120

Алексей Кравченко: "Отдохнуть всегда успеем!"

«АиФ. Здоровье» № 18 29/04/2004

Алексей КРАВЧЕНКО - один из самых ярких актеров нашего времени. За ним чертовски интересно наблюдать в любой роли - он многогранен и абсолютно непредсказуем. А еще в нем ощущается глубокое чувство собственного достоинства и тонкая самоирония.

- ВЫ ПРОИЗВОДИТЕ впечатление человека основательного и уверенного в себе. А что для вас стрессовая ситуация?

- Любая стрессовая ситуация - это когда происходит что-то, к чему человек не готов, что он не может "разрулить". Особенно тяжело, когда еще и свою реакцию на происходящее нельзя выказывать внешне, для этого приходится прилагать все актерские качества в лучших традициях! Не хочется приводить конкретные примеры... Но, по-любому, это неприятные ситуации. Все это потом приходится как-то заглаживать. А как? Спиртное, тем более если не особо пьешь, не помогает. Курить? Да, вот этот момент у меня есть: я курю сигары. А это тоже стресс уже для моего организма, который кричит: "Что ты меня травишь?!" Я же не по одной сигаре выкуриваю в день, а по нескольку. Правда, я борюсь с этим: бросаю... начинаю... опять бросаю!

- Известно, что в основе актерской школы лежит умение проживать жизнь своего персонажа, пропуская его через себя. Но во многих картинах, особенно в сериалах последнего времени, образы настолько поверхностные, что актерам, по-моему, просто нечего делать!

- Это зависит от актера. Когда я читаю сценарий, я вижу роль. И конечно, буду выжимать из себя все соки, просто вить веревки из себя, любимого и драгоценного, чтобы сделать эту роль интересной для зрителя. Я могу сделать это технически, разумеется, но, так как я это не особо люблю, я буду пропускать все через себя. А иначе зачем заниматься этой профессией? Если ты - творческая личность, ты работаешь, не жалея себя. Но это идет в "плюс" тому делу, которое ты делаешь, - сериалу или спектаклю. И я выбираю тот путь, когда все пропускаешь через себя. Мне так удобнее.

- А отсюда, мне кажется, возникает момент импровизации?

- Да, пожалуй. Снимая, скажем, тот же "Спецназ", мы, актеры, заранее ломаем головы, как и что будем делать, каким получится кадр. И режиссер помогает, идет нам навстречу даже в самых, может быть, глупых затеях, как это было с танцем, практически во время боя, в первом "Спецназе". Просто мы устали ходить этакими монстрами с автоматами. Мы лежали на полянке, отгоняли от себя стрекоз автоматами и думали, как же нам все это обрыдло! Сколько можно стрелять? Второй месяц бегаем по сопкам, как сайгаки! Подошел режиссер и сказал: "Ребята! Ну вот, постреляли, а теперь как бы нам разгрузить это все?" И придумали танец.

- Вам частенько приходится играть людей "служивых"!..

- Это началось с "Иди и смотри". Следующая большая работа была в фильме "Мама", где я сыграл снайпера. Потом - "Цветы от победителей", где я тоже в принципе с автоматом. И так пошло-поехало до тех пор, пока Данелия не позвал меня на "Фортуну". Он сказал, что не видит во мне бойца, и мне это было очень приятно. Всегда хотелось уйти от каких-то стереотипов. Когда я учился в Щукинском театральном учлище, все мои роли были комедийного плана. И сейчас в кино для меня радость, если я могу внести в свою роль что-то комедийное. И я счастлив, когда возникает какая-то работа, не связанная с оружием. Просто мой внутренний нерв требует другого, и я понимаю, что могу и хочу играть другое. Как, например, в фильме "Рождественская мистерия", где мы работали с Чулпан Хаматовой. Вот это - другое! Показать себя не таким, каким тебя видят... это мне дорого.

- Вы занимаетесь спортом?

- Когда-то занимался. А сейчас стараюсь просто поддерживать форму, чтобы не расползаться вширь. Это тоже, кстати связано со стрессами, с которых мы начали. При стрессе зачастую можно начать есть все подряд, пить пиво... Скажите, к примеру, любому актеру, что у него в течение года вообще не будет работы - стресс страшнейший! Иногда актеры говорят: "Я устал, все надоело! Так хочу отдохнуть!" Я слушаю такие вещи с опаской. В свою время я тоже так говорил, и судьба дала мне возможность "отдохнуть" больше года - не было никакой работы. Теперь я крепко думаю, прежде чем что-то говорить в этом духе. Поэтому не надо отдыхать - отдохнуть мы всегда успеем! День-два, максимум неделя для отдыха вполне достаточно. Если есть работа, я лучше буду домой приезжать в 2 часа ночи и падать от усталости. А вот когда работы нет, ты нервничаешь и ползешь вширь, особенно если есть предрасположенность к этому, теряешь форму. Многие актеры, оставшись без работы, на нервной почве начинают есть (кажется, это называется булимия) так, что впору холодильник на ключ запирать. У меня, конечно, булимии не было, но... Я безумно люблю пиво... Результат понятен - начинаешь потом в муках скидывать вес. А с каждым годом это делать все сложнее. Для этого мне нужно на себя разозлиться, и тогда - туши свет! Вот сейчас я похудел на 12 килограммов и собираюсь еще десяток сбросить. Это нужно, это нормально. Когда ты в форме, чувствуешь себя гораздо лучше.

- Насколько вы экстремальный человек?

- На 99%! Почему на 99 - потому что никак не могу сделать то, на что меня уговаривают все друзья и даже жена: прыгнуть с парашютом. Есть такая хохма: "Если у вас что-то не получается с первого раза, то парашютный спорт не для вас!" А у меня с первого раза никогда ничего не удается! Это касается всего по жизни. Но во всем остальном, за исключением парашюта, я - без тормозов! Вот сейчас чуть дороги подсохнут, пересяду на спортивный мотоцикл...

- Галкин рассказывал, что на том же "Спецназе" была масса экстремальных ситуаций, что вы с ним чуть со скалы не сорвались!..

- Да, Влад реально падал - весь бок себе отбил! Стараемся, чтобы все эффектнее выглядело, придумываем трюки. Иной раз такое придумаешь, что потом не знаешь, как это физически выполнить! Я там в одном месте придумал просто, можно сказать, передать привет Сталлоне в "Скалолазе", где он повисал на скале на одной руке. Только он, когда это снимали, лежал на земле (там "скала" была сделана вдоль асфальта), а я висел в шести метрах над землей, держась рукой за долото, вбитое в распорку в скале. Причем скала была из ракушечника, который в любой момент мог отвалиться. И еще я не учел, что на мне будут два автомата, полное снаряжение и мой вес удвоится! Да и вообще на одной руке очень тяжело висеть. Но я висел, камера снизу снимала мое лицо "супергероя", правда, я при этом издавал разные звуки - попискивал потихоньку, стараясь удержаться: "Уй!.." И еще, помню, было тяжело, когда мы по каменистому песку тащили носилки с якобы раненым Лифановым. По замыслу их должны были нести 2 ослика, но они начали лягать друг друга, кусать... В общем, "осликами" стали мы с Галкиным и таскались с этими носилками несколько дублей. Я шел первым, и если Владу ботинки Лифанова били по лицу, то на мне Игорь лежал всем своим огромным телом! Он изображал из себя умирающего бойца, а сам краешком губ говорил нам: "Ребята! Только не уроните! Я вам ящик пива поставлю!"

- И какие при такой жизни взаимоотношения с собственным здоровьем?

- Да как у всех, наверное, - пока что-то не заболит, об этом не думаешь. Ну вот стараюсь избавиться от курения. По мере сил слежу за собой - начиная от внешности, заканчивая внутренностями. Сейчас я еще купил абонемент в спортзал. Но это мне нужно не для накачивания мышц, а исключительно для поднятия тонуса. И ходить туда я буду, скорее всего, на аэробику... как бы это ни прискорбно звучало!

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество