с Домом на Набережной, как стали называть после выхода в свет одноименного романа Юрия Трифонова бывший Дом Правительства по улице Серафимовича, 2.

Спасибо старшему брату

НАПОМНИМ вкратце историю дома. Когда в 1918 г. советское правительство переехало в Москву, руководители партии и правительства жили частью в гостиницах, частью в Кремле. Но для всех места не хватало, и в 1928 г. было принято постановление о строительстве Дома Правительства напротив Кремля - Дома Нового Быта, - в котором жители будут освобождены от проклятого ига прошлого - домашнего хозяйства. Проектировал Дом известный архитектор академик Иофан.

- Сегодня в Доме осталось не более 10 человек из тех, кто вселился в него в 1931 г., и я в их числе, - говорит Тамара Андреевна.

Какие же заслуги могла иметь 23-летняя девушка, чтобы жить в таком престижном месте?

Тамара Андреевна родилась в Баку в обеспеченной армянской семье. В 1915 г. она, ее мать, две сестренки и брат попали в страшную армяно-турецкую резню. Мать, отдав все драгоценности, сумела чудом спасти семью и в лодке переправиться в Астрахань. Но вскоре мать Тамары и ее младшая сестра умерли от голода, а оставшихся детей поместили в приют.

После революции директриса приюта с удивлением узнала, что эти грязные голодные оборвыши - родные товарища Тера - знаменитого революционера, который тогда был председателем горисполкома в Орле. Тамара, ее брат и сестра знали только, что их старший брат Миша еще до революции поступил в Петербургский университет, а то, что он стал членом партии большевиков, было им неизвестно.

Брат немедленно взял ребятишек к себе, обул, одел и послал учиться.

В школе Тамара училась хорошо и в 1926 г. поступила в Энергетический институт. Вскоре она вышла замуж и уехала с мужем в Тбилиси, откуда он был родом. Но уже через 8 месяцев с грудным ребенком на руках она вернулась к брату в Москву.

- Я человек по натуре общественный, активный, - вспоминает Тамара Андреевна, - и никак не смогла смириться с ролью бессловесной домохозяйки при муже. Поэтому и вернулась с ребеночком в Москву. К брату, естественно, который к тому времени за свои заслуги перед партией получил квартиру в том самом Доме на Набережной. Дом только заселялся, и мы были среди первых его жильцов. Жизнь там показалась мне сказкой! Подумать только: из крана льется горячая вода, этого даже в Кремле не было. Чтобы вы поняли мое изумление и восторг, представьте себе, что вы сегодня открыли водопроводный кран и оттуда полилось шампанское. Мебель была встроенная, очень скромная, но по тем временам даже она казалась необыкновенной. Во дворе была первая в Москве механическая прачечная, свой продуктовый магазин и столовая, где можно было заказать обед, и даже такая неслыханная роскошь, как закрытые теннисные корты.

Брат Тамары умер в 1933 г. от туберкулеза и не дожил до тех страшных дней сталинских репрессий, когда более половины жителей дома были арестованы и расстреляны.

В годы Великой Отечественной войны Тамара Андреевна возглавляла энергетический главк Наркомата авиационной промышленности, имеет правительственные награды. В одной из командировок уже после войны она встретила своего будущего мужа.

Забвению не подлежит

ПОЗЖЕ вместе с ним она уехала в Китай, где работала в нашем посольстве. Вернувшись в Москву, Тамара Андреевна вдруг впервые поняла, что очень мало знает о Доме, в котором живет. Впрочем, это естественно, ведь до смерти Сталина вся информация о Доме была закрыта органами госбезопасности.

- И я подумала, - рассказывает Тамара Андреевна, - что история Дома - это отражение всей истории нашей страны и что было бы непростительно предать ее забвению.

Начала я со знакомства с жильцами Дома, вернее, своего подъезда, где в то время жили маршал Баграмян, Светлана Аллилуева и другие. Секретарем партийной организации Дома был Николай Каманин, известный летчик, один из первых Героев Советского Союза и начальник отряда космонавтов. Он был невероятно энергичным человеком и сделал для Дома очень много.

Это были годы начала массового жилищного строительства и переселения людей из коммунальных квартир в отдельные. Что касается Дома на Набережной, то после арестов в годы репрессий квартиры руководящих деятелей партии и правительства заселялись рядовыми сотрудниками НКВД, которым, естественно, давали только комнаты. Поэтому большая часть Дома превратилась в обычные коммуналки. Каманин начал расселение Дома, чтобы вернуть ему первоначальный облик. К этому привлекли и академика Иофана. Задача была не из легких. Нужно было из огромных хором, которые до репрессий занимали члены Политбюро и другие ответственные работники, сделать отдельные двух-трехкомнатные квартиры. Строительство затянулось на четыре года. Тогда-то я перезнакомилась практически со всеми жителями Дома и узнала столько необыкновенных историй, что их хватило бы не на одну книгу.

Народный музей

У МЕНЯ появилась мысль о создании музея истории Дома, посвященного невинно репрессированным людям. Я стала записывать рассказы жителей нашего Дома, а когда встал вопрос о помещении для музея, мне вновь помог Николай Каманин. При его помощи и помощи маршала Жукова я сумела получить помещение бывшего Красного уголка.

Меня поддержали практически все жители Дома. Кто-то нес старую мебель, кто-то - фотографии, письма... И вот на площади в 40 квадратных метров мы сумели открыть музей, который не имел официального статуса. Никто из нас не получал ни копейки, а популярность музея росла...

В феврале 1992 года пришло официальное признание: Министерство культуры выдало свидетельство о присвоении музею "Дом на Набережной" статуса "народного музея".

А в марте 1998 года мэр Москвы Юрий Лужков выразил благодарность Тамаре Андреевне Тер-Егиазарян за заслуги в развитии музейного дела. Тамаре Андреевне было уже 90 лет, и она решила, что надо передавать дела молодым. Директором музея назначили Ольгу Трифонову, вдову писателя, прославившего Дом на Набережной, дали ставки сотрудникам.

Казалось бы, можно и успокоиться. Да не такой человек Тамара Андреевна. Зная о бедственном положении большинства пенсионеров - старожилов Дома и об их заслугах перед государством, она организовала через руководство магазина "Седьмой Континент", находящегося в Доме, доставку бесплатных обедов в 20 квартир Дома, бесплатную стирку белья, добилась организации библиотеки и комнаты встреч, где хранятся книги тех, кто здесь жил. А среди них были писатели Кольцов, Лавренев, Серафимович и многие другие. А какие встречи она проводит для жильцов Дома! "Семья Аллилуевых - правда и ложь", "Правда о Тухачевском", "Роль наших ведущих военачальников в Отечественной войне" и многое другое.

Итоги подводить не желаю

- МЫ ЗАДУМАЛИ с актером Баталовым, - говорит Тамара Андреевна, - тоже жильцом нашего Дома, организовать специальный Фонд при Марфо-Мариинской обители для помощи престарелым одиноким жителям нашего микрорайона.

Ваша рубрика называется "О главном", и поэтому мне хочется сказать, что цель в жизни и ее претворение и является тем главным, что не дает мне ощущать возраст и бояться смерти. Я никогда не делала людям зла и подлостей, всегда стремилась творить добро, быть честной, так чего мне бояться?

В день 95-летия Тамары Андреевны Тер-Егиазарян нескончаемый поток людей шел в ее квартиру с поздравлениями и подарками, и это признание - достойный итог ее жизни и работы, хотя сама она никаких итогов подводить не желает.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах