aif.ru counter
72

..."Покойничек" перевел дух и продолжил тренировку

«АиФ. Здоровье» № 46 10/11/1999

Еще не так давно не то что писать - говорить вслух о травмах и профессиональных спортивных заболеваниях у нас было не принято. Тем впечатляюще выглядит статистика, которую ведут специалисты Центра спортивной и балетной травмы и реабилитации Минздрава России (ЦИТО). По их мнению, из каждых ста спортсменов, занимавших призовые места в крупнейших международных турнирах, 98 наряду с медалями соответствующего достоинства получали и тяжелейшие травмы: сложные переломы костей, разрывы мышечных тканей и сухожилий, хронические заболевания сердечно-сосудистой и нервной системы.

Вполне вероятно, что и оставшиеся два процента счастливчиков тоже заработали себе какую-нибудь патологию - просто через ЦИТО им пройти не довелось.

Соломинка для утопающих

БОЛЬШОЙ спорт, к сожалению, немыслим без травм. А сама спортивная травма - это совершенно особое дело, требующее специфического подхода. В специфику эту я вдаваться не стану: кому интересно, найдет более компетентный источник. Спортсмены же и тренеры знают обо всем этом сами. Убедились на собственной шкуре, что чем выше пик набранной формы, тем больший риск "сломаться". Причиной спортивной травмы может стать любая случайность. В этой связи замечу только: расхожее утверждение о том, что расплачивается-де всегда только спортсмен, - по меньшей мере спорно.

Сегодня все любители гимнастики боготворят длинноногую изящную красавицу Светлану Хоркину. Своими уникальными по сложности комбинациями, блеском исполнительского мастерства она который год очаровывает спортивный мир. На брусьях белгородский тренер Борис Васильевич Пилкин создал вообще маленький шедевр, с которым, начиная с чемпионата Европы-94, Света выиграла на этом снаряде все самые престижные соревнования, включая Олимпиаду-96 и - совсем недавно - чемпионат мира-99.

А знаете, почему именно брусья стали "коронным" снарядом Хоркиной? Ведь как она хороша, например, в тех же вольных? Уже давно врачи поставили Светлане неумолимый диагноз: нестабильность позвоночника. Так вот, в упражнениях на брусьях гимнастка практически все время работает в висе, в растяжке, что делает нагрузку на позвоночник более щадящей.

Постоянно возрастающая конкуренция, самолюбивое желание сохранить за собой роль примы и законодательцы моды на мировом гимнастическом помосте, все время подталкивают саму спортсменку и ее тренера к обновлению и усложнению комбинации. Пилкин придумывает для этого десятки и сотни подводящих упражнений и связок. Между тем, чтобы остановить расползание позвонков, Светлане необходима сложная хирургическая операция.

Она потребовала бы от Хоркиной оставить тренировки примерно на год, на что гимнастка согласиться не могла: в решающую фазу уже вступила подготовка к Олимпиаде-2000 в Сиднее. И пока она проводит кратковременные курсы лечения в ЦИТО вперемежку с тренировками, на которых используются все возможные меры страховки.

Конечно, это даже не полумера. Но таков - подчеркну - ее собственный выбор. Между прочим, за право готовить ученицу к прошлой Олимпиаде по индивидуальному плану ее личный тренер заплатил инфарктом. Когда я собирался уже уходить после нашего с ним разговора, милейший Борис Васильевич шепнул: "Ты уж не очень раздувай всю эту историю. Ведь не хочешь же, чтобы у меня второй инфаркт случился..."

В бой идут одни наркоманы

ЧИТАЯ о жизни Джека Лондона, наткнулся на вопрос: почему он полагал, что постоянно должен ходить как бы по краю, подвергать себя какой-то опасности? "Задумывались ли вы над тем, - писал Лондон, - почему люди занимаются прыжками в воду? Разве недостаточно того, что они умеют хорошо плавать? А им нужна высота, нужен риск".

Соотечественники писателя - американские исследователи - недавно нашли подтверждение его интуитивной догадке. Они определили и выделили специальный ген, который в клетках головного мозга регулирует адреналиновую зависимость. Ученые обозначили его как D4 Dr, именно этот ген провоцирует человека на риск, побуждает и подталкивает на поиск острых ощущений. Того, у кого D4 Dr не строго квадратной формы, а несколько продолговатый, вы непременно встретите среди гимнастов, прыгунов в воду или во всех ультрасовременных экстремальных видах спорта, набирающих сейчас на Западе стремительную популярность.

Может, наркотическая зависимость от адреналина постоянно толкает альпинистов на Эверест? Кто-то ищет на вершине планеты славы, кто-то - возможности испытать себя. Причем во что бы то ни стало и не останавливаясь ни перед чем: уже полторы сотни "восходителей" нашли там могилу.

Что же все-таки движет спортсменами - независимо от конфигурации открытого американцами гена? Ведь они делают это абсолютно сознательно, прекрасно зная и понимая правила жестокой игры под названием "большой спорт". В этом, похоже, все дело: для них спорт - не игра, а сама жизнь. То есть, разумеется, будет жизнь и после спорта, они о ней тоже думают, но реализоваться, добиться всего, чего хотели, страстно мечтают именно в этой, спортивной.

Падая на амбразуру, надень бронежилет

...МЫ сидим в кабинете основательницы Центра спортивной и балетной травмы Зои Сергеевны Мироновой, профессора, доктора медицинских наук. Вот уже 58 лет она неизменно приходит на помощь спортсменам при первой необходимости. Да и сам ее центр давно превратился в нечто вроде мини-МЧС от медицины: собранные здесь классные специалисты в своей работе чаще всего выступают в роли этаких футбольных чистильщиков.

- Но ведь случай с Хоркиной вряд ли можно считать типичным, - провоцирую я Зою Сергеевну. - В подобных ситуациях во внимание принимаются какие угодно соображения, но только не здоровье спортсмена.

- Знаю. Вот как-то прооперировала голеностоп одному известному футбольному форварду. Врывается ко мне Бесков: зачем ты это сделала, он мне послезавтра во как нужен! А теперь когда я его получу? - Через два месяца. - Проклятье!

- Все-таки вы не в "Спартаке", не в сборной при Константине Ивановиче работали, а и повыше... Вот там на вас пытались "наезжать"?

- Всякое бывало, я же на восьми олимпиадах главным травматологом советской делегации была. Вот в Токио, например, только самый нелюбопытный не знал о том, как Жаботинский жаждал выиграть у Власова. За три дня до старта у него разболелись плечи. Сделала блокаду, все как положено. На следующий день боль не отпускает. Гора-штангист прямиком несется к Николаю Романову, тогдашнему председателю Спорткомитета СССР. Миронова, дескать, за Власова болеет, а мне помочь специально не хочет, саботажница такая...

Ладно. Вечером накануне соревнований боли уже нет и в помине, в чем я с самого начала не сомневалась. Жаботинский требует: завтра обязательно со мной к помосту и чтобы от меня ни на шаг. С утра пораньше я намеренно с конниками уехала подальше от Токио. Когда вернулась, сияющий Жаботинский ко мне как ни в чем не бывало: Зоя Сергеевна, Зоя Сергеевна... Вот тогда я ему сказала: вы, Леонид, теперь, конечно, олимпийский чемпион. Но для меня вы были и останетесь хамом и предателем.

- И все же, Зоя Сергеевна, конечное решение остается за тренером или врачом?

- У нынешних профессионалов есть контракты и нужно четко помнить обязательства сторон, знать свои права. О страховом полисе не следует забывать. Но от тренера, безусловно, многое зависит. Вон наставник фигуристов Алексей Мишин не побоялся в финале чемпионата мира снять с соревнований своего ученика Урманова. Тренер отдавал себе отчет, что в связи с этим Россия потеряет одно место на Олимпиаде в Нагано. Урманову перед стартом трижды вводили обезболивающее, лошадиная, извините, доза, а не помогло. Мишин тогда сказал, что у них с учеником еще советская закваска - в любой момент готовы прыгнуть грудью на амбразуру. Но он-то ведь тренер и потому обязан просчитывать, чем в итоге могут закончиться такие прыжки.

Под занавес разговора с риском нарваться на протест собеседницы упоминаю о том, что уровень врачей даже в сборных страны у нас порой оставляет желать лучшего. Действительно, от меня тотчас потребовали не быть голословным. Что ж, вот забавный пример. В пору своего наивысшего расцвета наша плавательная сборная проводила подготовку в горах на базе в Цахкадзоре. На заключительный ее этап - период максимальных нагрузок - из Москвы приехала целая бригада медиков, развернули бурную деятельность.

Нагрузки у ребят сумасшедшие, и врачам, конечно, интересно, как спортсмены все это переносят. Замерили после утренней ударной тренировки давление у Володи Сальникова: 250 5 0! Народ в полном шоке - парню, по их представлениям, нужно реанимацию проводить. Он, правда, не падает, но с такой разницей давлений люди не живут... Приготовили все необходимое, затаились, наблюдают.

А почти что "покойничек" вновь прыгнул в воду, поплавал еще какое-то время в спокойном ритме. Потом отправился на обед, передохнул и снова на тренировку. Тут врачи забили тревогу в открытую: тогда еще трехкратного олимпийского чемпиона, рекордсмена мира и гордость отечественного спорта нужно спасать! Невдомек было спасателям, что летальные для обычных людей показатели давления у высококлассного стайера Сальникова как раз свидетельствовали о том, что его организм великолепно справляется с нагрузкой, что эта нагрузка для него адекватна.

- Вы тут мне, часом, не байки рассказываете? - рассмеялась Зоя Сергеевна. - Откуда знаете?

- Из первоисточника.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы