aif.ru counter
19.09.2002 00:00
31

Укрощение атомного дьявола

АиФ Долгожитель № 6 19/09/2002

До ядерного взрыва оставалось 28 часов. С окончанием последних операций, подчиняясь правилам взрывных работ, Берия и Курчатов покинули эпицентр. В лучах восходящего солнца, пробивавшегося сквозь редкие облака, на просторах степной чаши здесь и там были видны подопытные животные: лошади, коровы... - жертвы предстоящего испытания. К искусственному водоему в центре чаши слетелись птицы. Скоро они превратятся в пар, ионизируются вместе с водоемом и рассеются по степи...

В августе 1949 года Земля содрогнулась от ужаса. Грозный атомный "гриб" вырос в степях Казахстана. Мир вступил в тревожную эпоху "холодной войны".

"А если бы бомба не взорвалась?" - с этого вопроса началась наша беседа с лауреатом Ленинской и ряда зарубежных научных премий, непосредственным участником создания первого атомного проекта, академиком Виталием ГОЛЬДАНСКИМ.

Берия готовил расстрелы

- На провал наши физики и военные просто не имели права. Последствия трудно представить. Взрыв в Семипалатинске ознаменовал первый шаг к установлению ядерного паритета между США и СССР. Кроме того, в одной из своих статей я с полным правом написал: "Атомный взрыв спас советскую физику".

- То есть?

- Об этом до сих пор довольно мало сказано. Задолго до семипалатинского взрыва наши ведущие академические ученые подвергались целенаправленной травле со стороны группы физиков и химиков МГУ, сплотившихся вокруг одной из наиболее одиозных фигур тогдашнего физфака Н. С. Акулова. Акулов - это второй Лысенко. Я убежден, что в случае неудачи ядерного испытания большая часть ученых команды Курчатова была бы репрессирована. Заменить их хотели ниспровергателями из МГУ. Понятно, что отечественная физика была бы отброшена далеко назад. Точнее, могла пойти вообще в неправильном направлении. Берия как-то спросил у Курчатова: "А не провести ли совещание по разгрому физиков-идеалистов?" На что тот ответил: "Тогда нашу "лавочку" вы можете закрывать".

У Берии был список, согласно которому, если кому-то в случае провала проекта, скажем, грозил расстрел - то в случае удачи вручали Золотую звезду Героя, если лет 20 тюрьмы - орден Ленина и т. д. Курчатову и Харитону грозил расстрел, Гольданскому - лагеря.

Охота за ураном

- Виталий Иосифович, ученые в секретных лабораториях, типа "Арзамас-16", на долгие годы оставались для "широкой публики" загадкой. И все-таки в последнее время слишком много разговоров вокруг известного проекта. В обилии публикаций много разногласий. Злые языки утверждают, что проект "своровали" у американцев. То есть скопировали известный "Манхэттенский". Не без активного участия разведки.

- О, куда вы клоните. Вопрос не в бровь, а в глаз. Давайте разберемся. Действительно, в последние годы стало известно, что важные сведения для производства атомной бомбы были добыты разведкой. Этого нельзя отрицать. Мне недавно предстояла двухмесячная поездка в Америку. Наряду с докладами по своим работам, я выступал, в частности, на одном из семинаров с докладом, который так и назвал "Наука и разведка".

Сейчас доподлинно известно - разведка сыграла значительную, но отнюдь не решающую роль. Информацию от разных источников мы начали получать с сентября 1941 года. Еще тогда наш резидент в Англии Горский плотно работал с Дональдом Маклином, известным кембриджским ученым, завербованным нами еще в 1934 году. И Клаусом Фуксом, видным немецким физиком, эмигрировавшим в Англию. Фукс с 1943-го по 1946 год работал в США над "Манхэттенским проектом". Понимая весь ужас "холодной войны", он активно нам помогал. Передавал ценную информацию, не требуя взамен денег. Он боялся, что Гитлер первым взорвет атомную бомбу.

Кроме того, американцы в порыве эйфории выпустили книгу "Атомная энергия для военных целей", в которой раскрывались многие тайны. И это - в конце 1945 года, спустя десять дней после атомного взрыва в Хиросиме. Она даже не была засекречена в США. Безусловно, глупо было бы не воспользоваться таким подарком. Что мы и сделали.

В шутку наш объект, где велись разработки, по аналогии с Лос-Аламосом "оружейники" окрестили "Лос-Арзамас". Хотя мы, даже между собой опасались произносить вслух название объекта. В те времена можно было за это серьезно пострадать. "Атомные" ученые в то время проходили жесточайший отбор, их передвижения были строго ограничены. А работали действительно на износ.

Начиная с 1939 года - задолго до создания американцами ядерного оружия - наши ученые включились в активные исследования проекта цепной реакции деления урана и еще в тридцатые годы сделали ряд выдающихся открытий. Основополагающее значение имело открытие и объяснение разветвленных цепных химических реакций академиком Н. Н. Семеновым и его учениками в 1926-34-м годах. А в 1940 г. на осенней сессии Академии наук И. В. Курчатов сделал доклад о реальной возможности цепной реакции, высвобождающей колоссальную энергию атомных ядер. Ученые пробовали обратиться в правительство с предложением о выделении средств на "урановую бомбу", как ее тогда называли. Планы изменила война... И. В. Курчатов уехал в Крым, где вместе с А. П. Александровым работал над системами защиты кораблей от магнитных мин.

Бомба в боковом кармане

- Вернулись к проблеме спустя два года. Помимо донесений разведчиков внимание привлекла записная книжка немецкого офицера, убитого под Таганрогом. В блокноте обнаружили записи, свидетельствующие об интересе немцев к урану. А лейтенант - позднее академик - Г. Н. Флеров, обратился лично с письмом к Сталину, где настаивал на скорейшем возобновлении работ. Это был весьма смелый поступок ученого, которому тогда не было и тридцати лет.

- Неужели он убедил вождя?

- Мне трудно судить. Но в ноябре 1942 г. Сталин пригласил в Кремль академиков: А. Ф. Иоффе, П. Л. Капицу, В. Г. Хлопина и В. И. Вернадского. Он попросил их высказать свою точку зрения о полученной информации. Доводы ученых Сталина убедили. Он понял, что необходимо форсировать события.

- Почему выбор пал на Курчатова? Ведь обсуждались многие кандидатуры. В том числе П. Л. Капица и А. Ф. Иоффе.

- Сталин выразил мнение, что возглавить работы должен более молодой и менее известный ученый.

Курчатов устраивает представление

- Сталин полностью доверял Курчатову?

- Думаю, да. Только Курчатов имел исключительное право пользоваться всеми донесениями разведчиков. Его информировали напрямую. Без лишних проволочек. Кроме того, по настоятельной просьбе Курчатова руководителем проекта назначили Берию, в распоряжении которого находились сотни тысяч узников ГУЛАГа. Ему беспрекословно подчинялись все министры.

- Как складывались отношения ученых с Берией?

- Над учеными висел дамоклов меч. Как-то на одном из совещаний Берия поинтересовался у генерала Павлова: "Ну как, Николай Иванович? Не устраивает ли нам Курчатов представление?"

Хорошо была известна ненависть Берии к П. Л. Капице. Говорят, Берия оказывал знаки внимания его супруге, но она не отвечала взаимностью. С 1946 г. великий ученый находился фактически под домашним арестом.

Отдельно хочу сказать об академике Николае Николаевиче Семенове, лауреате Нобелевской премии, основателе Института химической физики. Научные достижения его общеизвестны. Семенов проделал колоссальную работу вместе с академиком М. А. Садовским по подготовке полигона в Семипалатинске к испытаниям. Но его давняя дружба с Капицей Берию явно не устраивала.

Однажды, несмотря на указания НКВД прекратить всяческое общение с Капицей, Николай Николаевич дерзнул с ним встретиться. Берии об этом доложили. Наступило лето, десятки сотрудников нашего института отправили в страну "Лимонию", так у нас окрестили Семипалатинский полигон. Но Семенов почему-то остался в Москве. По указанию Берии он не был допущен на первый испытательный взрыв. Более того, особисты запретили сотрудникам ИХФ по возвращении что-либо рассказывать об испытаниях своему директору. Большего унижения для него нельзя было придумать.

Из сообщения ТАСС

"Президент США Трумэн объявил, что по данным правительства США, 29 августа 1949 г. СССР произвел атомный взрыв. Аналогичное заявление было сделано английскими и канадскими руководителями. Появились многочисленные высказывания, сеющие тревогу в широких общественных кругах.

В связи с этим ТАСС уполномочен заявить следующее. В Советском Союзе, как известно, ведутся строительные работы больших масштабов - гидростанций, шахт, каналов, дорог, которые вызывают необходимость больших взрывных работ с применением новейших технических средств.

Что же касается производства атомной энергии, то ТАСС считает необходимым напомнить о том, что еще министр иностранных дел СССР В. М. Молотов давно сделал заявление относительно секрета атомной бомбы, сказав, что этого секрета не существует. В арсенале СССР давно есть атомное оружие".

Из воспоминаний академика ГОЛОВИНА:

- Столб взрыва клубился и уходил в стратосферу. К командному пункту приблизилась ударная волна, ясно видимая на траве. Курчатов бросился навстречу ей. За ним рванулся Флеров, схватил его за руку, насильно увлек в каземат и закрыл дверь.

Берия обнял Курчатова со словами: "Было бы большое несчастье, если б не вышло". Ученые прекрасно понимали, какую кровавую баню устроил бы им Лаврентий Павлович.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество