aif.ru counter
117

Когда государство бессильно (04.04.2001)

«АиФ. Здоровье» № 14 05/04/2001

Дорогие друзья, эта полоса состоит целиком из ваших обращений в газету. В своих письмах вы просите помощи, жалуетесь на бездушных бюрократов, требуете восстановить справедливость. Увы, газета не в состоянии выслать каждому обратившемуся деньги на операцию или снять с занимаемой должности нерадивого чиновника. Но мы можем сделать так, чтобы о вашей беде узнала вся страна. Мир, как говорится, не без добрых людей. К счастью, случаев, когда после выступления газеты с миру по нитке собирается огромная, казалось бы, на первый взгляд сумма на операцию ребенку или когда хам-начальник, который еще вчера не мог "с высоты" своего положения вникнуть в проблемы ветерана-инвалида, звонит последнему с извинениями, становится все больше и больше. Это вселяет оптимизм и надежду. Вместе с тем мы открыты для диалога - то есть готовы предоставить возможность высказаться, оправдаться, а может, и просто покаяться тем, кто узнает себя в "героях" рассказов наших читателей.

Верю только московским врачам

Здравствуй, дорогая редакция!
2 года тому назад моя дочка Хрюкина Даша стала жаловаться на боли в области желудка. Когда я обратилась к семейному врачу, та, даже не осмотрев ребенка, сказала: "Наверное, что-то съела". Я все-таки настояла, чтобы девочку (ей тогда было 8 лет) положили в больницу на обследование, и оказалось, что у нее целый букет различных заболеваний. Я была в шоке, потому что Даша болела очень редко, у нее всегда была 1-я гр. здоровья (так писали врачи).

С тех пор моя жизнь превратилась в сплошной кошмар. Больше всего убивает то, что назначения невропатолога, лора, гастроэнтеролога, гинеколога, кардиолога, ортопеда и др. противоречат друг другу. Невропатолог назначает лекарство, которое, оказывается, ребенку нельзя пить - вредно для слизистой желудка. Детский гинеколог настаивает на том, чтобы Даше 3 раза в год делали внутривенные вливания метронидазола, а гастроэнтеролог говорит, что так много нельзя, что это действует на печень. Приходится мне самой все это регулировать. Но это же слишком! Я же не врач, а преподаватель!

У Дашеньки часто болит сердце. Сейчас я каждый месяц делаю ей бициллин-5. Кроме этого, меня очень волнует тот факт, что в желудке у нее обнаружили участки с гиперплазией. Что делать, как лечить ребенка?! Помогите мне, пожалуйста! Я чувствую, что здесь, в Ашхабаде, мне не удастся вылечить ребенка. Я бы очень хотела получить консультацию московских врачей, хотела бы обследовать и пролечить Дашу в Москве, но не знаю, где бы могли нас принять и сколько будет стоить лечение. Если дорого, то мы сможем собрать деньги к лету. Я верю только московским врачам. Помогите моей дочке.

У меня нет российского гражданства. Поэтому я смогу получить визу и привезти ребенка на лечение в Москву только в том случае, если у меня будет вызов из Москвы.

Н. Курчатова, Ашхабад

Остановите беспредел

"Мошенничество, воровство, обман" - эти слова уместны, когда речь идет о бандитах. Я же хочу применить их по отношению к муниципальной власти, потому что другими словами охарактеризовать действия Управы района "Басманный" ЦАО г. Москвы не могу.

История, побудившая меня обратиться в газету, такова: 11 лет назад мне, как директору магазина, была предоставлена на законных основаниях служебная квартира. Свою бывшую квартиру, находящуюся в ведомственном доме, сдала, как этого требовал закон. Однако недавно магазин ликвидировали, а мне с сыном сказали - убирайтесь. Представьте себе состояние женщины, стоящей на грани самоубийства, когда ее приезжают выселять с автоматчиками, когда выбрасывают на улицу вещи, когда разбивают последнюю надежду на нормальную, человеческую жизнь, когда не хватает сил даже на то, чтобы крикнуть: "Помогите!" Нахожусь в крайней степени отчаяния, в предынфарктном состоянии, писать не могу - спасибо, помогли добрые люди. В голове не укладывается, что все это делает наша власть, те органы, которые по определению своему должны защищать человека.

Т. В. Барулина, Москва

Недоступная операция

Обращаюсь к вам со своей проблемой. Я больна в течение 8 лет. В 1992 году мне был поставлен диагноз - энцефаломиелополирадикулоневрит (ЭМПРН). В 2000 г. Военно-медицинская академия, клиника и кафедра нервных болезней г. С.-Петербурга поставила диагноз - рассеянный склероз.

В настоящее время являюсь инвалидом III группы. В течение 1999 - 2000 гг. по причине резкого ухудшения состояния здоровья могла работать только теоретически.

Проблема рассеянного склероза в настоящее время становится все острее, заболевание считается неизлечимым. А новейшие разработки для подавляющего большинства больных недоступны по причине высокой стоимости.

В С.-Петербурге на базе клиники гематологии Военно-медицинской академии мне была предложена трансплантация костного мозга (миелотрансплантация). Для людей моего возраста это становится особенно важным, поскольку в большинстве случаев заболевание прогрессирует и приводит к полной инвалидности. Однако стоимость данной операции очень высока - 32 тыс. у. е.

Пытаясь бороться за свое будущее, я обращалась в некоторые организации г. Костромы и Ярославля (я - аспирантка Ярославского государственного университета), в городской и областной отделы здравоохранения г. Костромы. Но сумма слишком велика, чтобы ее можно было выделить для одного человека.

Я знаю, что вы не оставляете без внимания просьбы подобного рода. Может быть, найдутся добрые люди, которые смогут помочь в моей беде.

Рублевый счет

Филиал центрального отделения Сбербанка N 1991/0394
N счета 42301 810 5 5523 5418834
Для Огородниковой Елены Владимировны
СУБ. К/с 30301810955000605523
К/с 30101810500000000653
Филиал АК СБ РФ (СБ России)
ОАО - С.-Пб. банк
БИК 044030653
ИНН 7707083893

Елена Огородникова, 28 лет, Кострома

Помогите спасти сына!

Здравствуйте!!
Пишет вам Новопрещепов Юрий Александрович, проживающий в пос. Тегульдет Томской области. Мне 42 года, двадцать лет назад отслужил в Советской армии, тогда я был полностью здоровым молодым человеком. Но дело не во мне. Пришло время, и теперь забрали служить моего сына Олега. В раннем детстве Олег перенес тяжелую бронхоэктатическую болезнь. У него деформирована грудь, не развито левое легкое. Я не буду описывать, с каким трудом тогда его спасли медики, спасибо им большое. Но я никак не могу понять: как и почему Олега призвали в армию с такой болезнью? Перед призывом сын пробовал поступить в школу милиции, но не прошел по здоровью. Поэтому, когда его призвали в армию, да еще в спецназ, я не поверил своим ушам. Как так: в одно место по здоровью не прошел, а в другое попал без труда. Но надежда на здравый ум тех, кто принимает решения, еще теплилась. Олег попал в госпиталь, пролежал два месяца, а потом его опять вернули в часть.

Очень прошу, от вас до Кремля ближе, помогите, пожалуйста, достучаться до правды, а аргументов и фактов предостаточно.

С уважением к вам вся моя семья Новопрещеповых, Тегульдет, Томская обл.

Мы с сыном - изгои

Вот уже 14 лет, как я добиваюсь справедливости. Расскажу вам свою историю. Воспитывалась я в интернате. Затем без труда поступила и окончила Смоленский педагогический институт, факультет русского языка и литературы. Работала в школе, но затем вынуждена была перейти на работу воспитателем детского сада, так как обещали квартиру. Сначала все складывалось замечательно: меня уважали сотрудники детского сада, любили дети... Но вскоре я обнаружила, что в садике происходят большие беспорядки. Заведующая во время рабочего дня устраивала банкеты с распитием спиртных напитков, в которых участвовали подчиненные и приближенные. Все это происходило на виду у родителей и всего коллектива. Я не выдержала и написала жалобу. С этого и начались гонения. Сначала меня оклеветали, обвинили в том, что я бью детей, и уволили с работы. Вот уже 14 лет куда я только не обращаюсь в надежде восстановить справедливость. Я согласна на любую работу по специальности, пусть даже в селе, но отовсюду приходят одни лишь отписки. Как на последнюю надежду уповала на нашего депутата от Смоленской области Анатолия Лукьянова. Но и он не помог.

У меня сын - инвалид детства, у него четыре неизлечимых заболевания: шизофрения, ожирение 4-й степени, вследствие нарушения обмена веществ, энурез и энкопрез, но, несмотря на это, 1-ю группу инвалидности ему не дают. Мы живем вдвоем в хрущевке в 14-метровой однокомнатной квартире, а на очередь по улучшению жилищных условий ставить нас отказываются. Почему, не знаю. За что мне такие страдания? Непьющая, некурящая, негулящая. Честна, справедлива, добра. Добросовестно относилась к работе, очень люблю детей, и дети мне платили тем же. А получилось так, что мы с сыном оказались в положении изгоев. Очень прошу - помогите. Больше мне обращаться некуда.

Надежда Козырева, Вязьма, Смоленская обл.

О своей бывшей воспитаннице вспоминает член-корреспондент Академии педагогических наук, профессор Александр КОНДРАТЕНКОВ:

- Единственное место, где Надя могла с большой охотой и надолго увлечься работой, - это было наше преддошкольное и дошкольное отделение - детские ясли и детский сад при школе-интернате. Редкая наша старшеклассница могла проявить такую изобретательность и такое терпение, находясь в группе малышей, как Надя. Редко кто из наших девочек умел так одинаково ладить и со старшими детьми сада, и с годовалыми ясельниками. Вот почему мы нередко обращались к помощи Нади, когда требовалось подменить воспитателей в яслях-саду на выходной день или в период наступления очередного отпуска.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы