aif.ru counter
86

Использованные "мозги" выбрасывают

«АиФ. Здоровье» № 42 16/10/2003

Все уверены: единственная реальная возможность для российских ученых нормально работать - это устроиться в какую-нибудь западную корпорацию. Наши "мозги" отправляются в Европу, США, Канаду, чтобы не растрачивать свои силы за гроши в загнивающих отечественных НИИ. А так ли уж за бугром все безоблачно? Академик Российской академии медико-технических наук, доктор биологических наук Петр Гаряев недавно вместе со своей рабочей группой вернулся из дальнего зарубежья.


Для справки: Петр Гаряев является одним из основоположников современной волновой генетики. Имя его суперавторитетно, влияние - бесспорно. В 1994 году создал теоретическую базу своего направления в науке - теорию волновых генов. Практическое применение - борьба с перекодировкой ДНК, которой занимаются многие вирусы (ВИЧ, онкогены), а в конечном итоге - окончательная победа над диабетом, онкозаболеваниями и ВИЧ-инфекцией.

Мечты

Средств на работу в России не было, зато деятельностью Гаряева чрезвычайно заинтересовались на Западе. В частности, прекрасные условия предложили канадцы. После долгого преодоления непонятных издевательских визовых препон разрешение на выезд наконец было получено.

И вот Гаряев и компания, прихватив уникальную оптико-радиоэлектронную аппаратуру, летят к новому месту работы. Развернуться хотели сразу по трем фронтам: работать с бактериями, растениями и животными. Как вспоминает сам Петр Петрович: "Возможности, как казалось тогда, открылись огромные. Мнилось, что будем вместе с канадскими учеными решать поставленные задачи. Условия классные - лаборатории роскошные. Прямо как у Райкина: "Белий низ, чорний верх есть? Есть! Чорний низ, белий верх есть? Есть!" Но..."

Как наивны мы были, начиная работу. Быстро обнаружилось, что научная работа в Канаде организуется не так, как у нас. В России как: ставишь эксперимент - потом пишешь протокол. В Канаде же подход более прагматичный. Вся научная деятельность здесь поставлена на строго коммерческую основу. На каждый эксперимент заключается контракт с определенной частной лабораторией, в котором четко расписаны все шаги и оплата. Например, один эксперимент с бактериями - 3 тыс. долл., с крысами - 30 тыс. Когда, как и с чем работать, определяют спонсоры. С самого начала мощная фармакологическая корпорация, которая собиралась оплачивать эксперименты, твердо заявила - будете работать с животными. Конкретно - с крысами. И строго очертила поле деятельности - ищем волновую методику лечения диабета без инсулина. Русские попытались протестовать, объясняя, что правильнее идти от простого - бактерий - к сложному - крысам. Но их доводам не вняли.

Визг заказчика

Правильно говорят, когда слишком хорошо - это плохо. Сразу же был получен ошеломляющий результат. Оговоримся, этому "сразу же" предшествовали 17 лет тяжелейшей работы сначала одного Гаряева, а потом и его коллег-единомышленников. Заказчики визжали от счастья. Еще бы, 95% больных диабетом животных после минутного сеанса введения волновой информации в течение недели выздоровели.

За первой триумфальной серией последовала вторая - такая же удачная. Предстояла огромная интереснейшая работа. Все надо было проверить и перепроверить. Однако спонсоры решили, что денег на работу русских потрачено достаточно и успешные эксперименты можно воплощать в жизнь, а потому... Русских гениев вежливо попросили очистить помещение лаборатории. Как оказалось впоследствии, "инсулиновая" корпорация свернула работы, так как сумела, по их мнению, "передрать" методику русских. Однако потерпела в попытках внедрить чудо-компьютер или хотя бы повторить эксперименты полное фиаско.

Но вернемся в прошлое - к нашим горемыкам от науки. Практически сразу группа ученых нашла новое место работы. Новых спонсоров борьба с диабетом особо не интересовала, да и денег у них было не в пример меньше. А потому они потребовали развернуть исследования по бактериям. Конкретно - изучать механизмы возникновения устойчивости бактерий к антибиотикам.

Это было именно то, с чего группа Гаряева планировала начать. А потому, повздыхав о полученных ошеломляющих результатах с крысами, они с головой погрузились в выбранный новыми "хозяевами" участок работ. Тем более что работы эти таили прекрасные перспективы. И в идеале должны были дать ответ - почему же человеческие организмы так быстро привыкают к разного вида антибиотикам. И как сделать так, чтобы они стали действовать безотказно.

Реальность

Ставим первый эксперимент - получилось! Статистика прекрасная. Второй эксперимент - полное подтверждение! Случайность уже исключена. Ставим третий - нулевой результат, четвертый - снова ноль. Грустно, но, в общем, неплохо. Обычное дело в науке. Продолжать бы дальше искать причины нестабильности. Но спонсоры сильно поскучнели. Они же бизнесмены, не ученые. Им трудно объяснить, что счет 2:2 - отнюдь не катастрофа. Вот-вот нащупаем слабое звено в методике. Поэтому разговаривать стали сквозь зубы. А уж когда мы завели речь о том, чтобы неплохо перейти на работу с растениями, совсем разозлились. Видать, с деньгами совсем плохо у них оказалось. Так что об экспериментах с растениями пришлось забыть. К этому времени в Москве завершились несколько серий наших исследований именно с растениями, и отчеты мы получили. Результаты там были прекрасными, но... это уже не смогло повлиять на ход событий.

Разобравшись, что быстро на нас денег не заработаешь, спонсоры вежливо сообщили, что исчерпали выделенный под наше направление лимит средств. Намекнули, что хотели было продать нас многомиллиардному гиганту "Селера Геномикс". Но не сошлись с его руководителем - мультимиллионером Крейгом Вентером в цене. Поэтому нам пришлось собрать вещички и вернуться домой - в Россию.

Подводя итоги своей "западной" работы, Петр Петрович говорит:

- Неприятно, что мы стали не объектом научного интереса, а предметом торга, все хотели быстро заработать на нас деньги. Печально, что пытались нас попросту обворовать - скопировав наши ноу-хау и аппаратуру. Да, попытались. Но если мы были наивны, полагая, что на Западе мы все и всем быстро докажем, то и фармакологическая корпорация, нечестным путем хотевшая заработать миллионы на наших именах, просчиталась. Нашу методологию можно сравнить с уникальной скрипкой в руках виртуозного исполнителя. Можно украсть скрипку, но без конкретного исполнителя чистого звука не получится - выйдет одна какофония. Короче, воспоминания о "загранкомандировке" не самые приятные. Так стоит ли так рваться туда?

От редакции: мы постараемся в ближайшее время встретиться с Петром Гаряевым и подробнее рассказать на страницах "АиФ. Здоровья" о сути его теории лечения сахарного диабета и о других открытиях.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы