80

Микромир наступает

«АиФ. Здоровье» № 9 01/03/2000

На дворе 2000 год. Здоровье для всех не только не завоевано - мы, похоже, дальше от цели, чем в годы семидесятые. Начиная с восьмидесятых идет глобальное шествие СПИДа, которое пока никто не в силах остановить. Вновь стал серьезной угрозой туберкулез, который в семидесятые годы уже почти считали побежденным. Полмиллиарда человек ежегодно заболевают малярией. Столько же - носители только двух опасных видов гепатита - В и С, а этих видов уже известно шесть... Что же случилось, почему рухнули радостные прогнозы?

ИХ АВТОРЫ, говорит известный эпидемиолог, президент РАМН Валентин ПОКРОВСКИЙ, не учли, насколько жизнеспособен и коварен микромир. В свое время победа над туберкулезом (почти победа) удалась благодаря стрептомицину. А сегодня многие виды микобактерий, возбудителей туберкулеза, нечувствительны к стрептомицину и некоторым более мощным антибиотикам.

И, пожалуй, наиболее парадоксально выразилось отношение человека и микромира в том, что называют внутрибольничной инфекцией. В самом деле: мы приходим в больницу, дабы вылечиться, - а, оказывается, рискуем подхватить там заразу, да не простую, а устойчивую ко многим лекарствам. Нередко эта схватка оканчивается для пациента фатальным исходом.

Жутковатая перспектива попасть на больничную койку, скажем, с гриппом, а выйти с ВИЧ - способна отпугнуть от больниц многих и многих. Конечно, теперь есть одноразовые шприцы, и тем не менее остается только уповать на стопроцентную четкость в работе медсестер. Что, как мы уже знаем на примере зараженных детей в роддоме Элисты, бывает проблематичным.

Как же передаются инфекции в больнице и какие именно? Половина случаев заражения, по утверждению экспертов, происходит по вине медицинского персонала. Опасны недостаточно хорошо стерилизованные катетеры, зубные боры, части приборов для физиотерапии. Помимо этого, устойчивые к антибиотикам штаммы микроорганизмов находятся в воздухе больниц. Если к тому же вентиляция вследствие ее неправильного устройства или неприспособленности здания плохо работает, возможно скопление вредоносных агентов в определенных помещениях в опасных концентрациях.

По данным выборочных исследований, до 85% пациентов могут быть заражены устойчивыми штаммами возбудителей болезней. Это же относится и к медицинскому персоналу. Самое первое правило: чем короче пребывание в больнице, тем меньше опасность заражения. Что же касается его "ассортимента"...

По данным, которые представляли участники недавно прошедшей в Москве конференции "Внутрибольничная инфекция", в некоторых родильных домах почти у каждого седьмого ребенка развивается тяжелое заражение стафилококком или другой инфекцией. Правда, теперь врачи научились в таких ситуациях детей спасать. В отделениях интенсивной терапии можно получить возбудителей пневмонии. Матери в роддомах чаще всего получают инфекции мочеполовой сферы. В глазных больницах наиболее часто заражение конъюнктивитами и увеитом - болезнью, которая в конечном счете может привести к потере зрения. Велика возможность заражения и в хирургических клиниках. Свыше 50% всех случаев инфицирования - это "обогащение" сразу несколькими вредоносными микроорганизмами. Правда, заразиться еще не значит заболеть. Но при стрессах, снижении защитных сил болезнетворные агенты активизируются.

Почему же мы говорим о заражении в "некоторых", "иных", "многих" больницах? Потому, что единой достоверной статистики внутрибольничного инфицирования до сих пор у нас нет. Лаборатории, которые осуществляют анализ эпидемического состояния, есть пока лишь в нескольких клиниках.

Нежелание видеть опасность самими врачами - не пустяк. До сих пор не редкость медик, не соблюдающий досконально все правила антисептики. Вот что рассказывал однажды выдающийся наш педиатр, академик медицины Вячеслав Таболин: "Когда я еще молоденьким ординатором приходил в роддом посмотреть новорожденного, порядок был таков. Заходишь в специальный бокс, все с себя снимаешь, далее - в душ, а в следующем боксе лежит комплект стерильной одежды, включая бахилы. Волосы должны быть убраны под шапочку. Никаких колец, часов - это все остается вместе с одеждой. Сейчас нередко заходят к новорожденным, лишь накинув сверху халат, кое-как натянув бахилы. А ногтищи, а кольца, а волосы из-под шапочки - это же какой-то ужас..."

Бедность большинства наших больниц тоже имеет к проблеме самое непосредственное отношение. Передача инфекции в половине всех случаев идет через руки медперсонала (одним мытьем рук тут не обойдешься). И она была бы невозможна, если бы для каждой манипуляции с больным (забор крови, установка капельницы или катетера, инъекция и прочее) была новая пара стерильных перчаток, сразу же после использования выбрасываемая в специальный контейнер. Нет таких денег у больниц. Нет часто и на приобретение эффективных дезинфектантов последнего поколения. Сложно обстоит дело с дезинфекцией катетеров. Не хватает одноразовых диализаторов...

Реальная угроза нашему здоровью в стенах больницы велика. Но мы еще и ослабляем себя сами, когда бессистемно принимаем антибиотики. До сих пор сплошь да рядом сами пациенты "назначают" себе тетрациклин или стрептомицин при малейшей простуде, то есть при вирусных заболеваниях. А ведь прямо на вирус антибиотик не действует. Но зато влияет отрицательно на полезную микрофлору, на тех микробов-помощников, что живут в нашем организме. Начинается дисбактериоз, состояние, при котором ухудшены иммунитет и усвоение пищи, в сочетании с аллергией. И в таком ослабленном состоянии, конечно, легче подцепить любую новую инфекцию, в том числе и больничную. Виноваты в этом случае мы сами...

И в заключение две цифры. По неполным данным, ежегодно у нас происходит не менее двух миллионов заражений внутрибольничной инфекцией. По сведениям руководителя Госсанэпиднадзора Анатолия Монисова, борьба с последствиями внутрибольничных заражений стоит государству 4-5 млрд. руб. в год.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы