aif.ru counter
74

Интимная жизнь интимы

«АиФ. Здоровье» № 11 11/03/2004

Завершились фундаментальные исследования российских ученых в области эндопротезирования сосудов при атеросклерозе. Созданы и уже выпускаются отечественные стенты (цилиндрические каркасы для сосудов), по качеству не уступающие мировым образцам, а по цене - вдвое-втрое дешевле. Были исследованы интимные процессы взаимодействия стентов с тканями сосудистой стенки, знание которых позволяет резко уменьшить число осложнений. Благодаря этой работе, отмеченной первой премией Европейского общества интервенционной радиологии за 2002 год, россиянам становится доступной очень нужная многим процедура восстановления нормальной функции пораженных склерозом сосудов.

АНЕКДОТИЧЕСКИЙ случай: при расширении аорты, пораженной склеротическими отложениями, стент сорвался с наконечника носителя и лег поперек сосуда больного. Вот уже пять лет пациент живет с этой "аномалией" и прекрасно себя чувствует - таким нежным оказался этот наш отечественный стент, что больной его ненормального положения даже не ощутил. Врачи решили оставить все как есть - устройство все равно свою задачу выполняет, хоть просвет сосуда и расширен больше требуемого; пациент, за которым медики тщательно наблюдают, на состояние не жалуется, так что опасений за его здоровье пока нет.

Отечественные стенты поставлены уже сотням больных - их количество превышает 400. Это миниатюрный сетчатый, словно кружевной, цилиндрик, биологически инертный, сделанный из нитинола - уникального сплава никеля и титана. Доставляется он до нужного места особым устройством - длинной и очень тонкой трубкой. В нее сначала с великой предосторожностью вводится тончайший проводник с мягким наконечником, чтобы при введении не повредить сосуд, а дальше, как по рельсам, идет по проводнику катетер с баллончиком или просто трубкой, через которые вводится контрастное вещество (для наблюдения на экране монитора). И уже по этому проложенному "коридору" начинает двигаться стент, спрятанный на кончике трубки и плотно запакованный. Обладая памятью формы, на месте он расправляется и своими упругими стенками раздвигает сужение в сосуде.

Справедливости ради скажем, что первые попытки применить отечественные стенты из нитинола были предприняты именно в России в середине 80-х годов минувшего века. Это делал профессор Иосиф Рабкин, хирург РНЦХ. Его спиралевидные стенты служили восстановлению нормального кровотока в артериях нижних конечностей. Однако эта конструкция не прижилась, и поиски оптимальной формы, которая могла бы применяться во всех венозных и артериальных руслах, продолжались. Разные группы инженеров и медиков параллельно вели исследования в этой области. Одну из удачных конструкций эндопротеза создал творческий коллектив во главе с доктором медицинских наук Зазой Кавталадзе, но из-за экономических трудностей 90-х годов изобретение пришлось продать за рубеж - не удалось наладить отечественное призводство. Институту хирургии им. А. В. Вишневского повезло больше: его специалистам удалось заинтересовать своим проектом инженеров одного мощного производственного объединения Москвы, способного организовать серийный выпуск новой совместной разработки. И работа закипела.

Но добиться производства собственных стентов в противовес американским (российских же корней) было лишь одной из задач. Была и другая очень важная цель, научная: получить четкую картину того, что происходит внутри сосуда после установки стента. Ведь не секрет, что многие из них благополучно зарастают снова, перекрывая просвет сосуда. Стент - тело инородное, с которым организм сразу начинает бороться.

В экспериментах на животных, которые организовал доктор медицинских наук Алексей Протопопов из красноярской краевой больницы N 1, призвав к сотрудничеству ученых нескольких институтов сибирского региона, особенности поведения сосудов исследовали в разный период после стентирования. Их изучали через час, через сутки, через 1 и 2 недели, месяц, спустя полгода. И вот что увидели. В первые часы и сутки в просвете сосуда формировались тромбы, как бы отгораживающие металлическую сетку от кровотока. Через неделю взаимоотношения сосуда и металлического пришельца в самом разгаре: выражены изменения сосудистой стенки - в зависимости от того, какой элемент эндопротеза с ней соприкасается, активно образуются пристеночные тромбы, укрывающие элементы стента. Через 2 недели сосуд привыкает к стенту, все его элементы покрываются многослойной оболочкой. Через месяц внутренняя стенка сосуда - интима восстанавливается, воспалительная реакция в других его слоях стихает, стент погружается во вновь образованную оболочку и выглядит как единое образование.

- И нам ясно теперь, что может произойти с пациентом в каждый временной промежуток, - говорит профессор Леонид Коков, руководитель отделения рентгеноэндоваскулярной хирургии Института хирургии им. А. В. Вишневского, - чего и когда следует опасаться, что при этом предпринять и чего не следует делать. Выяснилось, в частности, что самое опасное для пациента время - конец ближайших двух недель после стентирования, когда на металлической сетке образуются новые слои выпадающих из крови клеток. Это фактически свежие тромбы, но еще рыхлые, непрочно удерживающиеся за стент. И малейшее движение может привести к осложнениям - тромбозу стента или эмболии, т. е. закупорке сосудистого участка. А раз мы это видим, то можем принять профилактические меры, дать соответствующее лекарство, чтобы этого не случилось. Но через 3 месяца стент окончательно укрыт новой тканью, которая через полгода так плотно укрывает инородную сетку, что можно говорить о создании внутри ее просвета нового сосуда, который соответствует размерам прежнего, но функционирует уже без поврежденной стенки. Доказана высокая биологическая совместимость нитинолового эндопротеза с тканями организма.

Интимные процессы, которые нам удалось проследить внутри стентированного сосуда, возможность прогнозировать его поведение представляют ценность для фундаментальной науки.

Имея эти знания, мы смело пошли на клинические испытания, в которых участвовали крупнейшие больницы и клиники 10 городов - Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Новосибирска, Ижевска и других. Испытания прошли успешно. Удалось отработать общую оптимальную схему стентирования для всех случаев, это важный научный и практический результат. Количество рестенозов (повторных заращений) не превышает 5 процентов в течение 5 лет. А иные стенты служат больным по 8 лет без изменений.

Итоги этой большой коллективной работы собраны и обобщены в научном труде "Концепция развития сердечно-сосудистой хирургии в России на 2002 - 2006 гг.".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы