39

От сердца к сердцу

«АиФ. Здоровье» № 7 16/02/2000

По рекомендациям ВОЗ в каждой стране на миллион населения должно приходиться не менее одной клиники, где ежегодно выполнялось бы как минимум 1000 операций на открытом сердце. В России таких медицинских учреждений раз-два и обчелся. Одно из них - Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева (НЦССХ). О том, как его сотрудникам удается удовлетворять потребность россиян в кардиохирургической помощи, рассказывает директор НЦССХ академик РАМН Лео БОКЕРИЯ.

- Лео Антонович, по каким показателям принято судить о развитии отечественной кардиохирургии и как они соотносятся с аналогичными показателями зарубежных стран?

- Пожалуй, наиболее важным показателем является количество операций на открытом сердце, ежегодно выполняемых в пересчете на один миллион населения. В США этот показатель колеблется от 1620 до 2000, в среднем по Европе он равен 450, в Японии - 220, в Турции - 176, а в России - всего 65. Таким образом, наша страна почти в 3 раза отстает от Турции, где кардиохирургия стала развиваться сравнительно недавно, и почти в 30 раз - от США.

- Между тем после посещения вашего Центра складывается впечатление, что Россия в области кардиохирургии, как и в области балета, находится "впереди планеты всей"...

- Наш Центр не только ни в чем не уступает лучшим зарубежным клиникам аналогичного профиля, но и во многом их превосходит. Мы имеем 19 оборудованных по последнему слову техники операционных, которые снабжены специальными устройствами, обеспечивающими многократный обмен воздуха и точное поддержание заданной температуры.

У нас ежегодно выполняется порядка 2000 операций на открытом сердце. Но нуждающихся гораздо больше. Конечно, мы могли бы намного увеличить пропускную способность НЦССХ, но наши финансовые возможности существенно ограничены. И даже при переходе на "поточный метод обслуживания" нам не удалось бы удовлетворить спрос россиян на кардиохирургическую помощь в полном объеме.

- Недавно в НЦССХ произошла настоящая сенсация: впервые в нашей стране операцию на открытом сердце выполнил робот. Какую цель вы преследовали, доверив механической системе столь ответственное дело?

- Всего в мире выполнено 35 операций с участием роботов, 5 из них прошло в нашем Центре. Пока в России никто ничего подобного не делает и, наверное, не скоро будет делать. Но в принципе это очень перспективное направление, которое значительно расширит возможности современной медицины.

Роботы, а вернее, роботизированные хирургические системы просто незаменимы в труднодоступных для хирурга местах: в космическом пространстве, под водой, на полярных станциях.

Ведь там тоже работают люди, и им тоже может потребоваться экстренная кардиохирургическая помощь.

- Как действует роботизированная хирургическая система?

- Фактически она состоит из трех звеньев: робот, компьютер и хирург. Функции между ними распределяются следующим образом. Робот выполняет основную часть операции. Он может подвести и соединить сосуды при коронарном шунтировании, устранить дефект межжелудочковой перегородки при пороке сердца, заменить сердечный клапан. Причем эти и другие манипуляции он производит не хуже хирургической бригады. И вот почему.

Во-первых, суставы его "рук" отличаются высокой подвижностью, поэтому он очень быстро и точно орудует хирургическими инструментами. Во-вторых, для него не существует понятия "неудобная позиция". В-третьих, он способен работать в автоматическом режиме, несколько раз подряд выполняя одно и то же действие без малейшего отклонения от заданных параметров. Наконец, у него никогда не дрогнет рука, он никогда не устанет и не потеряет самообладание: ведь это всего лишь машина. Словом, робот - это хороший, надежный исполнитель.

Руководит же роботом компьютер, в который заложены определенные программы. Робот делает то, что "приказывает" компьютер, а компьютер в свою очередь "слушает" хирурга, который отдает ему голосом соответствующие команды. При этом компьютер может быть установлен в одном месте, скажем, на орбитальной станции (там же должен находиться и робот), а хирург может с Земли им управлять, вводя в действие определенные программы.

Пока еще мы не можем поручить роботу выполнить всю операцию от начала до конца. В операционной необходимо присутствие врача. Правда, ему совсем необязательно быть опытным кардиохирургом. Достаточно, чтобы он имел навык общения с роботизированной компьютерной системой и владел элементарными хирургическими приемами.

- Возможно, за этими уникальными медицинскими технологиями будущее. А какие из разработанных вами ноу-хау уже поставлены на службу человеку?

- Мы широко используем при коронарном шунтировании новые технологии, основанные на применении лазерной техники. Дело в том, что примерно 15-20 процентам больных, нуждающихся в коронарном шунтировании, невозможно подвести шунт к какому-то участку сердца, потому что сосуд резко сужен или закрыт на большом протяжении. В этом случае с помощью луча лазера диаметром около одного миллиметра в стенке сердца как бы "просверливаются" отверстия, через которые кровь устремляется к участку, испытывающему "кислородное голодание". Результаты лечения очень хорошие.

Мы активно занимаемся и мини-инвазивной хирургией, суть которой заключается в сокращении объемов всевозможных внедрений в человеческий организм.

В частности, в НЦССХ накоплен определенный опыт выполнения операций на открытом сердце без применения аппарата искусственного кровообращения. Мы разработали специальный метод, позволяющий хирургу проводить коронарное шунтирование при работающем сердце без его остановки.

Благодаря новым медицинским технологиям, разработанным сотрудниками Центра хирургической и интервенционной аритмологии, созданного на базе нашей клиники, мы научились лечить многие виды жизнеугрожающей аритмии, считавшиеся совсем недавно неизлечимыми. Уникальные технологии применяются нашими хирургами при лечении врожденных пороков сердца у новорожденных.

- Понятно, что уникальные технологии дорого стоят. Где, если не секрет, деньги берете?

- НЦССХ - медицинское учреждение федерального подчинения, находящееся на бюджетном финансировании. Правда, средств, получаемых нами из федерального бюджета, сильно не хватает. Выручают договоры, которые мы заключаем с предприятиями и российскими регионами. В первом случае за операцию платит работодатель, направляющий своего работника в наш Центр на операцию или лечение, во втором - финансирование производится за счет местных бюджетов.

Кроме того, у нас существуют многолетние контакты с некоторыми организациями, оказывающими нам благотворительную помощь. К ним относится, например, американский фонд "Дар жизни", который перечислил средства на лечение 50 детишек с врожденными пороками сердца. Часть детских операций оплачивается международным фондом "Поколение". Хорошим подспорьем стало для нас участие в российско-американском благотворительном проекте "Сердце младенца", организатором и идейным вдохновителем которого выступил Родион Нахапетов.

В декабре в московском спорткомплексе "Олимпийский" по инициативе НЦССХ был проведен необыкновенный футбольный матч. В нем участвовали с одной стороны звезды российской эстрады, артисты театра и кино, с другой - ребята от 14 до 20 лет, прооперированные у нас в разные годы по поводу врожденного порока сердца.

Это была не просто игра, показавшая, что наши бывшие пациенты находятся в отличной физической форме, но и яркое впечатляющее зрелище, сопровождающееся музыкой, шутками, спортивными состязаниями, световыми и лазерными эффектами. На средства, вырученные от проведения этой акции, мы планируем прооперировать около 100 детей. Надеюсь, что наш почин будет поддержан.

- Разве не государство обязано беспокоиться о финансовом благополучии находящихся под его опекой клиник?

- Во всем мире кардиохирургия считается одной из самых дорогостоящих отраслей здравоохранения. Например, в США операция на открытом сердце стоит от 40 до 60 тыс. долл. Ни один бюджет не потянет таких расходов. Поэтому ни одно государство полностью кардиохирургию не финансирует. В каждой стране изыскиваются свои наиболее приемлемые варианты для ее развития.

Ни в коем случае нельзя брать за основу действующий в настоящее время принцип: сколько есть денег, на столько и надо лечить.

Это пообедать можно на 10 руб., если на большее не хватает денег. А прооперировать больного на 10 тыс. руб., если операция стоит, условно говоря, 100 тыс., невозможно.

- Лео Антонович, давайте представим, что никаких финансовых ограничений не существует. Смогла бы тогда отечественная кардиохирургия преодолеть то чудовищное отставание от других стран, о котором вы сказали в начале нашей беседы?

- Безусловно, но на это потребуется много времени. Финансовые проблемы - не единственный и, пожалуй, не главный сдерживающий фактор. На первое место я бы поставил другую проблему: отношение общества к медицине и здравоохранению. Посмотрите, например, как у нас относятся к врачам. Еще со времен Антона Павловича Чехова в умы наших сограждан упорно внедрялась мысль о том, что врач - это бедный человек, который ходит в стоптанных башмаках, со скромным чемоданчиком по домам от больного к больному и живет на "подачки", которые получает от своих подопечных.

Отношение к врачу всегда было унизительным. Таковым оно сохранилось и по сей день. Несмотря на то что в стране построено много хороших современных лечебных учреждений, врач по-прежнему должен все время перед кем-то унижаться, заискивающе заглядывать кому-то в глаза, чтобы в одном случае получить необходимое оборудование, в другом - выпросить денег на ремонт, в третьем - обеспечить больных достаточным количеством медикаментов. А ведь, по большому счету, это его вообще не должно волновать. Врач должен лечить. И пока в обществе не повысится статус врача, пока общество не осознает, что врач - это человек, в руках которого находится здоровье нынешнего и будущего поколений, вряд ли в стране появятся нормальные условия для развития как медицины в целом, так и ее важнейшей отрасли - кардиохирургии.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество