aif.ru counter
46

"9-я СТУДИЯ". НАЧАЛО, ВНУШАЮЩЕЕ ОПТИМИЗМ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50 10/12/1985

В очередной телевизионной передаче принимали участие заведующий сектором Отдела международной информации ЦК КПСС В. И. КОБЫШ, член-корреспондент Академии наук СССР В. В. ЖУРКИН и политический обозреватель Гостелерадио профессор В. С. ЗОРИН.

ЗОРИН. Мир в наши дни подошел к критической точке. Решения, которые принимают руководители государств, прежде всего СССР и США, оказывают самое серьезное влияние на ход политического процесса и имеют прямое отношение к судьбам человечества. И вот в такой момент состоялся женевский диалог между руководителями Советского Союза и Соединенных Штатов. Как можно оценить его итоги?

КОБЫШ. Политбюро ЦК КПСС оценило встречу как "крупнейшее политическое событие международной жизни". "Принципиально важным итогом встречи, - подчеркнуло Политбюро, - явилось то, что руководителя СССР и США в совместном документе заявили: ядерная война не должна быть развязана".

К сожалению, президент США остался на позиции программы "звездных войн".

С другой стороны, его признание невозможности ядерной войны в современных условиях, некоторые изменения американской позиции в реалистическом направлении создают возможности для диалога, и он практически уже идет и будет продолжен.

ЗОРИН. В откликах буржуазной печати попадаются и такие высказывания: дело, мол, ограничилось в Женеве словесными заявлениями...

ЖУРКИН. Надо сказать, что такой негативный рефлекс итоги встречи вызнали у ультраправых, прежде всего в США. А ведь важнейшие политические обязательства - осуждена ядерная война, стороны обязались не стремиться к военному превосходству - приняты после 6 - 7 лет сползания в результате политики, которую вела администрация Рейгана, к очень опасному рубежу в советско-американских отношениях.

Стержневыми вопросами на встрече были вопросы ограничения и сокращения вооружений. Это важный факт. Не удалось, к сожалению, решить главную проблему - договориться о предотвращении милитаризации космоса. Но, с другой стороны, удалось подтвердить январскую формулу из четырех элементов - предотвратить гонку вооружений в космосе, остановить гонку вооружений на Земле, сократить ядерные вооружения, укрепить стратегическую стабильность. Теперь есть политическая, даже, если хотите, международно-правовая основа для того, чтобы активизировать борьбу за предотвращение переноса гонки вооружений в космос.

Два лидера договорились, что будет дан новый импульс женевским переговорам по космическим и ядерным вооружениям, В Женеве положены на стол советские предложения о запрещении создания космических ударных вооружений, о сокращении ядерных вооружений наполовину, до уровня 6 тыс. ядерных боеголовок.

Американцы выдвинули контрпредложение. И тоже приняли принцип 50 процентного сокращения. Конечно, есть расхождения. Если очень коротко их суммировать, они состоят в том, что наши предложения касаются всех ядерных боеголовок, достигающих территории друг друга, а американские - только части их. Тем не менее есть стыки, на основе которых можно продолжить работу.

Принятие принципа 50 процентного сокращения - конструктивное достижение. Принят также принцип промежуточного решения о сокращении ракет средней дальности в Европе. Как вы знаете, недавно наша страна предложила решить этот вопрос самостоятельно, не связывая его непосредственно с космическими и межконтинентальными ядерными вооружениями, путем переговоров или консультаций с Англией и Францией.

По этому вопросу тоже есть расхождения с американской позицией. США выступают против того, чтобы были зачтены английские и французские ядерные средства. Но совместные заявления закладывают базу для того, чтобы вновь вернуться к этим вопросам.

Если говорить о расхождениях и поисках компромиссов, то ведь вся история переговоров (а им уже ровно 16 лет - в ноябре 1969 г. в Хельсинки начались переговоры ОСВ-1) - это упорная борьба нашего государства за ограничение и сокращение ядерных вооружений. И не было ни одного случая, чтобы первоначальные позиции той или другой стороны становились в конце концов соглашением. Соглашение всегда достигалось путем компромисса.

Комплекс двусторонних договоренностей - тоже, конечно, сдвиг. Если взять последние 13 - 15 лет, то лет 7 - 8 создавали инфраструктуру, растили ткань советско-американских отношений. Делалось это нелегко - Вашингтон труднейший в этом плане партнер. Потом лет 7 - 8 ломали эту инфраструктуру, ломали не мы. Теперь начат процесс, если можно так сказать, регенерации этой ткани отношений. Это будет трудный и долгий процесс. Но главное, что он начат.

Наконец, политико-психологический аспект. Ведь это факт, что вздох облегчения пронесся по планете после встречи. Его никакими математическими или статистическими характеристиками не определишь, но это важно.

Сейчас в США и в Западной Европе иногда спорят, чей это больше успех. Мы же считаем, что то, что было достигнуто, - достигнуто обеими сторонами, и в этом весомость и значимость достигнутых договоренностей.

КОБЫШ. И в этом нечто новое для наших отношений с Соединенными Штагами за последние годы. Мне кажется, на президента Рейгана и его окружение в Женеве произвела сильное впечатление наша логика, логика Генерального секретаря ЦК КПСС. В самом деле, зачем, чтобы избавиться от ядерного оружия на Земле, нужно создавать чудовищные по масштабам, стоимости и угрозе, которую они несут человечеству, новые космические конструкции? Не лучше ли просто взять и начать уничтожать оружие на Земле, ядерное в первую очередь?

Впечатление на американцев произвела и выдвинутая нами формула о необходимости учитывать интересы друг друга, а также заявление, что СССР заинтересован в том, чтобы США чувствовали себя в безопасности. Чем в большей безопасности будут чувствовать себя США, тем лучше для всех. Таков сегодня мир, такова особенность нашего времени.

ЗОРИН. Психология имеет большое значение в политике. Ведь одно дело - абстрактный враг, а другое - знакомый партнер, с которым разговаривал и которого, хотя не во всем с ним согласен, знаешь. И это несколько новая ситуация в советско-американских отношениях. Однако в этой связи такой вопрос: изменилось ли в результате женевской встречи представление об американской администрации и ее политической философии?

ЖУРКИН. Я бы сказал так. В результате встречи и после нее представление не стало хуже. Но изменилась ли философия президента Рейгана (думаю, надо прежде всего говорить о нем)? Его политические взгляды, его убеждения, с которыми мы так решительно не согласны, очевидно, не изменились, надо быть реалистами.

Однако у каждого политика есть не только философия и его убеждения, но и такой элемент, как политика, которая заставляет его соотносить свои убеждения с реальностью.

Теперь давайте поговорим о реальностях. Разве они не изменились за время деятельности администрации Рейгана? Против Советского Союза, наших друзей и союзников было развернуто фронтальное политическое наступление. Во-первых, его цели достигнуты не были, хотя далеко не все в США это пока признают. Во-вторых, постепенно приходит понимание (и это даже важнее), что эти цели никогда и не будут достигнуты. В-третьих, в самих Соединенных Штатах, да и во всем мире усилилось беспокойство перед военной угрозой. Возникла необходимость как-то соотносить политику с реальностью, делать выводы.

Мы наблюдали на протяжении более полутора лет зигзаги официального Вашингтона, пытавшегося обильной риторикой решить проблему глубочайшего противоречия между политическими целями и реальностью, которая делает невозможным их осуществление.

Фронтальное политическое наступление против нас не прекратилось. Жернова этого наступления продолжают крутиться, потому что их двигают мощные силы. И вот, очень медленно и сложно, начало вызревать понимание, что словами не отговоришься от исторического процесса, надо что-то делать. И тогда американское политическое руководство в условиях ожесточенной борьбы все же приняло решение пойти на эту встречу, на которой были достигнуты определенные договоренности, произошли некоторые сдвиги.

ЗОРИН. Выступая перед депутатами Верховного Совета СССР, М. С. Горбачев заявил о решимости Советского Союза действовать в духе женевских договоренностей, предпринимать активные действия, направленные на прекращение гонки вооружений на Земле и недопущение переноса ее в космос. Заявления о доброй воле после Женевы были сделаны и в Вашингтоне. Однако создается впечатление, что не только во влиятельных кругах США, но и в самой вашингтонской администрации по этим вопросам нет единства.

Когда Рейган уже был на пути в Женеву, в женевском пресс-центре появился текст письма президенту министра обороны США. В нем Уайнбергер категорически настаивал на жесткой позиции в отношении СССР, советовал не принимать советских предложений. Это было расценено журналистами как акт провокационный.

Но и после встречи в Вашингтоне звучат высказывания, явно враждебные в отношении нашей страны. Вот, например, сенатор Малькольм Уоллоп, влиятельный член правящей республиканской партии, заявил: "У меня есть серьезные оговорки по поводу ежегодных встреч на высшем уровне, это приведет к нежелательному улучшению климата и ослаблению критики в адрес Советского Союза".

Но дело даже не в тех или иных политиках, а в том, кто за ними стоит. Вот признание на этот счет очень влиятельной столичной газеты "Вашингтон пост": "Военные подрядчики серьезно встревожены возможными последствиями контроля над вооружениями. Переговоры между США и СССР могут лишить их выгодных контрактов. Многие американские подрядчики опасаются, что системы оружия, которые они разрабатывали годами, станут объектом советско-американских переговоров прежде, чем эти системы вступят в прибыльный этап полномасштабного производства". Да, не родился еще такой капиталист, который согласится добровольно отказаться от своих прибылей. А влияние этих кругов, в том числе и политическое, конечно, очень велико.

Не следует, правда, упускать из виду и другое обстоятельство. В списке 100 крупнейших корпораций США немало и таких, которые либо совсем не связаны с военным производством, либо связаны очень мало. И вот эти круги дают совсем другие оценки, более реалистические.

Словом, думается, в предстоящий период в Вашингтоне развернется острая политическая борьба, связанная с итогами женевской встречи.

ЖУРКИН. Однако Женева находится в Западной Европе. Один американский обозреватель как-то сказал, что Западная Европа (он имел в виду ее политическое руководство) боится двух вещей. Во-первых, очень хороших отношений между СССР и США (правда, по его мнению, им это "не грозит"). Во-вторых, политические лидеры Западной Европы опасаются резкого ухудшения советско-американских отношений. Потому-то они с большой тревогой следили за процессами обострения международной обстановки, которые развивались в результате политики Вашингтона. И не только из страха перед опасностью, но еще и потому, что в условиях обострения напряженности ужесточается "атлантическая солидарность" и Соединенным Штатам легче диктовать союзникам свою волю.

Западная Европа в чем-то поддавалась американскому нажиму, когда речь касалась отношений с Востоком, а в чем-то сопротивлялась. Но делали это часто потихоньку. А ведь сегодня идея нормализации отношений между Востоком и Западом, так сказать, стала легальной. Сегодня Западная Европа может делать это прямо, не скрываясь.

Еще один аспект. В результате встречи как-то девальвирован миф о "советской военной угрозе". Если взято взаимное обязательство не добиваться военного превосходства, если признано, что ядерная война недопустима, это подрубает основы мифа о "советской угрозе". Или, лучше сказать, начинает подрубать - процесс долгий, не нужно упрощать.

И еще. В последние годы в мире сложились две концепции безопасности. Одна - силовая, эгоистическая: добиваться безопасности за счет других. Программа СОИ - классический пример такого подхода. Другая концепция - безопасность для всех, она должна быть достигнута в результате совместных усилий, на основе равенства.

В Западной Европе эта концепция всегда имела гораздо более широкую базу, чем в США. А что такое философия женевской встречи? Это философия поиска путей безопасности на двусторонней, даже на многосторонней основе, безопасности не за счет других, а на базе совместных усилий.

КОБЫШ. В прошлом нередко были такие настроения в других, в том числе развивающихся странах: СССР и США договариваются, а к нам это прямого отношения, мол, не имеет. На этот раз все следили за Женевой так, как будто они сами являются участниками переговоров.

Немаловажным фактором в ходе этих переговоров была позиция Китая. Его присоединение к нашему обязательству не применять первым ядерное оружие, осуждение планов развертывания ударных вооружений в космосе создали серьезный положительный фактор.

Совершенно очевидно, что мы вступили в новый этап, в новую полосу не только советско-американских отношений, но и международных отношений в целом. Полоса эта обнадеживающая, внушающая оптимизм.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы