aif.ru counter
05.08.2004 00:00
212

Преступников - вылечить

«АиФ. Здоровье» № 31-32 05/08/2004

За рубежом звонят в колокола: из России пришел туберкулез, который нечем лечить, потому что палочка не реагирует ни на какие антибиотики. Эпидемию "подготовили" в российских тюрьмах, и, если ее не остановить, мир вздрогнет. О тюремной медицине рассказывает директор ГНЦ гематологии РАМН, доктор мед. наук, профессор, академик Андрей Иванович ВОРОБЬЕВ.

- КОГДА меня назначили в 1991 г. министром здравоохранения, я в первые же недели попросил отвезти меня в тюрьму. Договорились с заместителем министра внутренних дел, что тюрьма будет названа в дороге. Времени не было, поехали в Бутырку, и я видел ее как таковую: начальник был в отпуске, нас обхамили, куда-то не пускали, а потом мы пошли по камерам. Я видел психиатрическую часть тюрьмы, видел безоконную камеру с мягкими стенами, залитую мочой, где за несколько минут до нас пребывал душевнобольной.

В 1992 г. я провел через правительство закон, по которому охрану здоровья заключенных должны были изъять из ведения МВД и передать в Минздрав. Но, поскольку я был освобожден от должности, идею похоронили. Но по-прежнему считаю, что за здравоохранение в тюрьмах отвечать должны органы здравоохранения. В камерах огромная скученность, больные и здоровые содержатся вместе, кто-то заражается специально, чтобы скорее выйти на свободу. Мне рассказывали о Кемеровском изоляторе, где туберкулезные больные лежат в два этажа, хотя на каждого такого больного положено 8 квадратных метров жилой площади. Если заботу о заключенных переложат на Минздрав, будет соблюдаться вся нормативная база, появятся и метры необходимые, и деньги. Когда есть порядок, его соблюдают. А сейчас мы видим, что с 1995 г. в 2 раза выросло число больных туберкулезом - заражен каждый десятый заключенный, и в 40 раз число ВИЧ-инфицированных - больны четверто из ста.

Почему за рост лекарственно устойчивого туберкулеза и СПИДа должен отвечать ГУИН? Этим должен заниматься Минздрав, но я гарантирую, что он не проявит никакой инициативы. Говорить о проблеме должна общественность. У меня есть некоторая доля оптимизма. В 1992 г. на фоне всеобщего развала мы создали прессинг и провели указ президента, по которому высокие медицинские технологии финансировались отдельной строкой бюджета. И ни один клинический институт Академии медицинских наук не был закрыт! Сработала общественность. Если кричать о том, что тюрьма - это рассадник туберкулеза, который нечем лечить, президент не сможет не отреагировать.

Преступление в крови

СООТНОШЕНИЕ мужчин и женщин в тюрьмах составляет 17,5 к 1. Врачи могут ответить на вопрос, почему это так. Мужчины биологически расположены к преступлению, они происходят от самцов, которые должны были быть агрессивными, чтобы оставлять потомство. Ведь то, что сегодня считается преступлением, в недалеком прошлом цивилизации расценивалось как норма: убить сексуального противника, силой овладеть самкой, отобрать пищу у слабого, захватить плохо охраняемое жилище. Количество гениальных и преступных субъектов пропорционально выработке андрогенов - мужских половых гормонов. Тестостерон - один из них - повышает агрессивность поведения, чем объясняется несклонность женщин к насилию и большая агрессивность молодых мужчин. Гиперсексуальность чернокожих общеизвестна. Она связана с повышенной продукцией тестостерона, и этим можно объяснить тот факт, что большинство заключенных в США - черные.

Среди мужского населения тюрем можно выделить особую группу тех, кто имеет наследственную предрасположенность к совершению преступлений. Известно, что среди людей выше 185 см, 4% - тяжкие преступники. Это вызвано болезнью Кляйнфельтера, при которой в хромосомном наборе мужчины появляется дополнительная X-хромосома. Вместо нормального XY-набора получается XХY, из-за чего в молодом организме вырабатывается больше андрогенов. Внешне это проявляется высоким ростом, коротким туловищем и непропорционально длинными конечностями. Формально это даже не человек, потому что набор хромосом ненормальный, это другой вид. Вы скажете: это сложная медицина, где судам в ней разбираться. Но это ерунда, мы бы помогли. Сейчас не составляет никакого технического труда направлять к нам мазочки крови этих людей.

Есть и другие хромосомные аномалии, располагающие к особо тяжким преступлениям: дополнительные У-хромосомы (ХУУ, ХУУУ, ХУУУУ), дополнительные Х-хромосомы (ХХУ, ХХХУ, ХХХХУ), удлиненная У-хромосома. Я уверен, что большинство частых преступлений связано с генетическим дефектом. Мне пришлось работать судебным медиком, я очень много вскрывал и должен огорчить: мне не приходилось видеть черепную коробку самоубийцы без заросших швов. Социальные компоненты, разумеется, обязательны, без этого обсуждать генетические дефекты просто бессмысленно. Без социальной составляющей не будет преступления, даже если есть предрасположенность. Но абсолютная предрасположенность к многим деяниям и преступлениям существует. Так появились семьи Медичи, Бернулли, Габсбургов. Они хорошо изучены, и генетическая предрасположенность подтверждена. Русская история тоже знает генетически определенных преступников. Это Николай I (рост 204 см), сконструировавший русскую тюрьму, к которой Сталин ничего не добавил, кроме масштабов. И Иван Грозный, изувер у власти, который имел рост 182 см. Для XVI века это все равно, что сейчас рост 2,5 м.

Хочу подчеркнуть: одно дело - генетическая предрасположенность и совсем другое - социальная составляющая. Если человек болен (а хромосомные нарушения - это болезнь), он склонен к особо зверским преступлениям (массовым и повторным убийствам). Но ни в коем случае нельзя понимать генетическую предрасположенность к высокой музыкальной одаренности как то, что из человека обязательно вырастет Моцарт. Ничего подобного! Моцарт получится там, где папа будет придворным капельмейстером. Без этого ничего не будет.

Когда российская генетика была лучшей в мире, примерно в 1935-1937 гг., ученые проанализировали огромную статистику по однояйцевым близнецам. Это два разных человека по паспорту, но один человек биологически: они в одно время рождаются, заболевают одинаковыми болезнями. Исследовали преступность среди однояйцевых близнецов, воспитанных врозь и вместе. Если один - преступник, то второй становится преступником гораздо чаще, чем у разнояйцевых близнецов. Разведение их в разные семьи, конечно, снижает вероятность проявления преступных наклонностей, но ненамного. Не надо делать из этого расистских выводов. "Пролетарии всех стран, соединяйтесь" говорил не только Карл Маркс, но и Адольф Гитлер. Из этого не вытекает, что лозунг плохой. Но и оторвать генетику от среды тоже нельзя. Это первая заповедь любого биолога.

Неизвестный Чикатило

ПРО ЧИКАТИЛО врачам неизвестно практически ничего, даже его набор хромосом. Расстрел Чикатило - это преступление против гуманности и общества. Почему это сделали, понятно. Забыли одно: его раскрыли только потому, что не был расстрелян его садист-предшественник, который примерно описал правоохранительным органам портрет разыскиваемого маньяка, показал некие пути к раскрытию преступления. Ведь Чикатило однажды брали, но отпустили, а навел на этот след тот садист, которого не расстреляли. Что приобрело общество от этого расстрела? Отомстило, ну и дальше что? Гораздо важнее и интереснее было бы с ним поработать. Он же сексуальный психопат, он аномален по сути своей, а ведь у нас в стране совершенно не знают сексуальную психопатию, она не изучается. Важно сделать хотя бы заявку на исследование, хотя бы начать говорить о персонализации преступников.

За границей внедряют индивидуальный подход к преступнику. Ну почему мы не можем хотя бы начать? Вместо исполнения наказания исправлять наказанного и привлекать к этому врачей. Чтобы поставить диагноз "болезнь Кляйнфельтера", мне нужна ровным счетом одна секунда: увидеть человека - и больше ничего. Доказать ее с помощью анализа крови тоже просто. Но тогда с ним нужно совсем иначе работать. Раз он совершил преступление, он подлежит изоляции и принудительному лечению. Ничего страшного в этом нет, мы же лечим принудительно больных шизофренией. Никаких обид тут нет, никакие права человека не нарушаются. Людям, склонным к преступлениям, нужно давать успокаивающие средства, которых сегодня полно. Тогда мы выведем больных из преступного окружения.

Мировая тюрьма

РОССИЯ - мировой лидер по количеству заключенных на сто тысяч населения. Всегда тут же звучит поправка: в Америке больше. Но не надо забывать, что там 80% заключенных - темнокожие, в этом играют роль социальная и эндокринная составляющие. Это другие люди, поэтому смело можно говорить, что в России сидит больше всего народу. Если принять за аксиому, что Ева была одна и мы абсолютно идентичны по своим преступным потенциям, то нельзя понять, каким образом мы можем так выделяться. Смешно думать, что россияне особенно преступные. Значит, наша тюремная система в принципе неверная, мы завышаем сроки наказания.

Мы проповедуем идею, что преступление должно быть наказано. И это в нашей стране, где сидит на три порядка больше невинных, чем виновных! Такой статистики нет во всем мире, потому что Елизавету Петровну с ее законом об отмене смертной казни послали к чертям. Посмотрите на Норвегию. Преступник, который не попал в тюрьму ввиду отсутствия мест, живет и продолжает работать в ожидании места в тюрьме. Он дождется и сядет на полгода-год, которые ему положены. Разве норвежские потомки викингов лучше нас? Самое маленькое количество заключенных в России было в 1917-1922 гг., когда была проведена первая в мире тюремная реформа, превратившая исполнение наказания в изоляцию и исправление. Для "политиков" были коммунальные семейные камеры, где жена сидела с мужем, в промежутках между сном они выходили в общие залы, во двор, у них были выборные старосты, они занимались земледелием, пользовались богатейшей библиотекой. Это была принципиально другая тюрьма, которую ликвидировали в 1927-1928 гг., когда тиран утвердился во власти и мы вернулись к злобной, мстительной николаевской тюрьме.

Преступник должен быть не наказан, а исправлен. Я не могу видеть дегенерата, который с пеной у рта доказывает, что чеченский народ (народ!) должен за что-то отвечать, предлагает вводить смертную казнь и наказывать даже родственников. Интересно, что он скажет про спрос с русского народа. У него плохо с головенкой, хотя ему предоставляют телеэкран, и довольно широко. Чем больше будет смертных казней, тем больше преступлений. Бессудное убийство декабристов Николаем I отозвалось убийством его сына. Александр III казнил народников за подготовку покушения и отказ просить о помиловании. Его сын был расстрелян. Николаю II, в частности, припомнили и военно-полевые суды, с помощью которых он в 1907-1909 гг. казнил 7,5 тысяч человек - больше, чем все Романовы вместе взятые. Жестокость рождает жестокость.

Стоит вспомнить, что Каина запрещено было наказывать. Его выгнали, но убивать его было запрещено. Библию писали очень умные люди, которые понимали, что наказание не приводит к исправлению. Конечно, нужно соблюдать меру. Всякую нормальную мысль можно довести до полного абсурда. Если человек набедокурил, нахулиганил, ограбил, он должен быть изолирован и наказан, но адекватно. Надо бороться за сокращение сроков наказания. Давайте возьмем за образец норвежцев: они - викинги, мы - тоже бродяги. В серьезной реформе нуждается СИЗО. Сейчас это глубоко порочное учреждение, где под следствием сидят до четырех лет. Почему? А подельщик в бегах. Лучше преступник на воле, чем невинный в тюрьме. Если начать сокращение сроков, сразу уменьшится тюремное население и появятся деньги. Нашей стране, нашей культуре совершенно не нужно стоять во главе мировой тюрьмы.

Опубликованы данные о ситуации с детьми: в домах ребенка при женских колониях находятся 528 ребятишек до трех лет. Дети, которые попадают в тюрьмы с матерями, непоправимо превращаются в идиотов, потому что если до трех-четырех лет с ними не разговаривают много, то они никуда не годятся. Это хорошо описано и известно из опыта. Наказывают абсолютно невиновных членов нашего общества. Вина учреждений, которые это организуют, и уголовная и политическая. Они уродуют ни в чем не повинных граждан страны. Болтологию насчет денег невозможно слушать. Минздрав на нужды чиновничьего аппарата расходует суммы, не сопоставимые с государственными затратами на здравоохранение. О чем можно говорить? Деньги идут миллиардами.

Мы должны бороться против огромных сроков, превращать место наказания в место изоляции, передать Минздраву контроль за здоровьем заключенных и начать планомерную работу с учреждениями здравоохранения по выявлению генетических дефектов, которые можно корректировать. Наши двери открыты, мы готовы работать бесплатно.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество