aif.ru counter
01.09.2002 00:00
47

Свой парень, или Один из нас

АиФ Долгожитель № 3-04 01/09/2002

Мечта звала его в море. Случайность привела его в кино. Москвич из профессорской семьи стал "своим парнем" для миллионов зрителей. Он был идеалом друга для мужчин и идеалом мужчины для женщин. С молодости и до седых волос близкие друзья, случайные приятели и вообще незнакомые люди называли его по имени - Жора. Ведь у друзей и любимых отчества не бывает.

С корабля на бал

МОРЯКОМ Жора Юматов хотел стать с детства. С прицелом на флотскую карьеру усиленно занимался спортом и в 1941 году стал курсантом военно-морской школы. Война сильно сократила сроки обучения. Уже в 1942-м Юматов "прорвался" на фронт. Ходил на торпедных катерах, сначала юнгой, потом рулевым. В составе Азовской и Дунайской флотилий брал Измаил, Бухарест, Будапешт и Вену. Когда получал очередную награду - медаль Ушакова, не мог и предположить, что спустя десяток лет сыграет в фильме Ромма о знаменитом русском флотоводце.

Актерская карьера началась со случайной встречи с Григорием Александровым, который пригласил фактурного морячка сыграть крошечный эпизод в фильме "Весна". Юматов возникал в дверях гримерной с единственным словом - "Разрешите?". "Так элегантно и тактично в кинематограф не попадал никто, - вспоминал позже сам режиссер, - даже разрешение попросил!"

Когда Сергей Герасимов набирал во ВГИКе свой первый курс, Александров порекомендовал ему Юматова. Послушав новичка, мэтр вынес вердикт: "Мне его учить нечему! Самородок!" Герасимов сам отвел Жору в Театр киноактера, а позже взял в свою картину "Молодая гвардия", где играл почти весь его курс. С "Гвардии", которая стала путевкой в жизнь для многих знаменитостей, и началась настоящая кинокарьера Юматова.

Актер и его Муза

ФИЛЬМ Герасимова стал для Юматова точкой отсчета не только в профессиональном, но и в личном плане. Среди многих актерских свадеб, сыгранных на съемках, самая шумная, бедная и веселая была у Георгия и Музы Крепкогорской. Вчерашний моряк без памяти влюбился в общительную симпатичную блондинку, гордость курса, сталинскую стипендиатку, уже игравшую во МХАТе. То, что Муза на самом деле брюнетка и на роль хранительницы домашнего очага подходит мало, выяснилось позже. А пока она окрестила Жору Жоржем и милостиво позволила любить себя.

История семьи Крепкогорских многое объясняла в характере Музы. Ее отец - музыкант Виктор Крепкогорский - был одним из аккомпаниаторов Шаляпина. Когда в конце тридцатых начались чистки, он, испугавшись, что арест затронет жену и детей, повесился. Вернувшись домой, Муза первая увидела труп отца и от шока несколько дней не могла разговаривать. Для матери, Лидии Ивановны, дочка стала единственным "светом в оконце". Самая красивая, самая умная, самая талантливая Муза привыкла к немедленному исполнению своих желаний и росла в полном неведении о хозяйственных хлопотах.

Став замужней дамой, привычек своих Муза Крепкогорская менять не собиралась. Зато к общему портрету прибавилась обида на судьбу: Муза считала, что роль предательницы в "Молодой гвардии" погубила ее кинокарьеру. Ведь сначала ее чуть не утвердили на Любку Шевцову, но... По версии самой Музы, во всем была виновата Инка Макарова, фаворитка Герасимова, получившая эту роль через постель.

Жестокость

А ВОТ карьера Юматова уверенно шла вверх. После заметных ролей в фильмах "Разные судьбы" и "Они были первыми" Георгий получил главную роль в картине Владимира Скуйбина "Жестокость" (1959) по одноименной повести Павла Нилина. Время "оттепели" позволило режиссеру по-новому взглянуть на привычные схемы фильмов о гражданской войне. На экране два ярких образа: убежденный боец революции Венька Малышев в исполнении Юматова и пленный атаман крестьянской вольницы Лазарь Баукин, которого сыграл легендарный Борис Андреев. Правильный "классовый подход" сталкивается с лютой ненавистью, где нет надежды на понимание. Но долгие допросы-разговоры сближают героев, каждый из них раскрывается, и зритель приходит к мысли о трагичности судьбы расколотого народа. Когда по приказу высокого начальства Баукина все же расстреливают, Венька Малышев, честным словом поручившийся за жизнь атамана, кончает свою самоубийством. Сам Юматов считал эту роль одной из самых удачных, и зрители были с ним согласны. "Жестокость" прославила молодого актера на всю страну.

Но звездой Юматов был лишь на экране. Дома "любимец публики" сам стирал носки и рубашки, варил борщ (в отсутствие тещи) и питался дешевыми котлетами из кулинарии. У супруги на это времени не было. Снимаясь в основном в эпизодах, она сетовала на слепоту режиссеров и ждала "той самой" главной роли. В перерывах Муза украшала свою жизнь золотыми цацками, шикарными шмотками и дорогим хрусталем. Денег не считала - "Жорж заработает!"

И Жора зарабатывал, лишь бы порадовать Музочку, которая вертела знаменитым супругом, как хотела. Заветную мечту Юматова о детях Муза в расчет не принимала. Боясь, что беременность совпадет с возможным приглашением на хорошую роль, делала аборты. В очередной раз, будучи на четвертом месяце, она обратилась к частной повитухе. Когда Юматов примчался со съемок и через подруг выяснил адрес, было уже поздно. "Поздний аборт" навсегда лишил Музу возможности иметь детей.

Водка, съемка и вода

ВСЕНАРОДНАЯ слава имела оборотную сторону. Каждый встречный считал своим долгом "хряпнуть с Жоркой по стакану!". А у самого Юматова причин заливать горе тоже было предостаточно. После того как в железном тазу, полном крови, он увидел то, что осталось от ребенка, Георгий не развелся с супругой, но несколько лет они жили врозь. Тут-то профессиональная болезнь русских актеров проявилась в полной мере. Работа шла от запоя до запоя. Режиссеры молились, чтобы съемки пришлись на "зашитый" период.

А Юматов жил на отрыв, сжигая себя без оглядки в романах с женщинами и драках с их мужьями. В любой компании он был центром. Режиссер Юнгвальд-Хилькевич, у которого актер снимался в фильмах "Опасные гастроли" и "Внимание, цунами!", вспоминал, что Юматов никогда не рисовался, как многие актеры, но в нем было столько мужского обаяния, что женщины просто не давали ему прохода. А мужчин восхищало его поведение в экстремальных ситуациях.

Фильм "Внимание, цунами!". В бухте Шамора под Владивостоком снимается эпизод на лодке. Вдруг рвется веревка, и лодку с тремя людьми (Юматовым, оператором и ассистентом) начинает сносить в открытое море. Группа суетится на берегу, в моторке нет бензина. А штормовой ветер все сильнее. Юматов выгребает веслом, ассистент "хлопушкой". И тут, как вспоминает оператор Полынников, надпись "Внимание, цунами!" слетает в воду, а на хлопушке остается название предыдущего фильма - "Опасные гастроли". Матерясь и налегая на весло, Юматов мрачно пошутил: "Давай снимай последний кадр! Мне ж сегодня заслуженного дали, а я даже выпить не успел!" И начал учить своих "сухопутных" пассажиров, что нужно делать, если лодка перевернется. Слава богу, обошлось.

Фильмы его жизни

НЕСМОТРЯ на долгую разлуку и многочисленные романы Музы и Жоры, их тянуло друг к другу. Похоже, что флотский паренек и домашняя девочка встретились когда-то не случайно и любовь их была настоящей. А тут подошло время покупать квартиру в актерском кооперативе рядом со станцией метро "Аэропорт".

Так или иначе, но Юматов и Крепкогорская снова стали жить одним домом. В новых просторных апартаментах Музина страсть к приобретению развернулась с удвоенной силой. Вместе с соседкой, актрисой Аллой Ларионовой, она прочесывала московские комиссионки. Не будучи хорошей хозяйкой, Муза обожала устраивать вечеринки, поражая гостей новыми покупками вроде огромной, обитой кожей кровати.

А гости тусовались в доме постоянно. На каждый праздник - компания. Юматов бесился, когда Муза посылала его за блатными продуктовыми заказами к Соколову, директору Елисеевского, но послушно шел за икрой и колбасой.

В то время бывали у них и Марина Влади с Высоцким. С ним Жора подружился на "Опасных гастролях" и благодаря этой дружбе сыграл одну из лучших своих ролей. Когда Геннадий Полока начинал снимать приключенческий детектив "Один из нас", на главную роль советского разведчика он пригласил Высоцкого. Но высшие чины КГБ не утвердили актера. И тогда тот сам привел к режиссеру Юматова.

До сих пор фильм "Один из нас" (1971) производит удивительно двойственное впечатление. Это одновременно и приключенческое кино "на полном серьезе", и лихая пародия на стандартные военные детективы с полным набором вредителей, шпионов, оступившихся комсомолок, роковых женщин и мудрых чекистов. Роль кавалериста Бирюкова, оказавшегося на передовой "невидимого фронта", потребовала от Юматова не только умения скакать, стрелять, драться, петь, танцевать, но и настоящего мужества.

Машина, в которой Юматов, Полока и Крепкогорская ехали из аэропорта, попала в аварию. Диагноз у Жоры - трещина в позвоночнике. Врачи заковали его в корсет и прописали два месяца строгого постельного режима. Фильм оказался под угрозой закрытия. И тогда Юматов стал сниматься в корсете! Из-за напряженного кровообращения у него стало очень быстро высыхать лицо, и режиссер боялся, что к концу съемок актера нельзя будет узнать. К счастью, организм справился, но всю оставшуюся жизнь Юматов вынужден был спать на досках.

В том же году на экраны вышел один из лучших фильмов отечественного кинематографа - "Офицеры". Редкий воинский праздник обходится сегодня без показа этой замечательной картины Владимира Рогового. Георгий Юматов и Василий Лановой сыграли не просто друзей-офицеров, прошедших через многие войны и испытания. Они воплотили на экране нашу общую мечту о том, каким должен быть настоящий защитник страны, настоящий российский офицер.

Невзошедшее солнце Юматова

БОРЬБА с зеленым змием шла с переменным успехом. Встречи с друзьями кончались жуткими недельными запоями, после которых Юматова находили то в ялтинском вытрезвителе, то в питерской психушке. "Невская дурка" поминала актера добрым словом. Оклемавшись, он наладил там поставки с базы качественных продуктов (сам ездил договариваться), а заодно починил проводку и утюги, провел в палаты радио. Медсестры в нем души не чаяли.

Зеленый змий время от времени ослаблял свою хватку. Юматов "завязывал", "зашивался" и активно снимался. Но змий на то и змий, чтобы нанести свой подлый удар в самый неподходящий момент.

На роль красноармейца Сухова в фильме "Белое солнце пустыни" режиссер Мотыль утвердил Юматова без проб, но жестко предупредил: "Запьешь - отберу роль!" Юматов придумал весь образ: выгоревшая гимнастерка, лихо заломленная фуражка, присказка "Это точно!"? Но перед самыми съемками разбился его друг, режиссер Курихин, на машине, которую "выбивал" для него сам Юматов. На похоронах и поминках Жора продержался. Но вечером один из приятелей, наливая стакан, сказал: "А ведь если бы не ты со своей машиной, Курихин был бы жив!" И тут Юматов не выдержал, развязал.

"Доброжелатели" не преминули доложить Мотылю, и тот, резонно опасаясь за судьбу фильма, пошел на принцип. Потеряв роль, на которую возлагалось столько надежд, Юматов страшно избил приятеля-провокатора и ушел в жуткий глухой запой.

Ружье стреляет в последнем акте

ЮМАТОВ был увлеченным охотником и страстным собачником. Когда-то на войне собака спасла ему жизнь. Пес бросился в воду, Жора следом, и тут корабль накрыло бомбой. С тех пор Юматов обожал собак, возился с ними, подкармливал, пристраивал дворняг друзьям и знакомым.

В конце восьмидесятых после отшумевшего успеха фильмов "Петровка, 38" и "Огарева, 6" с работой стало совсем туго. Из Театра киноактера и его, и супругу "вежливо ушли". Скромные достижения тех смутных лет - пенсия по военной инвалидности и президентская премия.

Но в 1994-м Юматов вдруг снова оказался "у всех на устах". Схоронив любимую дворнягу Фросю, Жора пригласил домой сторожа, помогавшего ее зарыть. Выпили, помянули. Что сказал Юматову 33-летний азербайджанец, неизвестно. Только артист сорвал со стены ружье и выстрелил в упор.

В "Матросской Тишине" Юматов отсидел около двух месяцев при полном обожании всего персонала и охраны. А в это время адвокат доказывал "необходимую оборону", друзья нажимали на все рычаги, включая обращение в правительство и обработку родственников жертвы. В результате Юматов вернулся домой, попав под амнистию к 50-летию Победы.

После тюрьмы он продержался чуть больше двух лет. Врачи обнаружили аневризму брюшной аорты, и Юматов лег на тяжелейшую операцию. Когда через год снова открылось кровотечение, от повторной операции отказались. Бесполезно. 4 октября 1997 года Георгия Юматова не стало.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество