677

Конфликт

«АиФ. Здоровье» № 35-36 01/09/2005

К нам поступило письмо пациентов, проходивших лечение в Институте глазных болезней им. Гельмгольца у доктора медицинских наук, врача-офтальмолога А. И. МУХИ. Они очень обеспокоены тем, что кабинет А. И. Мухи закрыт, и считают, что это попирает права российских граждан на оказание медицинской помощи и лишает их возможности сохранить зрение. Мы обратились к руководству института с просьбой разъяснить ситуацию. Сегодня мы публикуем оба письма, а также интервью с А. И. Мухой. У каждой стороны свои этические и юридические аргументы, мы не судебная инстанция и не имеем права ставить точку в этом споре. Однако мы не можем оставить без внимания просьбу людей, нуждающихся в помощи. Методика лечения, практикуемая А. И. Мухой, показалась нам интересной, поэтому мы решили написать о ней подробнее. Это поможет читателям лучше понять предмет спора.

Мы надеемся, что приемлемый для обеих сторон выход из ситуации будет найден и методика, которая помогла не одному человеку, еще послужит людям.

Редакция "АиФ. Здоровье"

"Нас лишают зрения"

МЫ, 87 ПАЦИЕНТОВ кабинета гемокомпонентной терапии Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца, обращаемся с просьбой помочь нам защитить наше конституционное право на медицинскую помощь.

В течение длительного времени (некоторые из нас - уже несколько лет) мы находимся на амбулаторном лечении в указанном кабинете у врача Александра Ивановича МУХИ по поводу сосудистых заболеваний глазного дна. В 1994 г. А. И. Муха (доктор медицинских наук, врач-офтальмолог высшей категории, главный научный сотрудник Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца) разработал новый оригинальный метод диагностики и лечения сосудистых заболеваний глазного дна, основанный на использовании потенциальных возможностей тромбоцитов больного. Им получено 10 патентов на изобретение. В 1996 г. институтом было получено разрешение на эксплуатацию кабинета гемокомпонентной терапии. Каждый из нас был направлен на лечение в этот кабинет из поликлиники указанного института, после того как лечение в поликлинике, как и в прежних медицинских учреждениях, не дало положительных результатов и состояние зрения ухудшалось. Данный метод предполагает повторение курса лечения 1-3 раза в год.

Примерно в марте с. г. по распоряжению директора института В. В. Нероева врачам было запрещено направлять больных, страдающих сосудистыми заболеваниями глазного дна, на лечение к врачу А. И. Мухе. В мае кабинет был закрыт без каких-либо обоснований. Эти действия администрации института нарушают права врача, а также наше право на спасительную медицинскую помощь. О значении этой помощи для нас свидетельствуют наши письменные обращения к А. И. Мухе с просьбой продолжить лечение. Вот мнение некоторых больных.

Приходченко Иван Максимович, 67 лет: "Многоуважаемый Александр Иванович! В ваш институт я был направлен 83-й клинической больницей, где не смогли мне помочь. В период госпитализации в вашем институте меня направили к вам с напутствием, что вы моя последняя надежда. И вам удалось помочь мне. Не откажите мне в дальнейшем лечении".

Соколинская Наталья Викторовна, 28 лет: "Бесчисленные кровоизлияния в оба глаза привели к полной потере зрения правого глаза. Тотальная лазеркоагуляция сетчатки ситуацию не улучшила. Благодаря регулярному лечению у вас, Александр Иванович, зрение на левом глазу повысилось до 0,8-1,0. Считаю преступлением закрытие перспективного направления лечения столь тяжелых глазных заболеваний".

Старостина Людмила Львовна, 52 года: "Уважаемый Александр Иванович! Как мне разъяснили в администрации института, я не могу более направляться к вам на лечение. Это подтвердил сам господин Нероев при его консультации. Однако предложил госпитализироваться в его отделение (предложенное им лечение не помогло мне и 7 лет назад; на фоне этого лечения зрение снизилось до 0,1-0,2). Благодаря вашему методу лечения зрение у меня повысилось до 0,6-0,8..."

Директор института д. м. н., профессор В. В. НЕРОЕВ, несомненно, знает, что лишение нас возможности продолжать лечение может повлечь ухудшение зрения либо даже необратимую его потерю многих из нас.

В связи с вышеизложенным мы, 87 пациентов кабинета гемокомпонентной терапии Института глазных болезней им. Гельмгольца, требуем: 1. Восстановить в полном объеме метод лечения и диагностики, разработанный д. м. н. Мухой А. И. 2. Регламентировать участие д. м. н. Мухи А. И. в консультативных приемах. 3. Адекватно оценить действия директора МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца В. В. Нероева и иных лиц администрации данного института.

Н. В. Соколинская, В. Б. Аскеров, И. М. Приходченко, Л. И. Фомина, Э. М. Хачикян, В. В. Вертинская и другие

"Права граждан не нарушены, а защищены"

МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца является государственным учреждением, и администрация института обязана обеспечивать качество и безопасность лечения больных и несет полную юридическую ответственность за лечебно-диагностический процесс. Работа по гемокомпонентной терапии приостановлена администрацией института в связи с использованием д. м. н. А. И. МУХОЙ неутвержденных и неперерегистрированных методик, а также грубым нарушением санитарно-эпидемиологического режима, что представляет потенциальную опасность для пациентов, противоречит законодательству РФ и влечет за собой уголовную ответственность.

В связи с приказом МЗ и соц. развития N 346 и письмом Федеральной службы РОСЗДРАВНАДЗОРа за N 01И-1001//05 МНИИ ГБ им. Гельмгольца проводит работу по анализу используемых медицинских технологий с целью решения вопроса по анализу целесообразности их перерегистрации в связи с истечением срока действия.

Метод лечения, предложенный А. И. Мухой, отраженный в методических рекомендациях "Технология получения аутоплазмы (АПА) и лечение с помощью АПА больных с сосудистой патологией глазного дна", был утвержден МЗ РФ в 1997 году, однако за 9 лет не был внедрен ни в одном медицинском учреждении страны. Применение этого метода самим разработчиком в течение продолжительного времени не дало убедительного подтверждения его преимущества перед другими современными методами лечения, а эффективность метода лечения нельзя оценивать по субъективным ощущениям некоторых больных. Кроме того, экспертное заключение от 21.07.05 г., полученное в Гематологическом научном центре РАМН, содержит информацию о невозможности применения для парентерального введения препарата тромбина, предназначенного для наружного применения и лабораторных целей (что практикуется авторами данной технологии).

Из Гематологического научного центра РФ и Научно-исследовательского центра профилактической медицины получены отрицательные рецензии и на другие методологические рекомендации, разработанные тем же автором. В рецензиях содержится вывод, что методические рекомендации не могут быть использованы в медицинской практике. Однако А. И. Муха необоснованно проводит лечение, направленное на изменение состояния свертывающей системы крови, что представляет опасность для здоровья больных (а среди них пациенты с гипертонической болезнью, перенесшие инфаркт и инсульт). Можно привести немало примеров у нас в стране, когда халатность врачей, несоблюдение ими установленных санитарных эпидемиологических норм приводили к большим проблемам (заражения СПИДом, гепатитом и др.).

Важно подчеркнуть, что наряду с ранее утвержденными технологиями в своей работе автор, не информируя руководство, использовал модифицированные и новые методики без проведения необходимых исследований и соответствующего утверждения в установленном порядке для получения разрешения на их применение в клинике. По существу, им проводились недопустимые "эксперименты" на людях. Доказательная база эффективности этих методов отсутствует.

В администрацию института неоднократно обращалась руководитель подразделения, в котором работает А. И. Муха (профессор Н. Б. Чеснокова), с жалобами на игнорирование им замечаний и распоряжений, касающихся как научной, так и лечебной деятельности. В связи с этим на А. И. Муху неоднократно налагались дисциплинарные взыскания, при этом Государственной инспекцией труда г. Москвы нарушений трудового законодательства администрацией института в отношении А. И. Мухи выявлено не было.

Никому из пациентов в лечении в условиях института не только не было отказано, но и предложено лечение в специализированном отделе патологии сетчатки и зрительного нерва, сотрудники которого имеют высокую квалификацию, отдел прекрасно оснащен и располагает большими возможностями лечения подобных заболеваний.

В связи с вышеизложенным полагаем, что права граждан были не нарушены, а защищены, т. к. применение неразрешенных методов лечения да еще в несоответствующих условиях могло нанести вред здоровью пациентов, чего администрация института допустить не имеет права.

Профессор В. В. НЕРОЕВ - директор Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца; заслуженный врач РФ Л. И. ИВАНОВА - заместитель директора по лечебной работе; профессор Л. А. КАТАРГИНА - заместитель директора по научной работе; профессор Н. Б. ЧЕСНОКОВА - руководитель отделения патофизиологии и биохимии

Моя кровь - мое лекарство

В Московском НИИ глазных болезней им. Гельмгольца в течение почти 10 лет врач-офтальмолог Александр Иванович МУХА практиковал свою уникальную методику помощи людям, практически лишившимся зрения. В чем ее суть и при каких болезнях она помогает?

История болезни

- ПО РОДУ своей деятельности я много читаю, перевожу, - рассказывает Л. П. Фомина. - Несколько лет назад стала замечать, что мелкий шрифт вижу все хуже и хуже. Из-за постоянной занятости сходить в поликлинику было некогда, и попала к врачу только через два года. Диагноз "дистрофия сетчатки" меня не очень напугал. Поняла только, что сетчатка стала тонкая, слабая, но, к каким последствиям это может привести, тогда не представляла. Вопросу врача "Оформлена ли у меня инвалидность?" была очень удивлена и сказала, что она мне не нужна, мне надо работать... Врач все же посоветовал искать хорошего невролога и специалиста по сосудам. Я стала принимать витамины, препараты черники. Состояние ухудшалось. Однажды я поняла, что не могу читать, потому что все буквы слипались, набегали друг на друга. Проснувшись утром, я не увидела лиц своих родных, только темные контуры. И вот только тогда, когда меня как будто обухом по голове ударили, я пошла в НИИ глазных болезней им. Гельмгольца. Мне назначили лечение травами, делали специальные уколы и многое другое, каждую неделю проверяли зрение, но ситуация заметно не улучшалась. И тогда лечащий врач посоветовала мне обратиться к Александру Ивановичу Мухе, который работал в том же институте. Первое, что сделал Александр Иванович, - взял у меня анализ крови, чего до этого ни один офтальмолог не делал. Оказалось, что с кровью у меня что-то не в порядке. Два с половиной месяца меня лечили специальной диетой (кунжут, бананы, настойка софоры и т.д.), потом я сдала кровь, и выяснилось, что можно начинать лечение методом Александра Ивановича. 3 недели шел курс лечения, потом еще один. Вы знаете, что я почувствовала, когда увидела не темные пятна, а лица врача и медсестры... Наверное, надо это пережить, чтобы понять мои чувства...

Противоречивые тромбоциты

ЕЩЕ в 1961 году американская исследовательница Ширли Джонсон установила, что тромбоциты, содержащиеся в нашей крови, являются основными "кормильцами" кровеносных сосудов, а в случае их повреждения восстанавливают их структуру. Тромбоциты содержат почти все известные на сегодняшний день ферменты и более 50 биологически активных веществ. Что интересно, многие из этих активных веществ обладают прямо противоположным действием - повышают и снижают кровоточивость, стимулируют и резко угнетают рассасывание кровоизлияний, запускают агрегацию (необратимое слипание тромбоцитов) и припятствуют ей. В зависимости от ситуации работают те или иные вещества. Предположим, произошло ранение, возникло кровоизлияние, тромбоциты выбрасывают вещества и того, и другого действия. Используются же те из них, которые образуют тромб - затычку, чтобы остановить кровь. Другие, которые, наоборот, рассасывают тромбы, за ненадобностью в данном случае уносятся током крови подальше от очага поражения.

Сотрудник Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца офтальмолог Александр Иванович Муха решил использовать эти отдельные свойства тромбоцитов, чтобы рассасывать кровоизлияния, которые у многих больных с сосудистой патологией глазного дна часто становятся непреодолимой проблемой и приводят к прогрессирующему, необратимому и резкому снижению остроты зрения и появлению обширных дефектов в поле зрения (пелена, нечеткость изображения, черные пятна и т. д.). Применяемые в этих ситуациях традиционные лекарственные кровеостанавливающие, рассасывающие средства и лазерное воздействие на сетчатку зачастую не помогают, и у людей развиваются повторные кровоизлияния.

Александр Иванович разработал новую биотехнологию лечения сосудистых заболеваний глазного дна, которая основана на использовании крови самого пациента. У больного забирается небольшое количество крови - 10 мл, а далее из ее плазмы выделяются только те биологические вещества, которые способствуют рассасыванию тромбов. Затем они с помощью инъекций вновь вводятся в организм. Курс лечения обычно составляет 10-12 инъекций в область глазницы и в мышцы в течение 2-3 недель. При многих сосудистых заболеваниях курсы приходится повторять 1-3 раза в год.

Мы вводим в организм не чужеродное вещество, а его же собственное

- ЭТИ аутопрепараты, полученные из крови самого больного, - рассказывает Александр Иванович, - обладают кровеостанавливающим, противоотечным действием, а также улучшают микроциркуляцию крови во внутренних оболочках глаза. Мы вводим в организм не чужеродное для него вещество, а его же собственное, только преобразованное. Клинические испытания активированной плазмы показали быстрое рассасывание кровоизлияний на глазном дне, уменьшение отека сетчатки, значительное снижение количества дефектов в поле зрения и существенное повышение остроты зрения. Активированная аутоплазма оказалась более эффективной, чем обширный арсенал фармакологических средств, используемых при диабетической ретинопатии, осложненной близорукости высокой степени, посттромботической ретинопатии, неоднократных кровоизлияниях во внутренние оболочки глаза, центральной хориоретинальной дистрофии. В Институте глазных болезней им. Гельмгольца с 1996 года действовал кабинет гемокомпонентной терапии, где нам удалось улучшить зрение многим людям, страдающим сосудистой патологией глазного дна. В результате лечения аутоплазмой зрение поднимается в зависимости от тяжести заболевания в среднем на 0,2-0,4. При многих заболеваниях надо следить и за вторым глазом, чтобы потеря зрения не коснулась его.

Важно, что побочных действий от применения активированной аутоплазмы не было отмечено. Противопоказаниями к ее использованию могут быть все воспалительные заболевания века, при условии, что укол делается в область глаза (парабульбарно).

Неэффективна эта методика может быть при тромбоцитопатии. При этом заболевании отеки и кровоизлияния появляются без видимых причин и не поддаются современным фармацевтическим методам лечения. Тромбоциты теряют способность слипаться и затыкать собой прорехи в кровеносном русле. Если человека не лечить от тромбоцитопатии, то заболевание со временем перейдет в такую форму, которая будет выражаться в трудноостанавливаемых носовых, маточных и других кровотечениях, тело может покрыться "звездочками" (внутрикожные кровоизлияния). При тромбоцитопатии лечение аутоплазмой может быть бесполезно: кровоизлияние рассосется, но ненадолго, поскольку тромбоциты потеряли свою способность останавливать кровотечения. Поэтому сначала надо восстановить способность тромбоцитов создавать тромбы.

Как делают активированную плазму

1. Берут 10 миллилитров крови из вены.

2. Кровь на центрифуге разделяют на плазму и эритроциты (красные кровяные клетки).

3. Добавляют в плазму препарат АТФ, который превращается в АДФ и активирует тромбоциты. Они слипаются, и их скопления становятся похожи на хлопья, плавающие в плазме.

4. Плазму центрифугируют, и хлопья с тромбоцитами оседают на дне пробирки, а вверху остается активированная аутоплазма.

5. Активированную плазму с помощью шприца вводят пациенту.

Юлия ЭКАРЕВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы