aif.ru counter
56

Валерий ГАРКАЛИН: "Живу без спортивных истязаний"

«АиФ. Здоровье» № 15 14/04/2005

Один из самых ярких актеров нашего времени Валерий ГАРКАЛИН - "чертик из коробочки", хамелеон-перевертыш, истинный лицедей. А еще он замечательный, очень славный человек - открытый и добрый, невероятно дружелюбный и веселый.

- Скажи, пожалуйста, навскидку: какое потрясение в твоей жизни было самым сильным?

- Когда я впервые поднялся в воздух на самолете! И до сих пор всякий раз, когда взлетаю, переживаю глубочайший стресс!

- Да, я от многих слышала, что они боятся летать. А почему? Теракты влияют или что?

- Теракты тоже, конечно, само собой разумеется, подливают масла в огонь, но плюс еще и уровень нашей всевозможной техники... А сейчас же стало модным как можно скорее показывать по телевизору все, что стряслось в небе и на земле. И ты можешь все это видеть и наблюдать со всеми ужасными подробностями. И каждый раз ты, хочешь того или не хочешь, ставишь себя на место тех, кому не повезло оказаться ТАМ в эту самую секунду, в этот "момент истины"... Но дело даже не в этом, я вообще считаю себя человеком, приближенным к земле, к природе. Мне кажется, что все, что находится над землей, уже не является достоянием самой земли. А когда ты являешься просто винтиком в руках неизвестного, это ощущение не из приятных.

Но, с другой стороны, я, честно говоря, плохо понимаю, что такое стресс. Да, у меня может быть плохое настроение или я могу расстроиться по поводу кого-то, кто совершил по отношению ко мне нечто неприглядное. Но можно ли это назвать стрессом? Вряд ли. Потому что, как только такое происходит, я сразу же начинаю... прощать этого человека, своего обидчика. И мало того, я прошу кого-то там, вверху, сделать так, чтобы я смог простить. И когда я это делаю, то испытываю облегчение и настроение, в общем-то, улучшается. Конечно, я могу находиться в какой-то панике, как вот сейчас, когда готовится к выходу спектакль, в котором мне в очередной раз нужно доказывать, что я "не верблюд". Вот здесь бывают какие-то потрясения - когда ты не помнишь текст, не знаешь, куда идти на сцене. Но тут надо взять себя в руки, зная, что другого выхода нет, выйти на сцену и говорить текст, которого пока еще не знаешь, тогда и стресс уходит.

- Перед началом интервью я слушала, как ты согласовываешь с агентом свой репертуар на полтора года вперед - до конца 2006-го! Спектакли почти каждый день, а отдыхать-то когда?

- Отдыхать? Ты знаешь, помню, по молодости лет мы вообще не отдыхали. Отдыхом была еще одна "халтура" или какие-нибудь подвернувшиеся съемки. Это уже с годами я стал понимать, что, если у меня в году нет двух недель полного безделья, тогда я плохо функционирую. Или если мне удается отдохнуть дней 10 где-то среди зимы, тогда у меня все идет достаточно ровно. А если этих 10 дней у меня нет, то работа не ладится, я устаю. Нет, отдыхать, конечно, надо. Но это просто из-за того, что я как бы нахожусь уже "в распаде", а не потому, что я этого хочу. Честно говоря, я хотел бы вообще не отдыхать! Но организм быстро изнашивается, ресурсов поступает все меньше и меньше, а... "позади Москва"!

- И что? Обращаться к врачам или бегать так, пока еще бегается?

- Я сам никогда не обращался к врачам так уж серьезно. Правда, был период, когда я бросил пить и стал резко худеть. Что-то такое со мной произошло, и, уступив настойчивым уговорам близких, я пошел обследоваться. У меня действительно была обнаружена... неприятная вещь, которая могла бы развиваться, если бы я продолжал пить и дальше. Но это перестало прогрессировать, и все пришло в норму. И с тех пор, собственно, я не делал больше такого широкого, глубокого анализа своего организма. Но это я и мой выбор. А вообще, есть закон, по которому мы все существуем, - так сказать, инстинкт выживания. Он у нас сильно развит, но говорят, что с годами он притупляется. Именно поэтому пожилые люди могут оказаться под колесами машины, когда бесстрашно бегут через какие-то сумасшедшие трассы. Человек думает, что успеет проскочить, а на самом деле он замедлен и еле двигается. То есть с возрастом появляются искажения в восприятии себя и окружающего пространства. Но у меня этот инстинкт пока не притуплен, я знаю, что правильно оцениваю свои возможности. Хотя, конечно, если организм станет подавать какие-то тревожные сигналы, я обязательно обращусь к врачам.

- А спортивными занятиями его укрепить не хочешь?

- Да нет, спортом я никогда не увлекался. Опять же, был период, где-то между 30 и 40 годами, когда я просто поддерживал свою физическую форму: подкачивался, отжимался от пола и т. д. Потом все эти упражнения стали носить для меня более тягостный характер... Потому что, повторяю - ты стареешь, "распад" очевиден, но ты стараешься как-то оттянуть этот момент, чтобы переход в иное качество был не резким, а плавным, незаметным для окружающих. Я предпринимал попытки ходить в спортзал и во время репетиционного периода, в разгар театрального сезона. Но помню, что после выхода из зала мне уже не хотелось ни сниматься, ни репетировать - ничего! Я понял, что это неправильно и в моей биографии мы обойдемся без спортивных истязаний!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы