aif.ru counter
24.05.2001 00:00
1100

Врач глазами врача и пациента

«АиФ. Здоровье» № 21 24/05/2001

Что значит быть хорошим врачом, как еще говорят, "врачом от Бога"? Ответ, казалось бы, очевиден. Это профессионал, обладающий не только врачебными навыками и умениями, но и душевный, чуткий, умеющий пропускать через свое сердце чужую боль человек. Не правда ли, именно таким все мы хотели бы видеть врача третьего тысячелетия. Увы, в реальной жизни часто приходится сталкиваться и с хамами, и с пьяницами, и с мздоимцами в белых халатах. Сегодняшней публикацией мы хотим начать серьезный разговор о роли и месте врача в обществе, о проблемах и недостатках нашего здравоохранения, из-за которых престиж врача сегодня, мягко скажем, невысок. Приглашаем принять участие в этом разговоре все заинтересованные стороны.

Как я отношусь к врачам?

ЛЮБАЯ девушка на заре своей юности мечтает о счастье, о своем доме, семье, надежном муже и, конечно же, о маленьких и ласковых ребятишках. Мечтала об этом и я. Глядя на резвящихся малышей, на их переполненных гордостью мам и пап, я никогда не думала, что в моей семье что-то может сложиться не так, как у других. Ох уж этот юношеский максимализм и незнание реальной жизни. Сейчас-то я понимаю, что планировать и загадывать заранее ничего нельзя, что многое в нашей жизни предопределено простым словом "судьба".

Начну с того, что я не могла забеременеть в течение первых двух лет после замужества. Местные врачи никаких отклонений от нормы не находили, и все чаще в сознание стала закрадываться мысль: неужели бесплодие? Но все оказалось банально и просто: у меня в организме не хватало каких-то гормонов, и когда наконец нашелся толковый врач, который мне это объяснил и назначил лечение, - я забеременела. Разумеется, сразу встала на учет, регулярно сдавала все анализы. Беременность протекала относительно нормально. Но когда срок беременности составлял 31-32 недели (7 месяцев), в анализе мочи неожиданно обнаружился белок. Мне назначили мочегонные травы, и я начала исправно промывать почки. При этом был еще один настораживающий показатель - артериальное давление, не опускавшееся ниже 140/80. Но я была молода, чувствовала себя терпимо, поэтому когда врач в женской консультации нехотя спросила: "Может, ляжем в стационар?" - отказалась. А она не стала настаивать, хотя как врач прекрасно должна была понимать, к чему может привести повышенное давление в комплексе с отеками и белком в моче. При сроке 38 недель (считается, практически доношенная беременность) меня привезли в роддом. Смерили давление - 180/100. Для женщины с высочайшим давлением места в палате не нашлось, была предложена кушетка в коридоре. Кроме того, кто-то из среднего медицинского персонала не преминул наорать на беременную женщину за то, что она в январе не сдала теплую кофту в гардероб, чтобы хоть как-то спастись от сквозняков. И плевать им было, что у меня после этого давление поднялось еще на 10 делений.

Весь трагизм того периода заключался еще в том, что в январе 1991 года как раз началась эпопея с обменом денег. И все, начиная от заведующего отделением и кончая простой уборщицей, были озабочены этой самой насущной на тот момент проблемой. Где уж тут было лаборантке задуматься о том, что означает цифра "4,6" в графе "белок". Не до того было и медсестре, вклеивавшей этот жуткий анализ в карточку больной. И дежурный врач (я забыла сказать, что привезли меня в роддом в пятницу), даже если и обратил внимание на результаты анализа, скорее всего решил: в понедельник придет лечащий врач - пусть он и возится.

В воскресенье начались схватки - так я своего лечащего врача никогда и не увидела. Привезли в родильное отделение. И там обнаружилось (я об этом много позже узнала), что околоплодных вод всего 20 мл вместо положенных 200 мл. Я лежу, ничего не ведаю, о чем акушеры там между собой говорят, у меня же схватки, к тому же в голове еще 180/100! Смотрю на них с верой и надеждой, что мне сейчас помогут и я услышу первые крики своего малыша...

И вдруг страшное - ребенок погиб. Как после этого рожать, как? Как смириться с тем, что все 9 месяцев вынашивания долгожданного ребенка псу под хвост? Я даже закричать не могла, себе позволить, ведь рожаю же мертвого! Вон та, рядом, на соседней койке, пусть кричит на здоровье, у нее все в порядке, а я...

Причина смерти моей девочки, как мне потом объяснили, заключалась в том, что на фоне повышенного давления и отеков ребенку перестало поступать питание. Почему же во время беременности никто из врачей не задумался, что так может быть? Почему, замеряя окружность живота, записывали одну и ту же цифру в течение довольно продолжительного времени, неужели не ясно было, что ребенок в утробе растет каждый день, если все идет нормально? Вопросы, горькие вопросы, на которые нет ответа...

При выписке врачи сказали мужу, который безумно хотел ребенка: "С родовой деятельностью у вашей жены все в порядке, так что через два месяца можете пробовать снова". Как можно было так говорить? После такого потрясения и здоровая-то женщина не успеет за два месяца восстановиться, а что про меня говорить, с таким давлением и белком в моче? Или таким образом успокоить хотели? Спасибо, но оказали лишь медвежью услугу и мне, и моей семье.

И вот вторая беременность. Опять сразу же встала на учет: анализы, взвешивание, контроль давления и т. п. На сей раз никаких отеков не было, давление в пределах нормы, УЗС плода - в порядке, белка в анализе мочи - тоже нет. Вес набирается нормально, окружность живота растет пропорционально времени. А когда срок беременности составлял уже 36 недель (8 месяцев), давление ни с того ни с сего вновь подскочило до 140/80. Приезжаю в роддом в отделение патологии, не в тот, конечно, где рожала первый раз. Приняли сразу. К вечеру давление подскочило до 180/100. И ничего с ним поделать не могут. И вот тут кого-то из медиков осенило. Оказывается, мои почки не справлялись, работая за два организма. Господи, ну почему об этом никто не подумал раньше! Как мне потом доходчиво объяснили: при нефропатии на фоне пиелонефрита вырабатываются какие-то вредные вещества, которые провоцируют такое высокое давление. И получается замкнутый круг, который можно разорвать лишь одним способом: убрать из организма беременной женщины ребеночка. А как убрать, когда до родов целый месяц? Целый месяц находиться в состоянии высокого давления наряду с каждодневным ухудшением работы почек и ослаблением сердцебиения плода? Консилиум врачей вынес решение: срочно на операционный стол...

Когда очнулась в реанимационной палате, сообщили: родился мальчик, вес 2 кг 500 г, рост 46 см. Но... У малыша какие-то проблемы с легкими, дышит плохо, однако врачи делают все возможное. Наутро мальчика моего не стало.

Прошло три года, прежде чем я решилась на новую беременность. В самом начале сразу легла в стационар. И началось: уколы, таблетки, капельницы, замеры давления, осмотры через день на кресле, фиксирование веса, раз в 2 неделю - осмотр глазного дна (все всегда в норме) и т. д. и т. п. Позже - наблюдение по УЗИ, по прибору, фиксирующему сердцебиение плода, опять уколы, капельницы, наблюдение... Отгородилась от всех и вся, общение ограничивалось лишь кругом: муж - мама - врачи. Беременность развивалась нормально, срок приближался к 11-12 неделям, давление не зашкаливало, почки промывались и поддерживались ежедневно. Как вдруг врачи "неожиданно" обнаружили, что у меня будет двойня. Как, ну как можно было этого не заметить раньше? Опять собрался консилиум. В наших больницах после третьего кесарева сечения практически всем женщинам перевязывают трубы. Родить двух недоношенных, весом чуть больше килограмма каждый, и перевязать трубы - а если они не выживут, что скорее всего? В итоге меня убедили прервать беременность, чтобы снова попытаться стать матерью впоследствии, надеясь, что двойни не будет.

С тех пор вся моя жизнь пошла наперекосяк. Ушел муж, потерявший надежду, что когда-нибудь я подарю ему живого ребеночка. Из молодой цветущей женщины я превратилась в седую, сломленную чередой несчастий старуху. Для чего продолжаю жить? Для кого? Не знаю...

А вы еще меня спрашиваете, как я отношусь к врачам.

Лариса Зайцева, Новосибирск

Микрохирург не может быть пьяным и грубым

МЕДИЦИНА наша, конечно, находится в убогом положении. Уходят хорошие врачи, кандидаты наук, специалисты со стажем, опытом, имеющие высшую категорию, - очень обидно, жалко. Много моих коллег торгуют таблетками, бензином, газетами... Немудрено, что падает уровень государственной медицины, уровень обслуживания населения. Но как бы ни было печально, энтузиасты еще есть. Мне кажется, вся наша медицина продолжает держаться только за счет энтузиазма. Я, когда отбираю молодых врачей, сразу им говорю: если вы рассчитываете на большие деньги - пришли не по адресу. И все равно, желающих работать в микрохирургии больше чем достаточно. У меня все врачи прекрасные, все - энтузиасты своего дела. Им в любое время дня и ночи могут позвонить и сказать: срочно на операцию, и никто даже не пикнет. Слова "нет" не существует: надо - значит надо.

Ни для кого не секрет, что врачи, особенно хирурги общего профиля, любят выпить. Есть даже анекдот: привозят человека на каталке в операционную, он видит, что анестезиолог пьян, и начинает возмущаться. А анестезиолог ему и говорит: "Эт-то я пьяный? Да ты еще хирурга не видел". У микрохирургов на выпивку - табу. Есть специальное руководство, в котором перечислено, что можно и чего нельзя делать микрохирургу. В частности, там есть такие пункты:

1. Микрохирург не должен пить, потому что даже после принятия небольшой дозы алкоголя усиливается тремор.

2. Не должен заниматься тяжелой физической работой.

3. Должен ездить на очень хорошем автомобиле, чтобы не напрягались руки.

4. Не должен подниматься пешком в операционную, а только на лифте.

5. Должен вести умеренную половую жизнь. Однако в целях снятия напряжения перед операцией половой контакт желателен.

Очень многое в медицине зависит от личности врача. Недаром говорят, что некоторых больных можно вылечить словом. В самом деле, иногда достаточно просто поговорить с больным, успокоить, и ему станет легче. Больные ведь как дети, они нуждаются в сочувствии, в понимании, хотят, чтобы доктор вник в их проблемы, обнадежил, вселил уверенность. У нас в отделении работал один доктор, на которого вдруг стали жаловаться. Никогда такого не было, чтобы на моих врачей или медсестер кто-то жаловался, наоборот, одни благодарности, а тут одна жалоба, другая... Я сначала никак не мог понять, в чем дело, почему ни на кого не жалуются, а на этого доктора пачками жалобы идут. А потом выяснилось, что он не умел разговаривать с пациентами, грубо себя вел с ними, в палату заходил, как надзиратель в камеру. Пришлось, несмотря на то, что специалистом он был хорошим, с ним расстаться.

Александр ПУХОВ, заведующий отделением микрохирургии Челябинской областной больницы, кандидат медицинских наук

Брать - норма?

Я КОСНУСЬ, может быть, самого неприятного в разговоре "врач о враче". Вопроса о взятках, или, как некоторые его называют, о "благодарности". Что не одно и то же.

Воспитанный в семье врача в советское время, я не мог себе представить, что врач может взять деньги у больного. И надо сказать, что это долгие годы осуждалось многими врачами, во всяком случае теми, кто окружал меня. Я помню историю, которая произошла в 1981 г. в Ростове-на-Дону, когда хирург взял деньги у матери за то, что оперировал ее ребенка. Над этим хирургом устроили показательный суд и осудили на 10 лет. Мы все очень переживали за этого врача, осуждали необоснованно суровый приговор. Но так было, и многие врачи, склонные брать деньги, побаивались это делать.

К сожалению, сейчас берут деньги за лечение, за процедуры, за исследования, за операции, просто за госпитализацию. И спокойно кладут себе в карман белого халата. У некоторых врачей есть определенная такса. Некоторые высокопоставленные врачи получают деньги через своих молодых помощников, таким образом развращая их.

У многих врачей (наверное, и для успокоения своей совести) имеются оправдания, и главное из них - низкая, почти нищенская заработная плата. Конечно же, очень низкая, конечно же, почти нищенская. Но ведь так же оправдывают свои поступки многие преступники: не на что было купить еду, одежду и т. д. и т. п.

И ведь что заметил за собой, я уже перестал осуждать берущих и только качаю головой, когда мои знакомые жалуются, что врач с них "много взял". Потому что уже стало нормой, когда идут к врачу, узнают "сколько ему надо дать". И это во всех больницах, и на это мы все закрываем глаза, и никому не стыдно.

Иногда думаю, что бы сказала моя мама, увидев все это. Моя мама, которая, как и многие врачи прошлого, говорила, что у врача должны быть не только большое сердце и любовь к людям, но и чистые руки.

А вокруг меня много прекрасных врачей, которыми я восхищаюсь и которым во многом хочется подражать, но...

Лев ДУРНОВ, академик Российской академии наук, заслуженный деятель науки России, лауреат Государственной премии, профессор, директор НИИ детской онкологии и гематологии, главный детский онколог МЗ России.

История болезни для прокурора

ВЫ СМОТРЕЛИ фильмы про врачей? Много ли они там пишут? Мало! Они там думают, лечат и вообще спасают - это называется социалистический реализм. После социалистического реализма фильмы про врачей не снимают, поскольку тяжкая жизнь проституток народу более интересна.

Ни в клятве Гиппократа, ни в Присяге Врача Советского Союза не было ни одного предложения со словами: "Торжественно клянусь в образцовом порядке поддерживать медицинскую документацию". Но загляните в кабинет вашего участкового терапевта, в ординаторскую любого отделения любого стационара, в комнатушку дежурного врача любой больницы - одно и то же зрелище: пишущий человек в белом халате. И ваш весьма несвоевременный стук в дверь и робкое "можно?" очень (!) мешает. Мешает писать!

Приобщение будущих врачей к писательскому труду начинается со студенческой скамьи. Врачей подробно учат не только выявлению какого-либо симптома, но и тому, как описать этот симптом в истории болезни. Как больного расспросить, как выяснить все, на что он жалуется, как записать все это - записать правильно, грамотно и понятно. Преподаватель клинической кафедры поставит студенту зачет и допустит к экзамену только после того, как прочитает подготовленную им историю болезни. Для чего (для кого) это надо? Ответ очень прост - история болезни пишется для прокурора. Каждый окончивший медицинский институт слышал эту фразу десятки раз. Будущим врачам подробно разъясняется тот факт, что главным мерилом, позволяющим оценить качество врачебного труда, является качество медицинской документации. В любой момент эта документация может быть изъята и проанализирована, а выявленные дефекты могут послужить основой для принятия административных мер взыскания в лучшем случае и для судебного разбирательства в худшем.

С точки зрения здравого смысла история болезни нужна прежде всего для лечащего врача. Там описывается динамика симптомов болезни, там хранятся анализы, имеются записи и о диагнозе, и о назначенном лечении, о проведенных операциях, и о планах врача на будущее (что сделать, что назначить, что порекомендовать). Однако на самом деле...

Нам всем выдали одинаковые дипломы. В них написано, что мы - врачи, и из этого вполне логичен вывод: мы умеем и имеем право ставить диагнозы и лечить. Но те, кто нам эти дипломы выдал, и те, кто нашей непосредственной работой руководит, постоянно сомневаются: а умеем ли? А имеем ли право? И каждый наш шаг, каждый диагноз, каждое назначенное лекарство, каждое проведенное исследование мы должны не просто сформулировать. Мы должны доказать! Доказать, подробно все описав.

Взяв в руки любую историю болезни, любой профессор, любой главный врач всегда сможет сказать: а доказательств маловато! Этот анализ отсутствует, этот не описан, и совершенно зря не назначена аскорбиновая кислота! И вообще следует писать не "нога", а "нижняя конечность", не "ожог", а "термическая травма", да еще к тому же почерк неразборчив и какие-то пятна непонятные... Что это вы за врач, батенька, если даже историю болезни не можете в порядок привести!

Обманули нас профессора-учителя! Ни при чем тут прокуроры! Прокурору чем меньше написано, тем легче разобраться. Прокурору одно надо выяснить: диагноз и соответствие этому диагнозу того лечения и того обследования, что были проведены. А все остальное для кого? Для порядка! Чтоб каждый знал свое место. Мы ведь на самих себя ведем досье, чтоб каждый руководитель знал - как мы думаем и думаем ли вообще, что мы знаем и знаем ли вообще что-нибудь. А за все, что мы пишем, нас же в любой момент очень легко можно и наказать. С медицинской документацией очень легко управлять здравоохранением. Что это вы там рот раскрыли? А ну-ка несите истории болезни на проверочку!

Существующая система ведения медицинской документации не просто порочна. Это конкретное социальное зло. Ибо врача оценивают не по способностям, не по умению лечить, диагностировать, оперировать, а по якобы порядку в якобы очень нужных бумагах. И в этом минус государственного здравоохранения, ибо в частную клинику скорее пригласят Врача, чем Писателя.

Довольно далеко от нашего областного центра в самой обычной районной больнице вот уже скоро 20 лет работает хирургом мой друг. Человек с по-настоящему золотыми руками. Замечательный врач, умный, эрудированный. В любой стране мира ведущие клиники дрались бы за такого врача. Он может сутками стоять в операционной, но его тошнит при одной мысли о необходимости взять в руки пишущие принадлежности.

Помните, у Высоцкого: "Только в самом конце разговора я обидел его - я сказал: "Капитан, никогда ты не будешь майором!.." Похоже, и у моего друга нет никаких шансов стать когда-либо заведующим отделением или защитить кандидатскую...

Евгений КОМАРОВСКИЙ, педиатр, кандидат медицинских наук, Харьков

Без пенсионеров здравоохранение загнется

ОБВИНЯТЬ огульно всех медиков, что они невнимательны к пациентам, неграмотны и недобросовестно относятся к своим обязанностям, нельзя. Я могу привести огромное количество положительных примеров. Но вместе с тем, к сожалению, приходится сталкиваться с негативными фактами. К сожалению, я как руководитель, узнав, что кто-то из персонала поликлиники нерадив, хамоват, не обладает достаточной квалификацией, окажусь перед тяжелым выбором: указав такому человеку на порог, я должна отдавать себе отчет, что заменить даже самого никчемного доктора или медсестру мне будет не на кого. Представьте себе: 17 участков у нас обслуживают три участковых терапевта. Мыслимо ли при такой нехватке кадров качественно оказывать медицинскую помощь? Физически невозможно. Немудрено, что доктора так устают, что вполне могут где-то что-то недосмотреть, порой у них нет сил даже дослушать особо словоохотливого пациента, которому хочется не только о болячках своих, но и просто за жизнь поговорить. Вправе ли мы винить за это врачей, зная, что тяжелейшая работа участковых терапевтов оплачивается как самый неквалифицированный труд? У нас очень большой процент пенсионеров среди врачей. Но если завтра все пенсионеры решат вдруг уйти, не только наша поликлиника, все наше здравоохранение окажется в очень тяжелой ситуации. Молодежь ищет работу в коммерческих структурах, в муниципальное здравоохранение, где кроме забот, хлопот и нищенской оплаты их ничего не ждет, они, мягко говоря, не рвутся. Наша поликлиника укомплектована медсестрами на 60%, санитарками на 40%, но мы считаем, что это хорошо, в других поликлиниках положение с персоналом еще хуже.

Конечно, недовольство людей уровнем медицинского обслуживания понять можно. Но разве это вина врачей? Скорее - наша общая беда. Увы, даже самой обездоленной части нашего населения - инвалидам и пенсионерам - мы не можем обеспечить должный уровень медикаментозной помощи и лечения. Это просто катастрофа, на мой взгляд. Хотя и считается, что у нас бесплатная медицинская помощь, 41-я статья Конституции нарушается сплошь и рядом.

Еще один бич муниципального здравоохранения - очереди. Но посмотрите наши нормативы: хирургу на то, чтобы принять 8 человек, отводится час, окулисту - то же самое, травматологу за тот же час положено принять 10 человек. При этом надо успеть расспросить больного, выслушать его, осмотреть, поставить диагноз, назначить лечение, оформить кипу документов... И на все про все шесть минут? Это реально? А если человеку 70-80 лет? Ему иной раз по шесть-восемь раз приходится одно и то же повторить. А бывает и так, что больной только от двери до стула идет 7-8 минут...

Если вам показать то количество документов, которое мы должны заполнять, вам станет страшно. Расспрашивая больного, я уже пишу, мне некогда на него лишний раз даже посмотреть. Амбулаторная карта, лист статистической отчетности, индивидуальный талон больного для страховой компании, рецепты и т.д. и т.п.

Как же тут не быть очередям? А ведь мы, врачи, сами нервничаем, когда за дверью очередь. Иной раз в чашке чая себе отказываем, не говоря уже о фиксированном обеде...

Елена Анатольевна БЫКОВА, к. м. н., заместитель главного врача районной поликлиники N 3 г. Мытищи, Моск. обл.

ТЕРПЕТЬ не могу поликлиники, больницы, врачей. Еще со школы.

Как-то нас, десятиклассников, погнали лечить зубы. В кабинете принимали одновременно два врача. Когда подошла моя очередь и я только успела открыть рот, с соседнего кресла вдруг раздался ужасный вопль: оказалось, врач бормашиной пропорола щеку одной девочке. Было много крови, крика и слез. С тех пор я жутко боюсь всех врачей, но особенно зубных.

Галина Машкова, Тюмень

МОЯ родная тетя, ей было 53 года, несколько лет назад поехала погостить к родственникам в Гудауту. И там у нее случился инсульт. Привезли ее в абхазскую больницу, где врачи отказались оказывать помощь, сославшись на то, что она является гражданкой другого государства. Родственникам пришлось везти ее в Адлер, однако и там, в центральной больнице, несмотря на полис, который был у тети с собой, ее почему-то не приняли. В полубессознательном состоянии тетю привезли в Сочи, и начались скитания по разным больницам. Везде под тем или иным предлогом (нет лекарств, нет мест, у сына главного врача завтра свадьба!!! поэтому приходите через неделю) в медицинской помощи ей отказывали. Наверное, эскулапам просто надо было дать "на лапу", но ни у тети, ни у родственников не было денег... В итоге тетю отправили поездом в Москву, где после 35 (!) часов, проведенных в дороге, ее встретил сын с машиной реанимации. Врачи очень сильно удивились, что она все еще жива... Удивление их было ненапрасным, через два дня тетя умерла в реанимации. Врачи сказали, что если бы ей своевременно оказали помощь, то она, конечно, осталась бы жива. Вся наша семья до сих пор пребывает в сильнейшем шоке, никак не можем поверить и смириться с тем, что все это произошло не в кино, а в реальности. В Америке, случись такое, страшную бучу подняли бы, а у нас...

В. Н. Коноплев, Самара

С ПРЕЛЕСТЯМИ бесплатной медицины я не знакома и надеюсь, что благодаря хорошо зарабатывающему мужу так будет продолжаться и дальше. Хочу рассказать вам о своем докторе Елене Борисовне. Накануне нашего с ней знакомства мне вызвали "скорую" по причине диких болей в пояснице - я просто ревела от боли. Приехавшие врачи сказали, что я застудила какой-то нерв, вкололи лошадиную дозу обезболивающего и укатили. А на следующий день я поехала в платную поликлинику и попала к ней, к моему дорогому доктору. Она сразу же направила меня на анализы и УЗИ и велела прийти, когда все результаты будут готовы. Представьте, каково было мое изумление, когда вечером на следующий день (до назначенного дня приема оставалось еще два дня) мой доктор сама позвонила мне домой и сказала, что просмотрела результаты анализов - у меня острый пиелонефрит, поэтому чем скорее начнется лечение, тем лучше. По телефону она продиктовала мне, какие лекарства и как принимать, дала массу рекомендаций и советов... И все это в свое нерабочее время. Только благодаря ей, я уверена, мне не пришлось ложиться под капельницы в больницу...

Антонина Баринова, Екатеринбург

ПРОИЗОШЛО это лет 5 назад. Мы с родителями в то время жили в другом районе, в старом доме, где все соседи знали друг друга по многу лет. У хороших знакомых, живших на одной с нами лестничной площадке, было двое детей. Младшей, девочке, на тот момент только-только исполнилось 2 годика. Разговаривала она еще не очень хорошо, но кое-как объяснить, что с ней происходит, все же могла. Однажды эта маленькая девочка начала жаловаться, что у нее побаливает животик, да и температура подскочила. Вызвали на дом врача, которая с ходу (без анализов, без нормального осмотра) поставила диагноз "кишечный грипп", прописала кучу антибиотиков, грелки (!) и. т.д., а через два дня девочку увезли в реанимацию, где и был поставлен правильный диагноз - "перитонит". После трех тяжелейших операций ребенка, слава Богу, спасли, но ведь все могло закончиться и иначе... А бездарная, некомпетентная врачиха, чуть было не погубившая ребенка, до сих пор продолжает работать участковым педиатром.

Светлана Кулагина, Москва

Я СЧИТАЮ, что наша медицина безобразна, и ничего хорошего о ней сказать не могу. Вот лишь несколько примеров. Если бы врачи 15 лет назад смогли правильно определить причину заболевания моей мамы, она бы не была сейчас инвалидом, у нее ревматоидный полиартрит, а я с ужасом бы не думала, что в ближайшем будущем может наступить тот день, когда она вообще не сможет подняться с постели.

Еще один мой знакомый - молодой 30-летний парень - имеет II группу инвалидности, потому что врачи лечили его не от той болезни, а когда наконец разобрались, было уже поздно. Искалечили ему жизнь, и никто не понес за это наказания.

И таких примеров - миллион. Иногда берет такая злость и хочется спросить этих горе-врачей: чему их 6 лет учат в институтах? Государство тратит огромные деньги, чтобы сделать из них высококвалифицированных специалистов. А в больницах и поликлиниках почему-то сплошь и рядом встречаются одни только бездари!

Анна С., Санкт-Петербург

Языком цифр

Численность медицинских работников

Число врачей в 2000 г. уменьшилось на 4766 (0,8%) и составило 608 736 физических лиц, обеспеченность врачебными кадрами составила 41,8 на 10 000 населения против 42,2 в 1999 г. При этом укомплектованность врачебных должностей в лечебно-профилактических учреждениях осталась практически на прежнем уровне - 93,6% (1999 г. - 93,8%).

Численность среднего медицинского персонала сократилась на 50 тыс. (3,5%), и к началу 2001 г. составила 1 397 402 физических лиц, обеспеченность на 10000 населения равна 96,0 (99,5 в 1999 г.).

Число врачей, работающих в сельской местности, увеличилось на 978 чел. (2%) и составило 50 269 человек, или 12,9 на 10 тыс. сельского населения (1999 г.- 12,6). Численность среднего медицинского персонала уменьшилась на 10 203 физических лиц (4,2%) и составила 60,0 на 10 тыс. соответствующего населения (1999 г. - 62,6).

Укомплектованность врачебных должностей в учреждениях сельской местности практически не изменилась и составила 88,9%, средним медицинским персоналом - 96,3%.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество