93

Cписок Паченцевой. Медсестра спасла многих обитателей "стардома". А себя не успела

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 28/03/2007

НА ОГРАДКЕ дома престарелых в станице Камышеватской - цветы. На заборе - списки погибших и живых. Второй список вдвое короче первого.

БОЛЬШИНСТВО станичников плачет по медсестре Лидии Паченцевой.

"Лидочка - наша соседка. Всю жизнь "стардому" отдала", - говорит пожилая женщина, вытирая платком глаза.

"Лидочкой" прозвали её пациенты. Знала про каждого всё. "Золотой человек, очень добрая. Ей не очень везло, жила одна, сына растила, Тёму. Он сейчас студент архитектурного колледжа, - продолжает соседка. - Раньше Лида работала в туберкулёзном диспансере, пока его не закрыли. Потом в "стардом" пошла. Жизнь подопечным отдала".

"Лидочка, ну приди, укол сделай", - частенько просили её соседи. Никому не отказывала, причём денег никогда не брала", - добавляет другая соседка.

В тот вечер она, как обычно, простилась с Артёмом: "До утра, сыночек!" А утром... не пришла. Погибла, спасая своих подопечных. Её нашли в двух шагах от выхода. Рядом лежали ещё два обгоревших тела. Не успела вывести...

"Как снова начать жить?"

ЭТОТ вопрос задаёт себе 53-летний Владимир Столяров, который лежит в Ейской центральной районной больнице после пожара. У Владимира страшный диагноз. Он почти не может управлять собственным телом. Даже на кнопку вызова медсестры Володя нажимал лишь с помощью приспособления из проволоки. Когда не стало матери, Володя попал в дом престарелых и стал писать возможным спонсорам. С неимоверными усилиями, до темноты в глазах, стучал он единственным "послушным" пальцем по клавиатуре пишущей машинки. Он просил компьютер и импортную инвалидную коляску. Коляска у него в конце концов появилась. Подарили инвалиду и ноутбук. Жизнь Владимира относительно наладилась.

Днём накануне пожара впервые после зимы прокатился на инвалидной коляске, купленной на пожертвования московских банков. Стоила чудо-техника около семидесяти тысяч рублей.

Теперь Столярову всё начинать с нуля, опять надеясь лишь на милосердие. Вспоминает, как около двух ночи услышал крики: "Помогите!" Он подумал, что кому-то стало плохо. Но через несколько минут неожиданно погас свет и в комнату повалил едкий дым. Владимир закрыл нос пододеяльником и стал ждать, ведь ничего больше не оставалось. Придут ли за ним? Об этом старался не думать. Раздался треск разбитого стекла - и по комнате заметался луч фонаря. "Я здесь, я живой!" - закричал Володя. Замдиректора дома престарелых Юрий Божко влез в комнату, взял Володю на руки и понёс к окну, где инвалида принял подоспевший на помощь станичник.

"Обратите на нас внимание!"

НА УЛИЦАХ Камышеватской жуткая тишина. Люди говорят вполголоса, обсуждая трагедию. Она прошла рядом с каждым жителем станицы: "У меня там дочь работала главным врачом", "мой сосед работал несколько лет назад", "с нашей улицы бабушка там жила"...

О том, что трагедия провела черту между прошедшим и настоящим, напоминает женщина средних лет: "Осталась я без работы. Здесь зарплата хотя и небольшая, но платили вовремя. В станице я больше никому не нужна".

На камышеватском кладбище свежие могилы. Рядом десятки деревянных крестов, на которых имена и фамилии выведены фломастером. Будут ли вместо них хотя бы железные? Кто принесёт сюда цветы? "Спасибо тем, кто умер, - как бы в тон этой жуткой картине устало говорит продавщица местного ларька. - Сколько живём, сроду никто к нам не приезжал, никогда нами никто не интересовался... А тут высокое начальство понаехало, пресса центральная. Вот уличное освещение проводят, - показывает рукой на возящихся с проводами рабочих. - Обещают и пожарную машину. Хотя есть она у нас, да вот посадить на неё некого. Нерентабельно, говорят, её содержать".

...Сейчас выживших в адском пожарище, тех, кого выписали из больницы, отправляют в станицу Ленинградскую. В их новый дом. "Родственники погибших, когда узнали, что могут получить компенсацию, объявились, - осуждающе говорят станичники. - Правильно, что государство решило её не выплачивать. Ведь никто не забрал домой из "стардома" своего сородича, который чудом остался жив. А ведь только 26 обитателей интерната совсем не имеют близких. У всех других есть дети, сёстры или братья".

P. S. По решению властей Краснодарского края компенсацию получит только сын Лидии Паченцевой Артём.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы