aif.ru counter
302

Дмитрий Хворостовский: "Я - волк-одиночка"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 26/09/2007

"В жизни я достаточно нелюдим. Окружающие это понимают и мне не мешают", - признаётся певец.

ЕГО называют "золотым баритоном России", "музыкальным колоссом". Он входит в десятку самых высокооплачиваемых оперных певцов мира. График его выступлений в крупнейших театрах расписан на годы вперёд. Но Дмитрий находит время, чтобы дать несколько концертов на родине. Недавно он проехал с гастролями по крупнейшим городам России, завершив их 30 сентября концертом в Государственном Кремлёвском дворце. Программа "К России - с любовью" составлена из русских романсов и песен советских композиторов.

"Пение - тяжёлый труд"

- ВЫ ПОХУДЕЛИ, постриглись. К гастролям готовились или новый этап в жизни?

- Про этап не сказал бы... Просто я уже довольно давно усиленно занимаюсь спортом: и в зале тяжести поднимаю, и много бегаю. От этого фигура высыхает. В принципе мне худому лучше живётся: тяжёлому человеку пробегать по нескольку километров за тренировку нелегко.

Вот на такую "иглу" подсел - спортивную (смеётся). И есть в последнее время меньше стал - это я раньше объедался.

- А как же распространённое мнение о том, что хорошего оперного певца должно быть много, что голос надо кормить?

- Е-рун-да! Полная ахинея! Просто так получается, что большие, полные от природы люди обладают сильными голосами. Хотя я знаю и множество небольших, но физически крепких людей, которые прекрасно поют.

- Как работает над ролью артист или балетный танцовщик, всем примерно понятно. А оперный певец? Что он делает со своим "рабочим инструментом" - голосом?

- Оперному певцу, так же как и балетному танцовщику, необходим тренинг. Но зрителю совершенно необязательно знать о том, что происходит в репетиционном зале. Он не должен видеть изнанку моей работы. Скажу лишь, что оперное пение - достаточно тяжёлый, энергоёмкий физический процесс. Иногда видно, как певец, исполняя на сцене ту или иную арию, обильно потеет и теряет по нескольку килограммов за вечер.

Публика всегда права

- В ОДНОМ интервью вы сказали, что не хотели бы пойти по пути Кобзона и Магомаева, но тем не менее активно выступаете с концертами. Да ещё и на "Новой волне" спели. Зачем вам надо было участвовать в откровенно попсовом мероприятии?

- Меня туда Игорь Крутой пригласил - мы с ним хорошие друзья.

- А реноме серьёзного певца от этого не пострадало?

- А вы как считаете?

- Я считаю, что пострадало.

- А по-моему, нет. Я ведь не попсу пел, а исполнял классические произведения. И вообще я не разделяю слушателей на достойных своего выступления или недостойных. Для меня публика остаётся публикой. И она всегда права.

- Вы работаете, репетируете по многу часов, а тут приходят на сцену молоденькие поп-звёзды, пооткрывали рот под "фанеру" - и у них сразу гонорары, лимузины, толпы поклонниц. Вам не обидно?

- Чёрного лимузина у меня нет, но в принципе я могу заказать и проехаться на нём по городу (смеётся). И никакой обиды или ревности к шоу-бизнесу у меня нет. Существуют популярные жанры, в которых карьеру можно сделать достаточно быстро. В опере же надо потратить лет 20, чтобы подняться на вершину. А поднявшись, ещё и удержаться, быть востребованным.

- Чёрного лимузина - непременного атрибута всех российских успешных людей - у вас нет. А что есть? Особняк? Навороченный телефон? Молодая жена модельной внешности?

- Жена есть - молодая и очень красивая. Флоранс - пианистка, иногда мы с ней вместе выступаем. А ещё я очень люблю хай-тек, всегда слежу за новинками и, как только появляется что-нибудь интересное, это приобретаю. У меня довольно мощный компьютер - он едва ли не мой лучший друг. Есть даже плеер, который беру с собой в бассейн. Могу плыть под водой и слушать музыку! Подобных штучек я собрал достаточно много.

- У вас недавно родился в этой семье второй ребёнок...

- Да, дочка Нина. Я присутствовал во время появления на свет всех моих детей: и когда моя первая жена рожала близнецов, и четыре года назад, когда у нас с Флошей, моей второй супругой, появился Максим. А теперь Ниночка. Думаю, пока нам хватит! (Смеётся.)

- Родители Флоранс легко приняли вас, русского, в свою семью?

- Родители во всём мире одинаковы. Просто мама и папа Флоранс говорят не по-русски, а по-французски и по-итальянски. Я тоже знаю эти языки, поэтому мы прекрасно общаемся. Они принимают достаточное участие в нашей семье, но не настолько активное, чтобы мешать нам.

Я вообще живу жизнью индивидуалиста, этакого волка-одиночки. Особенно на гастролях. Я достаточно нелюдим. Окружающие это прекрасно понимают и мне не мешают.

- Сейчас русских на Западе становится всё больше - и туристы, и те, кто едет туда работать. Это идёт на пользу имиджу нашей страны?

- Я чувствую, что отношение к нашей стране становится более объективным и менее насмешливым, ироничным. Русских начинают уважать. Ведь на Запад выезжает не какой-то сброд, а профессионалы. Взять хотя бы певцов (смеётся). Нашего брата достаточно на западном небосклоне. И все прекрасно понимают, что в мире классической музыки русские были, есть и будут, что наша культура пока может это обеспечить.

- Пока - да. Но спорт уже столкнулся с нехваткой кадров - ушло старое поколение фигуристов, футболистов, а смена не пришла.

- Знаете, как вино делается? В один год вымерзли виноградники или их вырубили, как это случилось в Молдавии и на юге России во времена Горбачёва. И на несколько лет виноделие оказывается убитым. Требуется не год и не два, чтобы всё восстановилось. В спорте и в музыке происходит то же самое: пока существовали спортивные или музыкальные школы, смена поколений шла гладко. А потом всё рухнуло. Но музыкальные школы в России пострадали меньше спортивных, поэтому своё музыкальное реноме в мире мы пока удерживаем.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы