aif.ru counter
50

Какая разница, где они умрут, или Вопрос о компетентности

«АиФ. Здоровье» № 10 07/03/2002

В N 3 "АиФ. Здоровье" за 2002 г. в рубрике "Скандал" под заголовком "У нас трупы на дорогах не валяются" размещена публикация, в которой от имени главного врача и юриста ГСС МП распространены сведения в отношении Н. В. Воронович, не соответствующие действительности.

Журналист, будучи недостаточно компетентным в вопросах права, допускает вольность в трактовке фактов, изложенных юристом Торбиной И. В. Одна лишь формулировка того, что Воронович Н. В. была осуждена за попытку доведения человека до самоубийства по ч. 1 ст. 30 УК РФ, является абсурдной, поскольку ответственность за совершение данного преступления наступает в соответствии со ст. 110 УК РФ, а не ст. 30 УК РФ. Ст. 30 УК РФ гласит о приготовлении к преступлению и покушении на преступление, что не имеет никакого отношения к Н. В. Воронович.

Далее, в соответствии со ст. 44 Закона РФ "О средствах массовой информации", редакции в жесткой форме предлагалось опубликовать опровержение.

И подпись:

главный врач станции скорой медицинской помощи г. Омска С. Б. Трифонов.

Поскольку меня обвинили в некомпетентности, я не поленился, нашел диктофонную запись беседы с главврачом Трифоновым и юристом Торбиной. Хочу привести небольшую выдержку ДОСЛОВНО:

Трифонов: Она сидела (Воронович Н. В.) в 99-м году, во всесоюзном розыске была, ее на живца ловили и в тюрьму сажали, не в тюрьму, а в следственный изолятор, за доведение человека до самоубийства.

Торбина: В чем суть, я насколько понимаю, у нее были какие-то особо близкие отношения с товарищем, непосредственно, К. А потом что-то, видимо, ее не устроило. Я не знаю, то есть это было дело давнее, 98-й год. И потом, в общем-то, как-то отношения у них не сложились, и соответственно она начала, что называется, терроризировать его семью всевозможными способами: там какие-то оскорбительные письма писать, подкладывать их в лечебное учреждение, где работают дочь этого товарища и супруга.

Корреспондент: А кого она чуть до самоубийства не довела?

Трифонов и Торбина (хором): Дочь вот этого товарища.

Трифонов: Это уже следующее дело.

Торбина: Она признана виновной по части 1 статьи 30 УК.

Раз десять, не меньше, я прослушал запись, давал слушать ее коллегам: никаких сомнений, именно так юрист Торбина и сказала: "признана виновной по части 1 статьи 30 УК".

Может быть, главному врачу станции скорой медицинской помощи г. Омска Трифонову, вместо того чтобы обвинять в некомпетентности журналиста, озаботиться компетентностью юриста ГСС МП? Кстати, ее компетентность насторожила меня еще во время нашей беседы, когда на некоторые вопросы я получал весьма невразумительные ответы, вроде такого: "Бумаг-то много, поэтому разобраться в них сложно".

Однако все это, как говорится, не главное, и не стал бы я об этом вспоминать, если бы не требование Трифонова опубликовать опровержение. Главное - другое. Ни словом не обмолвился уважаемый Сергей Борисович о том, что происходит сейчас во вверенном ему хозяйстве. В частности, никак не отреагировал на прозвучавшие в его адрес, на наш взгляд, вполне серьезные обвинения. Значит ли это, что и впредь в Омске к тяжелейшим гемодиализным больным будут направлять машины "скорой" без врача и без фельдшера, с одним лишь водителем? В самом деле, зачем тратиться, если главный врач считает: "Эти больные и так обречены, так какая разница, дома они умрут, в больнице или в машине "скорой помощи"?"

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы