53

Как вылечить здравоохранение (часть 2)

«АиФ. Здоровье» № 36 02/09/2004

Российскую систему здравоохранения пора лечить. За медицинскую помощь давно уже все платят - и в районной поликлинике, и в коммерческой. Лекарства есть, но мало кому доступны. Ученые докладывают об успехах в лечении самых разных болезней, а воспользоваться ими у большинства россиян нет возможностей. Страховой полис не работает. Нас умирает больше, чем появляется на свет. Безвыходная ситуация? Как посмотреть. Директор ГНЦ гематологии РАМН, доктор мед. наук, профессор, академик Андрей Иванович ВОРОБЬЕВ, бывший в 1991-1992 гг. министром здравоохранения, рассуждает о положении в медицине:

- СЕГОДНЯ здравоохранение находится в тупике. Надо вернуться к идее профилактической медицины, которая резко удешевляет затраты на здравоохранение. Наши отцы-основатели в 20-е годы, имея мало денег, занимались профилактикой в условиях очень ограниченных возможностей, а сегодня о том, что человек заболеет сахарным диабетом, по анализам можно сказать задолго до того, как у него начнется болезнь. То же самое с опухолями. Первый маркер рака, с помощью которого можно выявить болезнь у человека, считающего себя абсолютно здоровым, был открыт в нашей стране Гарри Израилевичем Абелевым. Существует много признаков, по которым тот или иной рак можно обнаружить до того, как у человека появятся жалобы. Тогда он останется здоров.

Дайте установку

ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЕ направление очень важно и абсолютно реалистично. Нужна государственная установка на реализацию конкретных разработок по предупреждению или раннему лечению каждой болезни. Туберкулез как массовую болезнь в свое время ликвидировали, потому что поняли: его надо выявлять не по бактериям, а по снимкам легких, и всем, особенно жителям районов с высокой частотой заболевания, делали рентген. Поставили другую задачу - ликвидировать ревматизм, и сегодня трудно показать врачам больного острым ревматизмом, а раньше таких было - каждый четвертый пациент в палате.

Наша система здравоохранения - теперешняя, а не вчерашняя - плоха, в частности, потому, что не поставлена на службу решения конкретных задач. В России две основные причины смертности - сердечно-сосудистые заболевания и опухоли, с них и надо начинать. Для начала - объяснить людям, как правильно кушать и что, когда вам предлагают определять персональную диету по группе крови, это тест на образованность и доверчивость: если вы поверили, значит, с образованием плохо. Необходимо широко оповещать о признаках коронарной недостаточности и внятно сказать, куда обращаться, если она есть. Люди не идут к врачу, потому что замордованы потоком мусорной информации. Вместо того чтобы спрашивать по телевизору, кто пойдет за "Клинским", надо твердить: "А ты прошел диспансеризацию?" - и плакаты соответствующие развешивать, агитировать заниматься собственным здоровьем. За "Клинское" надо бы показывать по телевизору, как автор этой рекламы висит за ногу на перекладине. Он - опаснейший преступник. Ведь мы относимся к финно-угорской группе, страдающей генетической склонностью к алкоголизму, а начинается он с пива.

Чтобы резко сократить число запущенных опухолей, надо запретить рекламу табака, заменив ее рекламой против табака, запретить курение в государственных учреждениях, как это сделали в США, Ирландии. Надо внедрить уже разработанное применение маркеров опухолей. Ранняя диагностика, которая значительно повышает шансы вылечить человека, есть по каждому раку. Для этого достаточно раз в год проходить полное обследование: делать рентгеновский снимок грудной клетки (чтобы исключить рак легких), сдавать кал на скрытую кровь (рак желудка и кишечника) и анализ крови на маркеры, показываться врачу для осмотра. И не будет никаких запущенных опухолей! Но еще и еще раз: самый главный виновник рака - табак. Общее число смертей сократится на 30% при устранении табака.

Появился препарат гливек для лечения хронического миелоидного лейкоза. Лекарство ликвидирует не просто опухолевые клетки, а их молекулярные следы. Оно очень дорогое, но это фантастический прорыв в онкологии, за которым последуют и другие. Только, чтобы воспользоваться этими результатами, надо рано диагностировать болезнь. Чтобы организовать это в масштабах страны, нужно 15-30 млн. долларов в год, но воруют-то миллиардами.

Ничего нерешаемого в здравоохранении нет. Из-за того, что в течение последних 10 лет мы так энергично отставали, сегодня нам, оглядываясь на соседей, не так уж трудно выравнивать свое здравоохранение. Нужна установка. В условиях президентского правления, где все определяет президент, указание должно исходить от него.

Медицинская вертикаль

СЕЙЧАС в реальных условиях Минздрав не отвечает за здравоохранение в стране. Он вообще в здравоохранении не начальник, потому что основные медицинские учреждения принадлежат муниципалитетам, региональной власти. Областные и городские больницы живут своей жизнью, Минздрав приказывать им не может. В одном городе по соседству, разделенные одним забором, могут стоять два идентичных учреждения. Одно подчинено области, другое - городу. У них параллельные отделения. Одно работает лучше (обычно - область), другое хуже, но деньги-то идут и туда, и туда. А современную кардиохирургию, гемодиализ, трансплантацию почек нельзя делать всем. На регион хватит одной точки, но ее надо накачать аппаратурой и штатами. Здравоохранение разделили на автономии, вместо того чтобы прописать систему от участкового врача через поликлинику к высокотехнологичной помощи, которую представляют научные институты.

У нас те учреждения, которые подчинены горздраву, живут за китайской стеной от Минздрава, а те, что в подчинении у Минздрава, за другой китайской стеной - от Академии меднаук, где сегодня сосредоточены важнейшие высокие технологии. Больница подчинена городу или области, научно-исследовательский институт - Академии медицинских наук, а педагогический медицинский институт - Минздраву. Поскольку Минздрав в областных центрах не имеет лечебных коек, он туда не может дать деньги, и программа по высокотехнологичному лечению, а это вся онкология, кардиохирургия, нейрохирургия, - вне федерального контроля.

Медицинская промышленность, производство лекарств подверглись полной ломке. Территории заводов продаются, как и подмосковные леса (чем дышать будем?). Сейчас начинается возрождение некоторых производств, но сопротивление - огромной силы. Разработали технологию получения препаратов крови. Они помогают при остановке кровотечений. В будущем появятся и более эффективные препараты. Но им крайне трудно пробиться в жизнь.

За показатели здоровья всей страны отвечает ее президент, а за здоровье города, области - их руководители, которые ежегодно должны в этом отчитываться, как это делают Джордж Буш и мэры американских городов. Ведь деньги сосредоточены в руках местного главы, и он в состоянии решить, где по какой причине люди теряют здоровье.

Всем лечебным учреждениям надо дать статус юридического лица. Человек, который покупает и распределяет в городе медикаменты, получает "откат" 20-30%. Последняя цифра, которую мне назвали, - 45%. Если покупают лекарств на миллион, значит, 450 тысяч долларов кладут в карман. Кто же будет делиться этими деньгами с главными врачами? Обязательно нужно, чтобы больницы стали юридическими лицами. Я пытался это сделать, когда был министром, но удалось только с аптеками, а дальше не пошло: блокировали в аппарате - "документ не проходит, документы не проходит". Так и не прошел.

Деньги есть!

МАЛО кто знает, что в здравоохранении страны есть один положительный показатель, хотя логично на каждом перекрестке кричать об успехах. Мы на 40% уменьшили смертность родильниц по стране и в 4 раза по Москве, доведя показатель до европейского, а превышали его в 8 раз. Но единственный положительный показатель в здравоохранении никак не афишируется. Первый и решающий шаг был сделан "росчерком пера". Только что назначенная на пост заместителя министра здравоохранения Ольга Викторовна Шарапова в течение нескольких минут утвердила давно написанные методические указания по борьбе с кровотечением родильниц. С этой "методичкой" наши сотрудники объехали почти все областные центры, обучили врачей и - результат.

Ни до, ни после этого эпизода нашим документам (нашим больным!) так не везло. По любому предложению - тут же вопрос: где взять деньги? Да выйдите на улицу и посмотрите, где катаются деньги. Ведь на земле нет другого такого города, где столько богатых машин, где казино рекламируются на каждом шагу. Такой концентрации богатства, как в Москве, нет нигде в мире. У нас с вами один источник денег - нефтетруба. Либо доход от нефти и газа идет в карман небольшого числа "приближенных к трубе", либо - на здравоохранение. Делиться надо, как говорил товарищ Лившиц. Тут нет ничего особенного, весь мир делится. Вопрос не в том, где взять деньги, вопрос в том, как ими распорядиться. Этим должно заниматься правительство, но не будет, если не получит установку, которую сегодня может дать только президент.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы