aif.ru counter
25.07.2007 00:00
29

Михаил Зурабов: "Мы строим то, чего в России пока нет"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 25/07/2007

ОДНОЙ из самых противоречивых фигур в нынешнем правительстве является на сегодня министр здравоохранения и социального развития РФ Михаил ЗУРАБОВ. Монетизация льгот, буксующая пенсионная реформа, скандалы вокруг обеспечения льготных категорий граждан лекарствами... На эти и другие темы, подсказанные нашими читателями, журналисты "АиФ" побеседовали с министром на встрече в редакции.

Министр врача наказать не может

- МИХАИЛ Юрьевич, сейчас всё явственнее слышны голоса, требующие вашей отставки. Потому хотя бы, что вы не врач и, значит, не можете решать проблемы здравоохранения...

- Появление не врача во главе министерства воспринимается населением как некая аномалия: "Зурабов нас спасти не может, он же не может отличить вену от артерии, потому нас так лечат". В большинстве стран мира здравоохранением управляют менеджеры. В нашей стране ответственность за ситуацию в здравоохранении делится между федеральным центром и регионами как 1 к 10. В министерстве в качестве заместителей работают бывший министр и два заместителя министра здравоохранения РФ, подведомственные агентства возглавляют академики РАМН, руководство министерства имеет возможность получать консультации от любых специалистов, но кто-то должен профессионально заниматься вопросами экономики и управления.

- То есть в отрасль пришёл не врач, а хозяйственник, управленец, бизнесмен. И с чего он начал? С монетизации льгот?

- Нет! С инвентаризации. Чтобы понять, как и что можно переменить к лучшему. И первое, что обнаружилось, - это нечёткость, размытость обязательств государства в отношении предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи. В Конституции РФ прописано: граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственных муниципальных учреждениях здравоохранения. Но какая это помощь, какого объёма и качества, каковы требования к оснащению этих учреждений и квалификации персонала - всё это очень субъективно. Отсюда путаница в вопросе, что платно, а что бесплатно.

Второе. Крайне низкая управляемость здравоохранением. Формально зона ответственности федерального министерства - это медицинские учреждения, финансируемые из федерального бюджета. Всё! То, что происходит в регионах, с чем приходится иметь дело, реагируя на жалобы граждан, врачебные ошибки, некачественную медицинскую помощь, имеет отношение не к федеральному министерству и даже не к органу управления здравоохранением региона, а к муниципальному уровню. Пример: проверки показали, что по программе дополнительного лекарственного обеспечения по разным территориям количество выписанных льготных рецептов с явными нарушениями колеблется от 10 до 30%. Может ли федеральный министр наказать врача, главного врача, повлиять на назначение или отстранение от работы регионального министра? Ответ: нет.

У России женское лицо

ПРИ этом медицинская статистика сегодня такова: 2,3 млн. смертей ежегодно. Такой объём смертности был в начале XX века во всей Российской империи при самой большой в мире рождаемости - 4,2 млн. человек. В советское время на территории Российской Федерации умирало примерно 1,5 млн. человек. Начал разбираться: отчего умирают? Миллион триста тысяч смертей от сердечно-сосудистой патологии. При этом малотравматичных операций на сосудах у нас в стране делают 17 тысяч в год, а в США - 1 млн. 200 тысяч. У нас онкологические заболевания выявляются на такой фазе, что средняя продолжительность жизни больного после постановки диагноза в среднем два года. Хотя, согласно мировым стандартам, минимальный уровень - пять лет. А Европа дотягивает до 7-10 и даже 15 лет. У нас средняя продолжительность жизни хронического больного - семь лет. Во всём мире - 20. После этого надо сворачивать дела, вставать и уходить. Потому что не знаешь, за что хвататься. Когда я рассказываю, что в прошлом году умерло на 137 тыс. россиян меньше, чем в предыдущий год, что в этом году за 5 месяцев смертность 58 тыс. - уже ниже уровня 2006 года, что младенческая смертность снижается, меня спрашивают: "Люди-то это ощутили?" А как они это могут ощутить? Только на собственном опыте. А имеется он далеко не у всех.

- Как же тогда переломить столь непростую ситуацию?

- Та организация помощи, которая существовала в Советском Союзе, с регулярной диспансеризацией по месту работы или по месту жительства, уже не работает, и поэтому о состоянии здоровья значительной части населения врачи знают немного. Необходимо восстанавливать регулярные медосмотры, диспансеризацию. А для этого надо укомплектовать поликлиники и фельдшерско-акушерские пункты соответствующими специалистами и диагностическим оборудованием. Частично это удалось сделать. Только за прошлый год в поликлиники пришли 3,5 тыс. выпускников медвузов, было поставлено более 25 тыс. единиц оборудования.

- Повлияло ли на повышение рождаемости введение материнского капитала?

- Покровительницей России не случайно является Богоматерь - у нашего государства во многом женское лицо. Поэтому, когда президент обратился с этой идеей к женщинам, он не ошибся. Если в среднем в предыдущие годы количество вторых детей, рождающихся в России, составляло 32%, то сегодня - 39%.

Здравоохранение вынуждено меняться

- О ВЗЯТКАХ в вашей среде знают многие. В том числе на собственном опыте. Реально ли сегодня решить проблему неформальных поборов в медицине?

- Модель, по которой сегодня живёт здравоохранение, выглядит так: ты (то есть государство) дай мне деньги на содержание клиники, а всё остальное я соберу с пациентов. Врачи считают, что, раз государство не финансирует здравоохранение, они вынужденно вступают в денежные отношения с пациентами. По сути, востребованный врач заходит в здравоохранение как арендатор, продавая свой собственный интеллектуальный ресурс непосредственно пациенту. Глобальная задача - перейти от содержания медицинских учреждений к тому, чтобы финансировать оказание самой медицинской помощи, причём по мировым стандартам и на достойном уровне.

- Звучит красиво. А как это сделать на практике?

- Сегодняшнее здравоохранение тяжело поддаётся модернизации. Начать нужно с того, чтобы приблизить медицинскую помощь к населению. И многие трудности уже нынешнего этапа связаны как раз с этим. Мы создаём центры высоких медицинских технологий, спроектированные с учётом самых современных международных стандартов, профилированных по самым массовым заболеваниям - сердечно-сосудистым, ортопедии и травматологии, нейрохирургии, эндокринологии. В каждом со временем будут делать около 5-6 тыс. операций в год. Медицинских учреждений такой мощности в России нет, да и в Европе их немного. А у нас будет 15 центров. И ещё 20 перинатальных центров по ведению женщин во время беременности, родов и после, а также по наблюдению за детьми до года. В Москве тоже строим один центр - для онкогематологических больных, в первую очередь - детей. Все остальные - по России. В нынешнем декабре заработают два кардиохирургических центра в Пензе и Астрахани и два по ортопедии и травматологии - в Чебоксарах и Краснодаре. А в будущем запустим первый в России перинатальный центр, в котором будем выполнять операции даже внутриутробно. Средняя зарплата врачей в этих центрах составит 50 тыс. руб., а ведущие специалисты смогут получать до 200-220 тыс. За такую зарплату к нам готовы приезжать работать врачи из Европы.

- А это не расколет медицинское сообщество на существующих известных специалистов и новичков, в том числе варягов?

- Надеюсь, что заставит призадуматься. В регионах, где появятся такие центры, здравоохранение будет вынуждено меняться. Даже самые сложные предварительные исследования нужно будет делать в поликлиниках. Центры нацелены лишь на проведение операций. И в регионах к этому готовы. Ведь центры строятся по предварительной личной договорённости с каждым губернатором.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество