aif.ru counter
72

Не мы не любим лечиться, а нас не любят лечить... Или не умеют

«АиФ. Здоровье» № 50 13/12/2001

УВАЖАЕМАЯ редакция, вы моя последняя надежда.

9 января 2000 г. встала утром с постели и не смогла наступить на ноги.

Вызвала врача. Та сказала, что в ее практике такое не встречалось. Я объяснила, что симптомы похожи на грибок кандида (прочитала об этом в справочнике).

Она тут же согласилась с диагнозом и лечением: пить нистатин и ноги мазать нистатиновой мазью.

Пью и мажу полмесяца. Мучают сомнения, но положение безвыходное: еле передвигаюсь по квартире.

30 мая, через 5 месяцев, положили в больницу в терапевтическое отделение.

В отделении никто не определил, что это за загадочная болезнь. Сделали реовазографию сосудов, вызвали невропатолога из неврологического отделения, которая определила: ангиотрофоневроз, но под вопросом. Необходима консультация сосудистого хирурга. Но он как раз в это время уехал в отпуск.

Меня выписали домой ждать хирурга.

Наконец вышел хирург. Прихожу к нему - очереди ожидает масса страдальцев. Объявляют: хирурга не будет, он на срочной операции. Прихожу через неделю: улетел в деревню. Еще через неделю: хирург уволился.

Отправилась в платную поликлинику.

Сосудистый хирург, кандидат медицинских наук, посмотрела результаты обследования в больнице и заявила: у вас нет 2 анализов - на ПТИ и свертываемость крови.

Приношу ей результаты этих анализов. "У вас артроз". Какой, говорю, артроз, если у меня суставы не болят?

Узнала, что в поликлинике при клинической больнице, в которой находится сосудистое отделение, консультирует хирург. Поехала.

Приходит зав. отделением и сообщает, что принимать не будет. "У меня женщина на операционном столе умирает". Я говорю: "Вы меня не смотрите, посмотрите только результаты обследования". Не посмотрел.

4 октября (через 9 месяцев) я все-таки дошла до хирурга. Он быстренько посмотрел мои руки и сказал: болезнь Рейно, выписал бумажку, протянул мне и ушел.

Стала разбираться в его каракулях. Участковый врач, которую я попросила помочь, решила: 100 таблеток. Цифра 100: в таблетках или днях?

Выпила эти 100 таблеток: результат нулевой. Если не сказать хуже. Если до лечения я сама ходила и ездила, пытаясь получить консультацию, то теперь уже этого делать не могла. С трудом стал даваться каждый шаг.

Обратилась к участковому врачу дать направление в клинику. Она дала, но сказала, что не положат. Приехала в клинику в приемное отделение. Зав. отделением посмотрел направление: "Таких больных не берем". Объясняю, что я уже больше года болею и боюсь, что у меня болезнь Рейно переходит в системную склеродермию. Он ткнул мне пальцем где-то между шеей и плечом: "Ну и что? Вырежем ребро".

Вот и ответ на статью в вашей газете "Почему мы не любим лечиться?". Нас не любят лечить, а может, не умеют.

И последнее. Что же мне все-таки делать? Хирург говорит - ходить не надо. Невропатолог, наоборот, - надо ходить, а то совсем сляжете. Кого слушать? Кто подскажет? Помогите! Прошу.

С уважением, Лия Леонидовна И с т о м и н а, Саратов

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы