66

Больной оспой опасней "Боинга"

«АиФ. Здоровье» № 42 18/10/2001

РАЗНЫЕ слухи ходят в поселке Кольцово под Новосибирском о том, что происходит за мощной оградой пресловутого "Вектора" - объекта стратегически-оборонного значения. Пачками идут по инстанциям письма местных жителей: "Опять все огурцы нам своей заразой-химией потравили"... Между тем "заразой", которая, как смерть Кощея, схоронена за семью замками в Государственном научном центре вирусологии и биотехнологии "Вектор", можно при желании в считаные дни уморить полмира. Но такого желания - во всяком случае у сотрудников Центра, естественно, никогда не возникало.

Стой, кто идет?

Три высоченных забора идут по всему периметру территории "Вектора" на расстоянии нескольких метров друг от друга. Сверху - колюще-режущие гирлянды: нанизанные на проволоку лезвия. К каждому барьеру подведена сигнализация. Земля между ними вспахана, как на Государственной границе. В одном из десятков многоэтажных корпусов "Вектора" находится музей штаммов особо опасных инфекций. Туда доступ закрыт и большинству сотрудников. "Даже представители ВОЗ проходят туда "поштучно", и то согласование на правительственном уровне требуется", - объяснил нам директор Центра академик Лев САНДАХЧИЕВ.

- Утечку смертоносных вирусов из ваших хранилищ вы исключаете?

- Абсолютно. Во-первых, у нас имеется специальное инженерное обеспечение: воздух в корпуса подсасывается из окружающей среды, а не наоборот. Во-вторых, каждый, кто входит в корпус, вакцинирован. Вплоть до пожарных. Прививки, сделанной в детстве, недостаточно, весь допущенный к работе с особо опасными вирусами персонал прививается регулярно раз в три года. Затем - санпропускник: каждый день перед началом работы осматриваются кожные покровы сотрудника, чтобы не было ни царапины, ни ссадины. Если у кого поднимается температура, мы его немедленно изолируем. Прямо на площадке "Вектора" находятся и карантинный корпус, и инфекционный стационар. Одним из мотивов уничтожения коллекции вирусов оспы, которое не раз предлагало мировое сообщество, как раз было предположение, что наши штаммы уходят куда-то "на сторону". Тогда на "Векторе" совместно с американцами - обладателями второй из официально оставшихся в мире коллекций - мы провели большую работу по совершенствованию системы охраны объекта. И сейчас она соответствует международным стандартам. В ближайшие два года планируется закончить систему полного видеонаблюдения.

Незнайка на Луне

К недоступным пробиркам со смертоносной оспой мы с фотокором, честно сказать, и сами не рвались, и здание, где они находятся, лишь с почтением оглядели со стороны. И в сопровождении начальника охраны и ученого секретаря Центра отправились в другой корпус, в котором изучаются также страшные вирусы: лихорадки Эбола, ВИЧ и другие. Защитные костюмы оказались похожими на космические. "Тут одна американская журналистка просила дать примерить, - рассказал нам заведующий лабораторией особо опасных вирусных инфекций доктор биологических наук Александр Чепурнов. - Я разрешил после того, как она заверила, что много лет занималась дайвингом, умеет дышать в акваланге".

В этих резиновых скафандрах, проверенных на герметичность, сотрудники лаборатории работают по 4 часа подряд. Да еще, бывает, умудряются бегать за улизнувшими от шприца обезьянами. Старший лаборант Антонина Преснякова продемонстрировала облачение в скафандр по-солдатски быстро и четко. В результате стала очень похожа на Незнайку на Луне. В начале пути в лабораторию сотруднику приходится дышать через противогаз. А когда он минует специальные шлюзы, подключается магистральный воздуховод. И за каждым "космонавтом" тянется специальный шланг, из которого подается воздух. Самая важная мера безопасности - вентиляция. Все предусмотрено для того, чтобы в случае аварии каждый мог срочно ликвидировать свое рабочее место. Все жидкие отходы идут через автоклавы. Твердые - проходят щелочную обработку и дожигаются в специальном, отдельно стоящем "крематории". (Мы подошли, посмотрели - сарай как сарай.)

За все платит Америка?

- Вы полностью на государственном содержании? - решили мы уточнить финансовую сторону безопасности "Вектора".

- На американском, - шутят сотрудники, имея в виду гранты, которые дают весьма существенную "подпитку".

- Какая средняя зарплата в Центре?

- Стыдно говорить. Полторы тысячи рублей.

- А если кто-нибудь из злоумышленников попытается подкупить ваших сотрудников? - спросила я в лоб Льва Сандахчиева.

- Это наиболее опасный вариант, я его не исключаю. Тут и автоматов и бомб не надо. Но мы знаем своих сотрудников много лет. И за почти 30-летнюю историю "Вектора" не было случая выноса материалов за пределы Центра, если вы об этом.

Но если не сами вирусы, то "военную тайну" вынести все же можно. Благодаря разговорчивости бывших сотрудников советских вирусологических центров - таких, как Канаджан Алибеков или Сергей Попов, 10 лет трудившийся на "Векторе", а затем "отбывший" в США, мировая общественность начала с особым беспокойством относиться к разработкам новосибирских ученых.

- Откровения наших бывших коллег Алибекова и Попова - это "дохлая кошка", запущенная ради срыва подписания Конвенции по биологическому оружию. Американцы отозвали свою позицию и в обоснование этого прикрылись "опасностью из России", озвученной перебежчиками. Их утверждения я комментировать не берусь, потому что наша прошлая деятельность решением правительства приравнена к секретным материалам. Но могу высказать официальную позицию по этому пункту. Действительно, Борис Ельцин признал факт нарушения Конвенции, были приняты решительные меры. Но обвинения в том, что "Вектор" и сейчас продолжает заниматься биологическим оружием, совершенно нелепы. Будто мы работаем с генетически измененными вариантами вируса оспы, которые в отличие от природных обладают еще худшими показателями по смертности и преодолению иммунитета к ним. Это всего лишь попытка перебежчиков-"правдоискателей" продержаться на плаву. Мы в своем кругу это так оцениваем.

Около 50 бывших сотрудников "Вектора" сейчас работают в разных научных центрах за границей. Нынешнее руководство уверяет, что знает лично каждого вместе с его интеллектуальным багажом, который тот вывез "на экспорт", и все они работают в Европе, Австралии - цивилизованных странах. Дай Бог.

Коллекция смерти

- ВОЗ было решено оставить в мире две коллекции вирусов оспы: в Атланте, США, - 450 образцов, и у нас в "Векторе" - 120 штаммов, - рассказывает Лев Сандахчиев. - Наша коллекция была переведена в 94-м году из московского Института вирусных препаратов (из соображений безопасности в связи с чеченскими событиями. - Ред.). Эти коллекции не дублируют друг друга: образцы вирусов взяты из разных стран, у разных возрастных групп болевших, разных по времени вспышек. Это огромная база вирусных штаммов, которые были выделены в процессе искоренения оспы на Земле. Однако и американские, и британские официальные лица заявляют, что по крайней мере 10 стран в мире до сих пор проводят секретные исследования с вирусом оспы. Называют в первую очередь Северную Корею, Ирак, Иран, Ливан. Некоторые подозревают и Китай.

В музее пластиковые маркированные пробирки с возбудителями смертельной болезни уложены в коробочки с пломбами. Те в свою очередь хранятся в опечатанном холодильнике, поставленном на сигнализацию. Температурные данные (минус 70) выведены на самописец, кроме того, есть система тревоги. Каждая пробирка - на персональном учете. Всякий раз, когда мы берем из музея образец, процедура оформляется специальным разрешением. Скрупулезно отмечается движение пробирки - на какой рабочий стол она перемещается. Чем отличается вирус, к примеру, от также опасных радиоактивных веществ? Он имеет пренеприятное свойство размножаться. Причем на всем живом, для него пригодном. Прежде всего это куриный эмбрион. В сыром курином яйце есть пленочка-мембрана, на ней-то они лучше всего и растут.

- Крупнейший американский эксперт по оспе генерал Питер Джарлинг сказал недавно, что, если мы уничтожим легальные коллекции, цивилизованный мир лишится живых вирусов для работы с ними, а у террористов будут развязаны руки. И мы с ним согласны. Кроме опасности биотеррора не исключена и возможность того, что оспа снова возникнет на Земле сама по себе - из природных ресурсов. За Полярным кругом в вечной мерзлоте мы обнаружили трупы скончавшихся от оспы во время эпидемии начала прошлого столетия. Правда, выделить вирус нам пока не удалось. К тому же экологическую нишу, которую освободили от популяции вирусов оспы, уже штурмуют вирусы, похожие на нее. В 96-м году возникла вспышка оспы обезьян в Заире, и она сильно обеспокоила ученых всего мира. От обезьян заразились люди, чего раньше никогда не случалось. Они заболели оспоподобным заболеванием, хотя и не таким страшным, как натуральная оспа человека. Вирусы могут мутировать и дальше, и тогда мы без всяких террористов можем оказаться беззащитными перед смертельно опасной и чрезвычайно заразной болезнью. Массовые прививки против оспы перестали делать во всем мире более 20 лет назад, запасы вакцины ВОЗ сохранила на всякий случай. Но для тех, у кого иммунитет ослаблен, эта вакцина смертельна. А таких людей за последние десятилетия стало намного больше. Вот почему коллекции оспы нельзя уничтожать, вот почему наши исследования и работа над новыми, комбинированными вакцинами ведется полным ходом.

ВОЗ уже не первый раз поднимает вопрос об уничтожении коллекций вирусов оспы. Последний раз это снова обсуждалось на Ассамблее ВОЗ в 1999-м году. Было решено повременить до 2002-го. И американцы, и ученые "Вектора" против их ликвидации.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах