aif.ru counter
18.01.2000 00:00
35

Халатность белых халатов

«АиФ. Здоровье» № 3 18/01/2000

Можно спорить сколько угодно, какая медицина лучше: платная или бесплатная, отечественная или западная. В этой области, как ни в какой другой, важен человеческий фактор. Хороший специалист - это еще полдела. Очень жаль, что в программе медицинских институтов нет тестирования будущих медиков на профессиональную пригодность по предмету "Отношение к пациентам".

Цена диагноза - жизнь

В 1991 ГОДУ мой сын пошел в школу, и у него обнаружили близорукость. Обратились в Республиканский офтальмологический центр в г. Махачкале. "Прогрессирующая миопия, нужна операция", - такой приговор вынесли врачи. Пробовали лечить медикаментозно, но безрезультатно. Хотела проконсультироваться у профессора, ныне академика А. Ганиева, полдня просидела в очереди, чтобы услышать: "А кто вас ко мне направил?", после чего нас с сыном отправили за дверь. В 1994 году сыну сделали операцию сначала на левом глазу, а через год и на правом, официально - бесплатно, но врачам, конечно, я, как и все, дала денег (за это я их не виню: государство ставит их в такое унизительное положение). Желаемого результата операции не дали. Наоборот - правый глаз стал несколько больше, и мальчика постоянно мучали головные боли. Я обращала внимание врачей на это, но они говорили, что мамы обычно все преувеличивают. В январе 1999 года поехали на обследование в Махачкалу. Лечащий врач - зав. отделением, которая постоянно вела ребенка, сказала, что приехали рано, и, так и не выслушав жалобы, велела приехать через месяц.

И тут я решила пойти в платную поликлинику, которая находилась рядом. Нас с сыном встретили очень вежливо, молодой врач посмотрел ребенка, затем они долго советовались с коллегами и направили нас к нейроокулисту и невропатологу. В результате на компьютерной томограмме у сына обнаружили кисту в мозге, ему сделали нейрохирургическую операцию по ее удалению. А 25 июня моего сына не стало. Ему было 13 лет.

А ведь мы два раза в год регулярно обследовались, лечились у офтальмологов, и за все это время никто ничего не заметил?! Почему же тогда в другой поликлинике (платной) врачи заподозрили неладное уже в первое посещение? Я знаю, что сына мне уже не вернуть, но умоляю напечатать мое письмо в газете - пусть это будет предупреждением другим родителям.

М. К. А л и а с х а б о в а, Республика Дагестан

Проклятые Гиппократом

САМОЕ страшное испытание - это смерть близких людей. Но еще страшнее переживать чудовищное бездушие людей в белых халатах. Мой отец лежал в реанимационном отделении с диагнозом "повторный инфаркт". Зная по первому пребыванию в этой больнице, что постоянный уход отцу могу обеспечить только я, сразу получила пропуск. Он лежал практически поперек кровати, ноги свисали почти до колен, подключенный к капельнице и монитору. Рядом было открыто окно - при температуре минус 23 градуса, и холодный ветер дул прямо на папу (а у него - хроническая застойная пневмония). Отец тихо сказал мне, что очень дует, и я закрыла окно. Однако его через некоторое время открыли снова - персоналу жарко. Я прикрывала его простынью, как могла, а сестры смотрели на меня с усмешкой, как будто перед ними лежал уже не жилец. Вечером дежурный доктор выпроводил меня из больницы, сказав, что я мешаю работать, и с тяжестью в душе уехала домой. Утром я увидела ту же картину с окном, а вдобавок доктор мне сказал, что папа падал с кровати: "Видимо, хотел куда-то пойти". Я заметила, что состояние его ухудшилось. Он все время метался, просил пить и порывался вставать. Правая рука была вся в ушибах, на локте запеклась кровь. Я улучала время, чтобы тайком подойти к нему, и он брал мою руку и тихонечко говорил мне, как его тут мучают и смеются над ним. Дело в том, что отец уже 20 лет страдает хроническим атопическим дерматитом, - естественно, все тело у него чешется, и он не находит себе места. Медсестра, чтобы он не ворочался в постели, привязала его веревками к кровати. А в 22 часа дежурный доктор меня снова попросила уйти, причем с формулировкой: "Не все ли равно, как ему умирать - рядом с вами или одному". На следующее утро я пришла и увидела его уже в другой палате и снова привязанным. Запястья синие, затекшие, щиколотки перетерты веревками до мяса. Мои просьбы остаться на ночь и ухаживать за ним услышаны не были. Меня снова выгнали из отделения, я осталась в вестибюле рядом с отделением. Вдруг в первом часу ночи я слышу крик санитарки. Я влетела в отделение и увидела, как отец, которого снова перевели в реанимацию, падает с высокой кровати на пол, где полно металлических приборов. А санитарка стоит и кричит: "Куда тебя черт несет!" Я побежала в комнату отдыха - там спокойно спали медсестры, раздевшись до нижнего белья. Потом пришел доктор, первым делом спросил, что я здесь делаю, дверь в отделение закрыли. Я всю ночь провела в приемном отделении - спасибо, дежурные разрешили. Утром мне заявили, что не пустят к отцу до понедельника - пока не придет заведующая. Больше отца я не видела. Потом сосед по блоку рассказал мне, что весь день в воскресенье он слышал папин голос из реанимационной, туда редко кто заходил из персонала, - он умирал один. Стемнело, но свет у него в блоке не зажигали. Только часов в 9 папа замолчал. Спустя некоторое время кто-то зашел туда, включил свет, и загремели носилки. Так ушел из жизни самый дорогой мне человек, которого знали многие в городе.

Наверное, надо признать тот факт, что у нас в России нельзя госпитализировать тяжелобольных старых людей, лучше уж пусть они умирают дома в кругу заботящихся о них людей.

Татьяна М а к а р о в с к а я

Там хорошо, где нас нет

Я ЖИВУ в Германии уже который год и пришла к выводу, что медицины здесь вообще нет. Есть очень вежливые врачи, оборудование, красиво оформленные кабинеты, услужливый персонал. А когда человеку плохо, то одной вежливостью не поможешь. Это письмо меня заставил написать случай, который произошел с моей 5-летней дочкой. Она заболела, я вызвала "скорую" - температура была 40,2. Врач "скорой" оставила направление к лечащему врачу. Утром отнесли его этому врачу, но прийти к ребенку он отказался, сказал часы приема и пообещал, что примут без очереди. Ребенок пылал от жара, и я невольно вспомнила наших участковых врачей, которые пешком обходят всех своих больных. Пришлось повезти ее на прием. Врач молодой, вежливый, с участием в голосе расспросил о самочувствии, выписал лекарства (они для детей здесь бесплатные, и на том спасибо), посоветовал неделю в садик не водить. Вот и вся помощь - а больного ребенка пришлось протаскать туда и обратно.

Вообще здесь к докторам ходят только за рецептами - без них ничего в аптеке не дадут. Однажды мне пришлось пойти к ортопеду - болел позвоночник. Он сделал снимок и сказал, что смещен позвонок, отсюда и боли. Выписал какие-то обезболивающие таблетки и отпустил с миром. А сама я и не знала, что ему присоветовать - как меня лечить.

Русские врачи людей ставят на ноги при минимуме оборудования - и то часто устаревшем, а здешние без аппаратуры вообще ничего не могут. Нашим бы медикам такую технику, как здесь, - мне кажется, весь мир ездил бы лечиться в Россию.

Пожалуйста, напечатайте мое письмо. Может быть, кто-то передумает везти последние деньги иностранным врачам, а обратится к своим, родным, русским.

С уважением, Ирина Л а й с с а у, Германия

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество