167

Ядерная помойка под открытым небом

«АиФ. Здоровье» № 49 04/12/2003

ПАРУ лет назад много шумели из-за того, что Россия согласилась на ввоз и захоронение отработанного ядерного топлива иностранных государств на своей территории. Одни предсказывали экологическую катастрофу, другие - превращение России в мировую радиационную помойку. Эти голоса раздались только потому, что переговоры шли открыто. А вот о том, сколько ядерных отходов уже хранится на территории России, скорее всего, не знает никто, тем более - в каком они состоянии.

Свежий пример - инцидент на северном побережье, на территории береговой технической базы в Гремихе, когда пятнадцать человек, проводивших стандартные работы по разделке оборудования, извлеченного из реакторов, переоблучились. Они получили дозы, значительно превышающие норму. Одного из работников, заподозрив у него острую лучевую болезнь, отправили в Москву. "За десятки лет, - рассказывает руководитель клиники ГНЦ Институт биофизики, доктор медицинских наук Андрей Юрьевич БУШМАНОВ, в отделение к которому попал самый "тяжелый" пациент, - в системе Минатома не было ни одного случая переоблучения людей, занятых на перевозке и утилизации радиоактивных отходов. Культура обращения с радиоактивными материалами формировалась годами. Нормы, контроль, техника безопасности идеально отлажены, и система работает без сбоев. Инцидент с переоблучением произошел на предприятии ФГУП "СевРАО", которое только недавно присоединили к системе Минатома. Это предприятие занимается утилизацией радиоактивных отходов (отработавшие радиоактивные маяки, реакторы атомных судов и подводных лодок) на северном побережье страны.

Пациент, который к нам поступил, работал с радиоактивными отходами на одном из островов далеко от материка. Он перегружал источник из одного склада в другой, и на него вылилась обыкновенная вода, содержавшая минимальные количества отдельных радиоактивных элементов. Но никто из окружающих этого не знал, поэтому решили, что он облился высокорадиоактивной жидкостью. В результате эмоциональной реакции у человека развились рвота и расстройство кишечника - первые признаки лучевой болезни. После тщательного обследования мы выявили, что он получил дозу облучения не больше 400 мЗв при норме 20 мЗв. И хотя норма была превышена в 20 раз, это не привело ни к какому лучевому страданию, потому что лучевая болезнь развивается с дозы в 1000 мЗв. Но сам эпизод говорит о том, что не все обстоит благополучно, и в "СевРАО" нет культуры работы с радиоактивными материалами. Не исключено, что ситуация могла бы сложиться менее благоприятно. На месте не смогли установить дозу полученного облучения. Настораживает, что предприятие, представители Госсанэпиднадзора и медики плохо взаимодействуют друг с другом. Хотелось бы и более профессиональных знаний местных медиков в области лучевой болезни. Дело в том, что рвота, развившаяся в течение короткого времени после инцидента, предполагает как минимум тяжелую степень острой лучевой болезни, в результате которой развивается гематологический "провал" и большинство людей умирает, что абсолютно не соответствует обстоятельствам нашего случая.

По информации, полученной нами из разных источников, ситуация на северном побережье напоминает описанную в "Сталкере": это километровые мертвые зоны на острове, где скопилось гигантское количество радиоактивных отходов, и условия их хранения неидеальны - и под открытым небом, и в помещениях. Это результат передачи проблемы от одних к другим (от СССР к России, от одной организации к другой). Невозможно даже представить, чем может грозить это хранилище, потому что работ, научно оценивающих их объем и степень опасности, недостаточно. Надо понять, существует ли вообще эта опасность. Скорее всего, существует. Массовой катастрофой (взрывом, цепной реакцией или вторым "чернобылем") они, конечно, не угрожают: там находятся не те вещества, которые способны дать взрыв. А вот попадание отходов в море, переоблучение людей, птиц вполне реально.

Пограничные государства давно наблюдают за ситуацией, и она тревожит их настолько, что норвежское правительство, например, несколько лет назад приняло программу помощи в уничтожении радиоактивных отходов с отработавших маяков на северном побережье и каждый год выделяет деньги на вывоз и транспортировку источников на уничтожение. Если у России сегодня недостаточно ресурсов для утилизации, то нужно хотя бы оценить объем работы, которую необходимо выполнить на северных островах, и разработать программу по утилизации этих отходов".

Идеальная схема утилизации: жизнь строго по паспорту

РАДИОАКТИВНЫЕ отходы - это источники, использовавшиеся на атомных электростанциях, подводных лодках, кораблях, маяках, радиологических аппаратах в онкологических учреждениях и т. п. На каждый источник заводят паспорт, по которому определено время его эксплуатации. Большинство источников со временем, как правило, за несколько лет, теряет свою активность. Радиоактивным такой источник будет еще много лет, но его активность перестает соответствовать тем техническим характеристикам, которые нужны реактору, кораблю и т. д., поэтому источник с истекшим сроком эксплуатации заменяется новым. Так происходит везде: в медицине, атомной промышленности, у военных. За радиационной безопасностью следит ряд организаций, в том числе Госсанэпиднадзор. Кроме того, в каждом округе работают специалисты Госсанэпиднадзора системы Минздрава (надзирают за радиационными источниками на вверенных им территориях) и ведомственных структур. Все источники подконтрольны, имеют соответствующий паспорт, бесхозных нет.

Сейчас в Минатоме существуют технологии, позволяющие боевые радиоактивные материалы перерабатывать в топливо для атомных станций. Происходит распад одних элементов и получение других, нужных для извлечения тепловой энергии. В будущем ученые наверняка придумают универсальную технологию переработки, чтобы все источники, отслужившие в одном месте, можно было бы использовать в другом. Но сегодня основная часть отслуживших источников отправляется в специальные хранилища радиоактивных отходов.

Твердые радиоактивные отходы, например, перевозят в хранилища на предприятии "Маяк" или под Красноярском, остекловывают и захоранивают. Опасаться, что по дороге они облучат полстраны, не стоит. Источники в бронированных контейнерах "путешествуют" в специальных вагонах, достаточно прочных, чтобы выдержать прямое попадание самолета. График и маршрут перевозки отходов - информация, разумеется, конфиденциальная.

С жидкими отходами немного сложнее. Их сливают в хранилища-отстойники, и они оставляют радиоактивность в донных отложениях. Как правило, это водоемы на бетонной основе колоссальной толщины с перемычками. Основная активность оседает на донно-иловых отложениях, которые наслаиваются на этот гигантский бетон, и находится там какое-то время, пока идет полураспад. Под действием тока воды радиоактивные отходы мигрируют в соседний водоем, где такая же структура, но активность уже намного меньше. Как правило, отстойники находятся на территории закрытых городов, периметр усиленно охраняют военные, проникновение на площадку запрещено. А вне водоема концентрация радионуклидов, использующихся сегодня для хранения радиоактивных отходов, не превышает допустимых санитарным законодательством нормативов, то есть на выходе радиоактивная когда-то жидкость оказывается в полной мере "бывшей".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы