aif.ru counter
76

Сделайте мне красиво!

«АиФ. Здоровье» № 35 26/08/2004

"Будем делать операцию, когда вырастешь", - с такими словами некоторые врачи выпроваживают маленьких пациентов с деформацией лица или черепа из кабинета. Так они и живут: сторонятся сверстников, чувствуют себя неполноценными. Ведь после операции, сделанной в 18 лет, уже трудно полюбить себя и начать жизнь заново.

РУКОВОДИТЕЛЬ Московского центра детской челюстно-лицевой хирургии, главный специалист Минздрава России по детской челюстно-лицевой хирургии, профессор, доктор медицинских наук Виталий Владиславович РОГИНСКИЙ придерживается совершенно другого мнения: если у ребенка есть дефект, нужно делать операцию как можно раньше. Пусть за то время, пока человек растет, ему придется не раз обращаться к хирургу, но зато все детство и юность он будет чувствовать себя уверенно.

"Суть нашей концепции в том, что детям нужно оказывать помощь в любом возрасте, как только проявилась патология, - рассказывает Виталий Владиславович. - Но делать это нужно поэтапно. Допустим, чтобы убрать асимметрию лица, ребенку до 18 лет придется сделать 3-4 операции, но никто даже не узнает, что он болен. Многие взрослые не понимают, что ребенок тоже личность, а ему предлагают полжизни прожить некрасивым. Врачи не умеют или не хотят возиться с его дефектом. В результате мы имеем множество случаев, когда подростки хотят покончить жизнь самоубийством. Конечно, сделать операцию, скажем, в полтора месяца непросто, ребенку предстоит дальнейшее поэтапное лечение. Но абсолютно все родители и дети соглашаются на это".

Детям и подросткам с врожденными и приобретенными дефектами и деформациями лица и черепа в центре делаются все операции, известные в мировой практике, поэтому сейчас отпала необходимость возить детей с такой патологией за рубеж. Здесь одними из первых в России начали заниматься краниофациальной (черепно-лицевой) хирургией у детей со сложными синдромами (Крузона, Аперта, краниостенозом, гипертелоризмом, черепно-лицевыми дизостозами). Большинство врачей не знают, что таким больным можно помочь, и ставят на них крест. Краниофациальной хирургией занимаются всего 2-3 центра в стране.

Россия догнала Запад по освоению компрессионно-дистанционного остеосинтеза - метода, который помогает детям с врожденной и приобретенной деформацией черепа. Суть метода в том, что деформированные кости лица можно растянуть до нужных размеров с помощью очень изящного аппарата, которого снаружи почти не видно. Несколько месяцев ребенок ходит с таким аппаратом, а затем 3-4 года "отдыхает", подрастет - кости растягивают снова и так далее. Иногда к школе лечение полностью заканчивается.

Такие аппараты помогают детям с дыхательной недостаточностью - с помощью дистракции у них открываются дыхательные пути. Сейчас разработана методика, при которой одновременно можно растягивать три лицевых отдела: нижнюю, верхнюю челюсть и подбородок.

"Модельное" лицо

ПРИ недоразвитии отделов лица многие реконструктивные операции делаются с применением моделей. Сначала один к одному изготавливается биологическая модель лицевого и мозгового черепа из воска. На компьютере делаются срезы - сразу видно, какую область нужно отсечь, какой формы эндопротез поставить.

С помощью новых компьютерных технологий можно спрогнозировать и результат операции, даже провести ее репетицию. Сложнейшие программы планируют, моделируют операцию, прогнозируют ее результат с учетом растяжения мягких тканей - математически рассчитывается, как изменится форма лица после операции. Исходя из этого, на примере трехмерной модели специалисты смотрят, какой формы имплантат поставить, чтобы получить желаемую форму лица.

Одна из последних разработок в челюстно-лицевой хирургии - изготовление эндопротезов с помощью стереолитографических моделей. Специальная установка трехмерную модель "рассчитанного" эндопротеза из картинки в компьютере переводит в пластиковый вариант. Таким образом минуется этап восковых моделей. Изготовленный один к одному протез имплантируется человеку - вот и вся операция. Большая часть работы выполняется предварительно. Специалисты воплощают "задумки" компьютера в жизнь, тем самым помогают даже самым тяжелым больным. Раньше о такой помощи они и не мечтали: хирурги стачивали кость на глаз, приставляли протез, если не подходил - снова спиливали кость, и так далее, пока не добивались нужных результатов.

Ищите спонсоров

"СЕЙЧАС мы планируем сделать отечественный биорезорбируемый (фиксирующий) материал, - продолжает Виталий Владиславович. - Пока кости скрепляем титаном. Иногда он прорезается, вызывает воспаление, при минусовой температуре жители Севера нередко чувствуют холод от титана. В мире уже есть рассасывающийся биоматериал, который скрепляет кости на 4-5 месяцев, пока они не срастутся. Очень удобно, но и очень дорого. Кроме того, этот материал к нам в страну не завозится. Отечественная разработка сейчас на экспериментальной стадии, и, возможно, через 2 года мы сможем отказаться от проволоки, титановых винтов и т. д.

Само собой разумеется, что все эти высокие технологии - удовольствие небесплатное и государством не финансируется. Нам приходится покупать дорогое оборудование, новейшие компьютерные программы, самим искать лаборатории, разрабатывать идеи, искать средства. Большую поддержку оказывает правительство Москвы, помогает фонд "Лицо ребенка" - американская организация помощи русским детям по лечению детей с врожденными расщелинами.

Что касается пациентов, то для всех операции делаются бесплатно. Но технологическое обеспечение процесса сложным больным приходится финансировать самим. Хорошее компьютерное обследование обходится в 2-5 тыс. руб., и это только начало работы. Модель черепа стоит от 5 до 10 тыс. руб. и т. д. Денег у среднестатистической семьи обычно нет, но их можно достать. Например, в облздраве. Мы пишем письмо, что такому-то ребенку требуется лечение. Можно найти спонсора, часто операцию ребенку оплачивает производство, где работают родители. Деньги в стране есть, нужно только уметь их собрать.

Знаете, очень радостно видеть результаты нашей работы. Ведь после операции даже характер у детей меняется, они начинают улыбаться. Многие детишки приходят и не верят еще, что им можно помочь. Мы показываем фотографии тех, кто оперировался раньше, рассказываем, как все будет происходить. Это очень важно: для детей год жизни - как для нас 10 лет. На основе концепции раннего поэтапного лечения мы работаем уже 14 лет и, можно сказать, ведем наших детей по жизни. И только сейчас нам поверили, хотя до сих пор в медицине есть консерваторы, которые считают, что нужно ждать, пока ребенок повзрослеет, что невозможно достичь полной реабилитации в раннем возрасте. Наши результаты говорят о другом. В идеале специалисты стремятся к тому, чтобы закончить лечение до того, как ребенок начнет осознавать себя. А если тянуть время, это чревато тяжелыми формами патологии, которая появляется из-за того, что квалифицированную помощь не оказали раньше".

Словарь читателя

Биоматериал - костеподобное вещество, состоящее из гидроксиапатита и полиметилакрилата. Это вещество наиболее близко по составу к натуральной кости.

Дыхательная недостаточность - синдром, который сопровождается нарушением функции внешнего дыхания. При этом заболевании дышать можно только лежа на животе, питаться - через зонд.

Краниостеноз - преждевременное сращение швов костей черепа.

Гипертелоризм - увеличенное расстояние между двумя парными органами, например глазами.

Синдром Крузона - заболевание, при котором краниостеноз сочетается с недоразвитием костей лица.

Синдром Аперта - порок развития черепа.

Черепно-лицевой дизостоз - то же, что черепно-лицевые деформации.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы