45

Белые штаны как диагноз

«АиФ. Здоровье» № 12 22/03/2000

Опять на носу выборы - будем избирать президента России. И опять на всех нас обрушится поток различной информации о кандидатах на этот пост. А если что-то неприглядное любителям компроматов будет трудно найти, возможно, кто-то из них захочет вспомнить хорошо забытое старое.

ПЕРЕД выборами депутатов в Государственную Думу был такой прецедент. В одной из окружных газет г. Москвы вышли подряд две статьи психиатра с 25-летним стажем, кандидата медицинских наук Д. Е., в которых она давала психиатрическую характеристику некоторым политикам, в основном из блока правых. Как бывшая манекенщица (со слов автора) Д. Е. начинала свои психиатрические портреты с описания внешности известных политиков, которых она рассматривала как своих пациентов.

Белые брюки Б. Немцова, которые он надел как-то в соответствии с летним временем года, привлекли ее внимание. Белые брюки...?! Да это истерия! Все: точка опоры есть. Теперь нужно только все симптомы истерии подогнать под конкретного Б. Немцова. При этом кандидат медицинских наук не утруждает себя научной терминологией, а пишет просто: "Больше всего Филиппа Киркорова напоминает. И внешне, и характерологически. Такой же избалованный, самовлюбленный плейбой. Мужского начала в нем не чувствуется".

При описании И. Хакамады Д. Е. уже "как врач" советует ей "улучшить цвет лица". Правда, врач упустила из анамнеза пациентки тот факт, что И. Хакамада наполовину японка, а следовательно, цвет лица у нее абсолютно нормальный.

Для Б. Березовского Д. Е. даже специальный диагностический термин придумала "антисоциальная психопатия". Что же это такое? Оказывается - политическое мародерство и работорговля. И зашлась в мечтах: "Можете на меня в суд подавать, господин Березовский. Я готова принять ваш вызов. Но предупреждаю, что потребую провести вам судебно-психиатрическую экспертизу и ничуть не сомневаюсь, что мой диагноз - "антисоциальная психопатия" - подтвердят корифеи отечественной психиатрии". Я тоже не сомневаюсь, что найдутся некоторые "корифеи отечественной психиатрии", которые подтвердят. Ведь есть в нашей психиатрии такие синдромы, как правдоискательство, сутяжничество (правда, теперь психиатры стараются их не употреблять), которые фигурировали, в частности, при постановке диагноза диссидентам, инакомыслящим и другим "неудобным" людям - жертвам "карательной" психиатрии.

По-домашнему просто оценивает Д. Е. психическое здоровье С. Кириенко: "Маленький человек с большими запросами. Он из тех боевых комсомольских мальчиков, которые своего не упустят". И здесь ей все ясно: маленький - значит, комплекс маленького человека; раз бывший комсомолец, то на бедного С. Кириенко катится глыба ее философско-политического резюме: "Должна вам сказать, что нет больших циников и эгоистов, чем комсомольско-партийные функционеры".

А. Чубайсу Д. Е. вначале поставила диагноз сомнительного происхождения - "эмоциональная тупость". Потом она рассуждает о его высоком интеллекте и строчек через десять говорит лишь о том, что "у Анатолия Борисовича есть черты эмоциональной холодности". Психиатрия - наука неточная, но ведь не до такой же степени. Кроме того, Д. Е. "в первую очередь как психиатр научила бы его (Чубайса) оценивать себя объективно".

Но в самую первую очередь "врач-психиатр" Д. Е. должна объективно оценить себя. Ни один врач, не видя пациента, непосредственно не опросив его, не поставит ему диагноз. Разве кто-нибудь из тех, кому психиатр Д. Е. поставила "диагноз", обращался к ней? Нет. Значит, все, о чем написано, - досужая болтовня, и только.

Каждый врач знает, что он должен хранить тайну диагноза от посторонних. Уже более десяти лет в листы временной нетрудоспособности вписывается только шифр заболевания, чтобы оградить человека от ненужных разговоров о его болезни. В психиатрии на этот счет еще более жесткие требования: когда психиатр или психотерапевт работает в лечебном учреждении общего профиля, то заводит дополнительные амбулаторные карты или истории болезни на своих больных; хранятся они в кабинете этих специалистов, в шкафах под замком, чтобы опять же оградить пациента от ранящих его психическое здоровье намеков, которые может допустить врач другой специальности или кто-то из медперсонала. Разумеется, в практике бывают упущения и различные нарушения этих правил, но они крайне редко носят направленный характер, и всегда нарушитель несет за это ответственность вплоть до увольнения с работы.

Как рассматривать в этом контексте поведение "психиатра с 25-летним стажем работы"? Используя свое положение врача ("Я это как врач говорю", "Как психиатр говорю" и т. д.), она сообщает свой политико-психиатрический диагноз аудитории минимум в 360 000 человек (таков тираж этой бесплатно распространяемой газеты). Выходит, либо врач-психиатр полностью пренебрегает своими обязанностями и профессиональной этикой, либо врач-психиатр серьезно заболела, и эта болезнь касается отклонений в психической сфере (с психиатрами это случается с той же частотой, что и у людей других специальностей). В обоих случаях врач должен быть отстранен от работы: в первом случае - из-за нарушения трудового профессионального кодекса, а во втором - по состоянию здоровья.

Теперь о Д. Е. как авторе 30 книг, о чем сообщается в той же газете. В каталоге Российской государственной библиотеки имеются сведения о 12 книгах, написанных в 1997-1998 годах.

Количество напечатанного текста всех 12 книг не меньше 32 тысяч (!) страниц. С темпами такой писучести нельзя сравнить даже Жоржа Сименона, который за всю свою жизнь написал так много, что не помнил названия всех своих романов.

Тематика книг на 90% посвящена вопросам пола и секса и носит научно-популярный характер. Книги можно читать как юмористические пародии на научно-популярную литературу. Судите сами: "Хороший муж - это результат планомерной деятельности умной жены, а вовсе не "от Бога". Даже самого хорошего мужчину можно испортить, если жена ведет себя неправильно". Или еще: "Имея почти 25-летнюю практику и наблюдая самых разных людей в различных ситуациях, я несколько скептически отношусь к советам психологов, адресованным массовому читателю. Когда психологи описывают характер своих пациентов, поведение и взаимоотношения с другими людьми, я как психиатр вижу то, чего не видят они".

Скорее всего, Д. Е. просто не понимает, о чем пишут психологи. Она относится к многочисленному отряду отечественных психиатров, которые, к сожалению, отвергают психологические знания для диагностики и психокоррекции и не привыкли рассматривать человека с позиции психически здоровой личности, находясь в постоянном поиске патологии, а поэтому им кажется, что "психологи берут условную модель психически здорового человека и адресуют ей свои советы".

Итак, от "греческих ласк и других половых деликатесов" Д. Е. шагнула прямо в психиатрическую политологию, или политическую психиатрию.

Сегодня еще много людей, которые боятся обращаться к психотерапевту, психиатру со своими проблемами эмоционального или психического расстройства: "Вдруг поставят на учет, и я стану изгоем". Подобные статьи в подобных газетах провоцируют этот страх. Не бойтесь, люди добрые: Д. Е. - "уникум" от психиатрии. Большинство психотерапевтов и психиатров - честные и грамотные специалисты. А все, кто захочет самоутвердиться, используя профессиональные знания в области психического здоровья, за счет унижения достоинства другого человека, рано или поздно понесут моральную, а то и юридическую ответственность.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы