aif.ru counter
239

Одна печень на двоих

«АиФ. Здоровье» № 28 07/07/1999

В Научном центре хирургии Российской академии медицинских наук впервые в мировой медицинской практике проведена родственная трансплантация печени у взрослых людей с одинаковой массой тела. Одна из сестер-близнецов спасла другую от неминуемой гибели.

Бунт против самого себя

У ЕЛЕНЫ и Ирины теперь одна печень поделена на двоих.

Год назад Елене поставили в Научном центре хирургии тяжелый диагноз - первичный билиарный цирроз печени. Он относится к аутоиммунным заболеваниям, при которых организм протестует против собственных тканей, борется с ними. В данном случае "чужеродными" оказались ткани желчных протоков печени. Заболевание долго "дремало", ничем не беспокоя женщину. Но двенадцать лет назад Елена родила сына. Как полагают специалисты, беременность спровоцировала аутоиммунный "бунт". Постепенно нарастая, он завершился циррозом. А цирроз, как известно, лечению не поддается. Есть лишь одно средство - пересадка печени. Елену включили в "лист ожидания"...

В начале нынешнего года ее снова привезли из Подмосковья в отделение трансплантации печени. В критическом состоянии. Количество билирубина в крови превышало все невероятные границы: 1500 единиц - при норме 17! Несколько переливаний крови, различные лекарства помогли ликвидировать анемию. Однако уровень билирубина так и не снизился. Функция печени практически прекратилась.

Банк донорских органов пуст

ЧТОБЫ яснее была логика дальнейшего развития событий, придется немного углубиться в проблему трансплантации печени. По признанию хирургов, это самое сложное из полостных вмешательств. Оно сопоставимо лишь с пересадкой комплекса "сердце - легкие". Тончайшая сеть сосудов соединяет печень с другими органами. Все природные связи должны быть полностью восстановлены в трансплантате, чтобы он не только сам функционировал нормально, но и обеспечивал полноценную деятельность сопряженных с ним органов.

Однако трансплантация не ограничивается собственно операцией. Она включает два обязательных этапа - подготовительную терапию и лечение после операции, предупреждающее реакцию отторжения. Поэтому руководитель отделения доктор медицинских наук Сергей Готье работает в тесной связке с терапевтом-гепатологом кандидатом медицинских наук Ольгой Цирульниковой. У него, основного оперирующего хирурга, есть четыре помощника: кандидат медицинских наук Андрей Филин, младшие научные сотрудники Дмитрий Семенов и Олег Труб, клинический ординатор Алексей Семенков. Плюс шесть анестезиологов во главе с доктором медицинских наук Владимиром Кожевниковым.

Опыт у отделения, в сравнении с мировой статистикой, пока более чем скромный: 33 трансплантации. За рубежом их сделано свыше 30 тысяч. Но наших хирургов отличают умелость рук, творческая жилка, неизбывный российский энтузиазм. Тем не менее есть на их пути камень преткновения - отсутствие донорских органов.

Этот вопрос вопросов отечественной трансплантологии до сих пор не удалось решить, хотя принят "Закон о трансплантации". Не преодолен тупик организационный, финансовый. И, что не менее существенно, психологический. Мы не готовы рассудочно и спокойно отнестись к использованию органов наших умерших родственников для спасения других жизней, как это принято во многих западных странах.

В наших клиниках дождаться донорских органов практически нет надежды, и очень многие больные выбывают из "листа ожидания"... естественным путем.

Выручают родственники

СИТУАЦИЯ вывела трансплантологов в другое русло работы - они отдали предпочтение родственным пересадкам у детей, используя живого донора. В последние годы неуклонно растет число маленьких пациентов с неизлечимыми заболеваниями печени. Дать им шанс на жизнь можно только заменой органа. Небольшой его фрагмент берут у генетически близкого родственника (матери, отца). Ткань печени обладает способностью самовосстанавливаться, поэтому у донора усеченный орган со временем обретает прежний объем. Фрагмент, пересаженный ребенку, довольно быстро вырастает до естественного размера печени, соответственно возрасту.

В Научном центре хирургии осуществлено двенадцать родственных трансплантаций у детей. После операции они активно растут и развиваются, наверстывая отставание, которое было обусловлено болезнью.

Но вернемся к Елене. Как ни бились врачи, переломить критическую ситуацию не смогли. Оставались, быть может, считанные недели, дни...

От мучительных дум о доме, о сыне Елену отвлекала веселая пятилетняя Юля, любимица всего отделения. Два года назад ей пересадили фрагмент печени мамы, и теперь обе приехали из Уфы на очередное контрольное обследование. Юлю удалось спасти, а где взять донора для Елены? Срочно. Да не любого, а подходящего - по группе крови, иммунологическим показателям, габаритам. И вдруг озарила мысль...

Елена ошеломила врачей вопросом: "Нельзя ли мне пересадить часть печени сестры?" О родственной пересадке никто не помышлял. Врачи даже не знали о существовании сестры. На следующий день приехала Ирина, сестра-близнец, уже с готовым решением - стать донором. Ира оказалась близнецом однояйцовым, то есть полной копией Елены по всем биологическим параметрам. Только на 15 минут старше.

Было над чем подумать хирургам и гепатологу. В мире нет прецедента, когда в трансплантации печени участвовали бы двое взрослых людей с одинаковой массой тела да еще близнецы.

Размер трансплантата обычно рассчитывается в соответствии с массой тела реципиента. Для родственной пересадки взрослому требуется фрагмент, объем которого не менее половины его природной печени. У донора также должно остаться не меньше половины органа. А если реципиент окажется крупнее донора? Тогда половины будет мало. Правда, в Гонконге берут в качестве трансплантата даже две трети печени. Но это - огромная, калечащая травма, а по сути - эксперимент на живых людях. Уповать можно только на счастливый случай. Российским трансплантологам он выпал.

Жертва или дар

ПРЕЖДЕ чем принять решение, Сергей Готье с коллегами тщательно анализировал ситуацию, оценивал разные варианты операции, возможной именно для донора. Он понимал: русскому характеру свойственна жертвенность. Но, принимая ее, трансплантолог не вправе рисковать жизнью и здоровьем дарующего. Поэтому было так много сомнений, раздумий, расчетов. И все-таки склонились в пользу операции. Очень весомым аргументом стала полная биологическая идентичность сестер. И, конечно, одинаковая масса тела: значит, можно брать половину печени - оптимально для обеих.

Трансплантация состоялась в марте. Длилась почти сутки: более чем по десять часов у донора и реципиента.

Редкая по стечению обстоятельств, она займет свое место в летописи не только отечественной трансплантологии.

Сейчас сестры уже не нуждаются в посторонней помощи, но находятся под наблюдением врачей. Ирина чувствует себя хорошо. У Елены тоже все в порядке: печень работает полноценно, билирубин в норме. Поскольку ей не грозит реакция отторжения, то не нужны и препараты для подавления иммунитета, всегда назначаемые таким пациентам пожизненно.

Какая у сестер перспектива? Врачи надеются, что благоприятная. При одном обязательном условии - воздержаться от беременности. Они смогут вернуться к работе операторами ЭВМ. Елена снова обретет счастье в семье. Ирина тоже будет радоваться жизни, сознавая, не без гордости, что исполнила свое предназначение.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы