2504

Эксперименты над людьми или для людей?

«АиФ. Здоровье» № 27 03/07/2003

Кролики и мыши постоянно отдуваются за человека, потому что большинство испытаний начинается именно с них. Выдержали, показали хорошие результаты - отлично, значит, можно переходить на людей. Однако в некоторые ситуации животные не попадают, а современный человек - все чаще и чаще, поэтому медицинские эксперименты приходится проводить сразу на людях. Зачем?

Людей не мучают, им помогают

"НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ прогресс создал новую среду обитания, где мы постоянно подвергаемся экстремальным воздействиям на организм и психику, - говорит председатель биоэтического комитета Института медико-биологических проблем Игорь Дмитриевич ПЕСТОВ. - Чтобы предотвращать скверные последствия современного образа жизни и помогать с ними справляться, нужно максимально полно знать о человеческих возможностях. Сегодня эксперименты проводятся не над людьми, а с их участием. В международных документах четко прописаны все правила, поэтому серьезные медицинские учреждения всегда отвечают перед комиссией по биомедицинской этике и, не получив ее "добро", не могут приступить к испытаниям. К сожалению, жуликам и садистам закон не писан. Возможно, и сейчас, как во времена Третьего рейха и сталинских репрессий, на беззащитных людях испытывают яды, но к медицине это никакого отношения не имеет. Тут должен действовать Уголовный кодекс".

Профессиональные испытатели - не жертвы науки и не жадные до денег мученики. Для большинства из них участие в эксперименте - обыкновенная работа, как для кого-то водить троллейбус или учить детей.

Опасно ли участвовать в опытах? И да и нет. Каждого испытуемого обследуют с ног до головы: проходят только абсолютно здоровые. Два главных права "подопытного" - добровольность и возможность отказаться от участия в эксперименте в любой момент без объяснения причин. Каждому участнику с дотошностью объясняют, на что он идет, что почувствует, почему и в какой момент он обязан прекратить эксперимент. На восстановление здоровья, как правило, дается столько же времени, сколько занял опыт. В себя приходят под пристальным контролем врачей, на усиленном питании, иногда - в санатории. Часто бывает, что сам опыт занимает несколько часов, а на его подготовку и обработку результатов уходят месяцы.

Обыватели придерживаются крайних позиций: "Ни за что бы не согласился" и "Вот бы меня взяли". И те и другие могут не волноваться. Постороннему человеку попасть в эксперимент практически невозможно. За участие платят очень неплохо, но очереди не выстраиваются, потому что информация о наборе участников закрыта. Выбирают специалистов из своего института. Они, что называется, "в теме", отлично контактируют с организаторами, не пытаются "продать себя" из-за безысходной финансовой ситуации, поэтому без труда выполняют обязанности испытуемого: соблюдать предписанный режим, не нарушать рекомендации, добросовестно рассказывать о своем самочувствии и возможных идеях для улучшения снаряжения (оборудования и т. д.).

Кому это надо

- Подводникам

При быстром подъеме с глубины в крови образуются пузырьки газа. Это кессонная болезнь, которая проявляется несколько часов или дней спустя после работы на глубине. При появлении признаков кессонной болезни подводника помещали в барокамеру под давление 40 м водяного столба и постепенно его понижали, чтобы пузырьки хотя бы и с трудом, но растворялись.

До недавнего времени использовали именно такую процедуру лечебной рекомпрессии. После специального эксперимента ее усовершенствовали: теперь подводникам подают в барокамеру подогретую кислородно-гелиевую смесь, благодаря чему пузырьки газа растворяются быстрее. Казалось бы, подогреть смесь - новшество минимальное, зато скольким людям оно облегчило жизнь.

- Космонавтам

В состоянии невесомости кровь, лишенная веса, распределяется по организму так, что космонавту не избежать ощущения тяжести в голове. Чтобы улучшить его самочувствие, придумали "браслеты" - манжеты, которые надеваются на верхнюю часть бедер и передавливают вены, затрудняя отток венозной крови из ног. Туда кровь попадает, а обратно - с трудом. Так имитируется пребывание в вертикальном положении. Чтобы "браслеты" не повредили еще больше, чем невесомость, нужно точно знать, с какой силой они должны давить, как долго и т. д. Для этого на Земле испытатели укладываются на наклонную плоскость вниз головой, кровь перераспределяется так, что организм чувствует себя в невесомости (насколько это возможно), и начинается работа с манжетами, поиск оптимального давления и времени их ношения.

В космосе человек отвыкает от "земного" распределения крови, и после приземления его ждут головокружение, потеря сознания - в общем, приятного мало. Если, конечно, не тренироваться. Для этого придумали специальные штаны с каркасом. Космонавт их "надевает", воздух откачивают, и кровь устремляется к нижней половине тела. Если регулярно пользоваться такими штанами в космосе, сердце и сосуды тренируются - и на Земле возникает меньше проблем.

Космические полеты - это вообще сплошные эксперименты с человеком. На Земле космонавты до автоматизма доводят все операции по управлению кораблем, способны даже во сне "посадить" корабль в любой нештатной ситуации. В невесомости вестибулярный аппарат действует иначе, и задача, еще вчера элементарная, требует от космонавта максимум усилий и сосредоточенности. Приходится и в космосе учиться тому, что довел до совершенства в земных условиях. А ученые в это время считают: сколько ему понадобилось времени, сколько сделал ошибок и как много топлива потратил. Они не придираются к способностям космонавта, им важно знать, чего ожидать в экстренной ситуации и как с ней придется справляться.

В космосе в человеческом организме меняется практически все, и важно знать как. Казалось бы, что там может случиться с зубами. Но нет, взяли в космосе мазки из полости рта, на Земле их посмотрели и узнали, что в условиях невесомости и в некоторых других экстремальных ситуациях во рту развивается неблагоприятная среда, угрожающая развитием парадонтоза.

На рабочем месте космонавты тоже могут заболеть. Таблетки, которые они берут с собой в полет, те же самые, что и в наших домашних аптечках. А вот действие их на организм в состоянии невесомости порой непредсказуемо, поэтому космонавты часто участвуют в экспериментах на фармакодинамику: пьют безобидный препарат, а потом судьбу этого лекарства прослеживают по анализам крови, мочи, слюны. Так уточняют дозировки лекарств, которые можно назначать космонавтам в случае необходимости.

"От людей я отвык..."

ПРОСТОМУ человеку некоторые опыты могут показаться бессмысленными и невыносимыми. Например, в 1967-1968 гг. был организован эксперимент, который длился целый год. "Нас было трое участников, - рассказывает руководитель той группы испытателей Герман Анатольевич МАНОВЦЕВ, - оценивалась реакция человека в условиях длительной изоляции в термообъекте и параллельно отрабатывались новые системы жизнеобеспечения. Мы жили в камере объемом 12 м3, по площади - это кухня в хрущевке. Помещались там спальные места одно над другим, душ, потом подключили узкую оранжерею длиной 6 м, где мог походить один человек.

Нас не изолировали полностью: передавали письма, записки, меняли через шлюз книги, был телевизор, но с самого начала мы зачеркивали крестиком "отсиженные" дни, а под конец и вовсе считали минуты до выхода. Тяжело не было, мы втянулись буквально за неделю, потому что были очень загружены работой. Очень много времени отнимало приготовление пищи, физические упражнения для поддержания формы. Через два месяца начались конфликты. Конечно, все сводилось к производственным спорам, хотя в них и было много личного. Но к концу эксперимента мы не стали ни врагами, ни друзьями, мы просто вместе работали. Комнату не проветривали, содержание углекислого газа было примерно в 10 раз выше по сравнению с обычным, но мы не болели. Зато сопротивляемость к простудам и воспалениям за время эксперимента понизилась. Когда все закончилось, нас три недели продержали изолированными в клиническом отделе, но могу сказать, что здоровье мое не пострадало. От людей я отвык, это да, были потом некоторые сложности в общении, но это быстро прошло".

Сколько можно продержаться в замкнутом пространстве в ограниченном кругу людей, как при этом изменятся характер и поведение - эти вопросы внимательно изучаются и полвека спустя. От дальних космических полетов ученые пока не отказались, да и современные космонавты, хотя они работают на околоземной орбите, вынуждены долгое время очень тесно общаться друг с другом. А коллег не выбирают. Все чаще ими становятся космонавты из разных стран. В 1999 г. в Институте медико-биологических проблем прошел международный 8-месячный эксперимент по программе МКС, чтобы проверить совместимость экипажей по психологии, менталитету, образу питания, на преодоление языкового барьера.

"Внутри ракеты, - рассказывает заслуженный испытатель Хайдер ХОБИХОЖИН, - все было напичкано камерами, и на главном пульте мониторы работали в сканирующем режиме. Постоянно дежурила бригада из четырех человек: врач, инженер, техник, лаборант. Не говоря уже о том, что на эксперимент работал практически весь институт: кто-то исследовал психологические аспекты, кто-то смывы с тела - собирали всю возможную информацию.

Среди нас были немец, японец, австриец, канадка. Японец выдержал два месяца и запросился на волю. Мне показалось, что ему было страшно скучно, хотя мы пытались как-то развлекать наших иностранных коллег. Свободного времени практически не было: в 8 - подъем и до 18 - работа: тесты, физкультура, хозяйство. 99% времени мы проводили за компьютером. У нас был круглосуточный доступ в Интернет, на сон почему-то хватало четырех часов, поэтому все свободное от работы время мы сидели в сети.

Время пролетело незаметно. Пожалуй, я стал хуже чувствовать себя в толпе. Когда вышел, казалось, что вернулся в то же время: ведь пока мы работали, проблемы здесь все равно не решались сами по себе, поэтому мы столкнулись точно с тем, что оставили".

Марсианский корабль, построенный 30 лет назад специально для опытов, по-прежнему остается уникальным сооружением. Аналогичный комплекс построили было в Японии, но самый долгий эксперимент продлился... 7 дней. С тех пор международные испытания заказывают в России. Сейчас ракету "перестраивают" под очередной эксперимент - 500-суточный "полет на Марс".

Основные принципы биомедицинской этики, регламентирующие проведение исследований на человеке

Любые исследования, проводимые на человеке, допустимы:

только в том случае, если они оправданы ценностью ожидаемых научно-практических результатов;

только при наличии добровольного согласия обследуемого лица на участие в эксперименте, основанного на его полной информированности о рисках, которым он может подвергаться в процессе эксперимента;

только в случае предоставления обследуемому лицу гарантий: достаточности принятых мер безопасности; сохранения конфиденциальности сведений, увязывающих полученные результаты с его личностью; оказания при необходимости медицинской помощи и компенсации возможного ущерба его здоровью в результате участия в эксперименте; его права на отказ от проведения или продолжения эксперимента;

только при соблюдении мер, исключающих неблагоприятное влияние на ход эксперимента со стороны других экспериментов или осложняющих обстоятельств, а также несогласованного с обследуемым изменения методики эксперимента;

только после тщательной апробации методики полетного эксперимента в серии наземных отработок.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах