aif.ru counter
97

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ. "Не могу забыть!"

Господин Менгеле, вы выступили в печати с рассказом о послевоенной жизни вашего отца Йозефа Менгеле. Вы опечалены, что все эти годы он жил в "плохих" условиях. Я не уверена в правдивости этих слов. И хотела бы рассказать вам всего одну из почти 400 тысяч историй, к которым причастен ваш отец

Господин Менгеле, вы выступили в печати с рассказом о послевоенной жизни вашего отца Йозефа Менгеле. Вы опечалены, что все эти годы он жил в "плохих" условиях. Я не уверена в правдивости этих слов. И хотела бы рассказать вам всего одну из почти 400 тысяч историй, к которым причастен ваш отец.

Вы родились в 1944 г. За год до этого я - Зинаида Лишакова - попала в концлагерь Освенцим. Нас построили. Появился молодой человек, на вид чуть старше тридцати лет, в строгом черном костюме. Он молча указывал пальцем на узников, и в списки заносили их лагерный номер. Вечером этих людей уже не было в живых. Увидев меня, ваш отец на мгновение задержался и сказал: "По-моему, эта мышка довольно сильная..." Так я попала в барак N 25.

Нас положили на нары, облитые какой-то пахучей жидкостью. К утру на коже у нас открылись раны, мышечная ткань начала распадаться, боль была невыносимая. Потом тех, кто мог еще передвигаться, заставили перейти в правую часть барака, где стояла ванна с раствором молочного цвета. Ваш отец появился как привидение: в скафандре, глаза спрятаны за очками. Нас бросили в эту ванну и... многие начали умолять, чтобы их отправили в печь, другие от боли потеряли рассудок. После шестой "ванны" у меня затянулись раны. Я стала одной из любимых пациенток вашего отца, он очень гордился своим результатом и чаще других демонстрировал мое тело перед комиссиями. Кожа у меня стала безобразной, мертвой, серого цвета...

О, я хорошо помню вашего отца, я хотела бы забыть его, но, увы, никогда не смогу сделать этого. Он все делал очень быстро. Не дожидаясь смерти своих подопытных, он живьем анатомировал их, стараясь как можно скорее определить причину своей неудачи. Боже, как кричали эти люди!

Мне удалось выжить. Я вернулась домой и недосчиталась 28 человек из моей большой родни, которых унесла война. Мама, увидев мое тело, упала, как подкошенная. Ее парализовало, она 21 год пролежала без движения, каждый день проклиная вашего отца.

А я вот живу. У меня нет семьи, нет детей, и кожа моя осталась той же, какой ее сделал ваш отец - палач Освенцима Йозеф Менгеле.

Из открытого письма жительницы белорусского поселка Шумилино З. Лишаковой гражданину ФРГ Р. Менгеле.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. В каких парках можно будет привить питомца от бешенства?
  2. Зачем государство создает еще один ресурс с данными о населении?
  3. Какие выплаты получат столичные ветераны к годовщине битвы под Москвой?