68

АНАТОМИЯ ЛЖИ. "Правдоискатели"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 13/08/1985

РАБОТАЯ специальным корреспондентом Гостелерадио СССР, я много раз брал интервью и у официальных лиц из самых разных стран капиталистического мира, и у туристов. Всех, как правило, объединяет одно признание: печать, телевидение в их странах замалчивают или грубо искажают факты советской действительности.

Вот некоторые из этих высказываний.

Дейл Камински, профсоюзный активист из США: "Я был совершенно не подготовлен к встрече с советской действительностью. После всего, что я читал о жизни в Советском Союзе, я был настроен довольно скептически. И когда сходил по трапу самолета в Москве, ожидал увидеть только вооруженных солдат - повсюду!.. Именно это стараются внушить нам американские газеты, публикующие лишь негативные факты о жизни в СССР. А познакомишься с советской действительностью - оказывается, картина совсем иная!"

Кеннет Хилл, школьный учитель из Великобритании: "У нас очень мало сообщается обо всем хорошем, что происходит в Советском Союзе. К тому же такую информацию нужно усиленно "откапывать". И когда приезжаешь в вашу страну впервые, то поначалу испытываешь настоящий шок. И больше всего поражает то, что в Советском Союзе все такое нормальное!".

За 15 лет работы с микрофоном подобных высказываний у меня накопилось великое множество. Но ни разу не довелось мне ознакомиться, как говорится, "с близкого расстояния" с кухней западной пропаганды. Не "везло" мне до тех пор, пока я не встретился с молодыми американскими тележурналистами Энн Рубистин и Майклом Майрендорфом. Приезжали они в СССР с обычной для людей их профессии целью: собрать материал для телевизионного фильма о жизни советских людей Поездка была организована отделением вещательной корпорации "Коламбиа бродкастинг систем" (Си- би-эс) в городе Миннеаполисе, штат Миннесота.

Передачи этой местной станции смотрят примерно 4,5 млн. телезрителей северной части американского Среднего Запада, сказал мне во время беседы в Москве Майкл Майрендорф. Себя он назвал телеоператором и продюсером будущего фильма, а Энн Рубистин представил как автора сценария и ведущего диктора.

ГОВОРЯТ ОДНО...

Мы встретились в Москве после того, как Рубистин и Майрендорф закончили свои съемки и записи в СССР и собирались возвращаться на родину. Американские журналисты без колебаний и даже, как мне показалось, с удовольствием согласились дать мне интервью. Оба отметили, что им исключительно приятно вспоминать путешествие вместе со 160 туристами из США по Волге на комфортабельном дизель-электроходе "Александр Пушкин", Рассказывали, как во всех волжских городах, где были запланированы стоянки и экскурсии, они отсняли многие километры пленки и взяли множество интервью на предприятиях, прямо на улице или будучи в гостях у советских людей. Потом они побывали в Киеве, Ленинграде и других городах, где местные жители, власти, советские коллеги - работники телевизионных станций - всячески помогали им организовывать встречи, беседы, съемки.

Вот несколько вопросов и ответов из моего радиоинтервью.

- Какова главная цель создания вашего телефильма?

Майрендорф. Это будет фильм, посвященный не крупным проблемным вопросам, а людям Советского Союза. Серия рассказов о них даст американцам представление о повседневной жизни вашего народа, о чем у нас не имеют никакого понятия. Мне надолго запомнятся встречи с рабочими, которых нам сначала представили на заводе, где они трудятся, и у которых мы затем побывали дома в гостях. Они буквально раскрыли нам свои души... Меня поразило их дружелюбие, откровенность. Они общались с нами так, как будто мы были друзьями уже лет пятьдесят!.. Все это, как я полагаю, придаст нашему фильму интересный поворот.

Рубистин. Мои впечатления во всем совпадают с впечатлениями Майкла. В целом я считаю, что советские люди очень гостеприимны, дружелюбны, душевны, добры...

- О какой стороне жизни вы ничего не знали до приезда в Советский Союз?

Рубистин. Сразу же вспоминаю детские сады. У нас в США нет такой широкой системы воспитания дошкольников...

- Были ли у вас негативные, неприятные моменты во время поездки по нашей стране?

Майрендорф. Да, однажды, когда вышла из строя часть нашей съемочной аппаратуры. А в остальном - ни одного неприятного момента.

В 15-минутном интервью оба журналиста рассказали и о других исключительно, по их словам, благоприятных впечатлениях, о встречах и беседах с советскими людьми в восьми крупнейших городах страны, причем в самой различной обстановке - официальной, неофициальной и просто домашней. По всем признакам, как мне тогда показалось, у Рубистин и Майрендорфа получится как раз тот фильм, какой они задумали, - фильм о народе, его повседневной жизни. Именно такой фильм и нужен сейчас людям в США, считал я...

...А ДЕЛАЮТ ДРУГОЕ

Прошло немного времени, и отделение Си-би-эс в Миннеаполисе передало первый из шести коротких фильмов о СССР, подготовленных Рубистин и Майрендорфом.

Вначале на экране появился диктор, предпославший телесерии такие слова: "Отношения между США и СССР сейчас напряженные, натянутые как никогда раньше. В этой связи мы послали съемочную группу в Россию. Они должны были постичь все изнутри, чтобы дать возможность нам понять одну из двух сверхдержав мира".

Диктора сменила Рубистин и тоном, очень далеким от того мягкого, спокойного голоса, каким она беседовала со мной в Москве, сделала следующее "программное" заявление:

"Майкл и я путешествовали по Советскому Союзу вместе с группой в 160 американцев, о которых мы еще расскажем вам в одном из выпусков фильма. Они были туристами, и их впечатления о России были иными, чем у нас, журналистов: туристы могли ходить повсюду и общаться с советскими людьми и на улице, и у них дома. Мы же всегда ходили в сопровождении: в "удачные" для нас дни с нами был один человек, в другие дни - шесть или семь. Их задачей было указывать нам, что мы могли заснять и показать вам". В первом же выпуске телесерии о СССР американцам поведали о том, что:

- в Ленинграде дворник в наш век технического прогресса метет тротуар "самодельной метлой";

- в стране, правительство которой "пропагандирует атеизм", люди в церкви совершают воскресную молитву;

- официально люди считают систему американской демократии фарсом, а в задушевных беседах "восхищаются ею"...

И далее примерно в том же духе, на протяжении остальных пяти выпусков фильма с "углублением" время от времени в Сторону так называемого "еврейского вопроса", или "вопроса о правах человека", или "о диссидентах в СССР"...

...На экране телевизора - смена почетного караула у Мавзолея В. И Ленина на Красной площади в Москве. Любой честный журналист мог бы пояснить, что для советских людей это место - святыня, что, приезжая в Москву, многие приходят сюда в любое время года, в любую погоду, чтобы почтить память великого мыслителя, вождя первой в истории социалистической революции. Рубистин и Майрендорфу смена почетного караула у Мавзолея послужила лишь поводом, чтобы голосом из-за кадра солгать: "...Четверть всего населения в СССР одета в военную форму!"

Если исключить детей и подростков, то и тогда это число перевалило бы за 50 миллионов. Представляете - более 50 миллионов военных! Так "непрофессионально" лгать могут, по-моему, только самые "наивные" антисоветчики, считающие, что публика - дура, что она не станет считать, сколько это составит в абсолютных цифрах.

О чем бы ни рассказывали Рубистин и Майрендорф в своем фильме, они в каждом факте старались найти некий "второй смысл", "изнанку", свидетельствующую о чем-то "совершенно ином". Всему, что в СССР "заявляют официально", они противопоставляли то, что американским журналистам якобы "сообщали конфиденциально".

Однако во всех сериях показан лишь один "конфиденциальный разговор"; мы видим короткий фрагмент беседы "по душам" на английском языке с советским юношей по имени Дима. Его фамилию, место работы или учебы Рубистин не называет. Дима в фильме должен, по идее, олицетворять тех, кто, по словам журналистки из Миннеаполиса, "восхищается системой американской демократии". В доказательство этому показано, как Дима, скорее всего ленинградский студент-филолог или историк, сидя на скамейка в парке, произносит по-английски единственную фразу о том, что американская конституция исторически была "шагом вперед". И все, больше Диме сказать в фильме ничего не дали, не упомянув, в частности; что эту конституцию в США приняли двести лет назад. А с тех пор очень многое изменилось в жизни Америки. За Диму, как и за других советских людей, на протяжении всего фильма говорила Рубистин. Причем она не переводила слов собеседника, а ловко их "пересказывала".

Такой вот фильм. Всего несколько моментов, когда можно схватить его создателей за руку и сказать: "Вы лжете, господа Рубистин и Майрендорф!" А в остальном вроде бы показано все как есть, но под каким соусом из передергиваний и недомолвок! Только подтекст, только намеки, только двусмысленность... Фильм снят, казалось бы, с объективистских позиций. Но каков этот "объективизм"?

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПРОСТИТУТКИ

Что касается позиции Рубистин, Майрендорфа и их коллег на Западе, то ее довольно откровенно объяснил в своих мемуарах бывший редактор "Нью-Йорк геральд трибюн" Дж. Свинт.

"В Америке нет независимой прессы, - писал он. - Ни один из нас не смеет честно выразить свое мнение. Вы заранее знаете, что если вы честно выскажете свое мнение, оно никогда не появится в печати... Если бы я позволил себе искренне сказать, что я думаю о своей газете, то в 24 часа лишился бы работы. Мы являемся орудием и вассалами богачей, остающихся в тени. Мы - интеллектуальные проститутки".

Вспоминая свое московское интервью с Рубистин и Майрендорфом и их заявления с телеэкрана в Миннеаполисе, я все больше склоняюсь к мысли, что это, пользуясь терминологией Дж. Свинта, как раз и есть типичные "интеллектуальные проститутки". Они видят, какова на самом деле советская действительность, не сомневаются в миролюбии, душевности и гостеприимстве советского народа, однако сознательно идут на подтасовку фактов, на обман собственного народа.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы