aif.ru counter
37

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Сегодняшние заботы Франции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 31/07/1984

НЕДАВНО ФРАНЦИЯ пережила правительственный кризис. Просуществовавшее 3 года 2 месяца правительство П. Моруа ушло в отставку. Сформировано новое правительство во главе с близким президенту Ф. Миттерану деятелем Л. Фабиусом. Французская компартия решила не участвовать в этом правительстве, поскольку новый премьер не дал положительного ответа на поставленные ею вопросы. В Заявлении ЦК ФКП подчеркивается, что новый премьер намерен продолжать политику "жесткой экономии", несовместимую с задачами оздоровления национальной экономики.

Такой оборот событий не стал неожиданностью. В стране уже давно нарастало недовольство трудящихся, нашедшее выражение в итогах муниципальных выборов 1983 г., частичных парламентских выборов, в опросах общественного мнения и особенно в результатах недавних выборов в так называемый Европарламент. Дело не только в том, что во Франции, как и в других странах "десятки", эти выборы демонстративно проигнорировала чуть ли не половина избирателей - 16 млн. (43 процента). Очень показательно, как распределились голоса тех, кто пришел к избирательным урнам. Серьезное поражение потерпела социалистическая партия, она потеряла по сравнению с национальными парламентскими выборами 1981 г. 5 млн. голосов.

С тревогой отмечалось, что ранее почти незаметные неофашисты вдруг оказались довольно внушительной силой - за них проголосовало 11 проц. избирателей.

Что же привело к такому развитию событий? Французские коммунисты не раз предупреждали социалистов, своих партнеров по правительственной коалиции, о недопустимости отхода от совместно разработанной платформы, которая была одобрена избирателями на президентских и парламентских выборах 1981 года. Однако правительство, доминирующие позиции в котором имели социалисты, изменило ориентацию своей политики, что больно ударило по интересам трудящихся.

"img src="31aif012.gif""

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

ФРАНЦИЯ уже не первый год живет в обстановке серьезных экономических трудностей, короткие периоды экономического роста чередуются со спадами, с длительными депрессиями. За полтора десятка лет - с начала 70-х годов - общий рост объема промышленного производства составил всего 30 процентов. После "пика" в 1980 г. последовали новый спад и депрессия. Сейчас французская промышленность так и не восстановила еще этот уровень.

За несколько лет франк обесценился по отношению к доллару почти в два раза. Собственные валютные резервы страна исчерпала еще в 1981 г. и с тех пор живет на заемных, в результате внешний государственный долг достиг угрожающих размеров - почти 500 млрд. франков, или 12 проц. внутреннего валового продукта страны. Платежи в погашение этого долга в текущем году составят 60 - 70 млрд. франков - сумма огромная, если учесть, что прошлогодний государственный бюджет был сведен с дефицитом в 130 млрд. франков и нынешний спланирован с такой же несбалансированностью.

К кризисным явлениям конъюнктурного характера добавляются и элементы структурного кризиса - "старение" ряда отраслей и трудности, связанные с технологическим отставанием французской промышленности от своих западных конкурентов. В итоге позиции французских товаров на рынках ухудшаются, а число обанкротившихся предприятий растет. Ежемесячное количество банкротств в последние месяцы перевалило за 2 тысячи.

СИТУАЦИЯ, с которой столкнулось левое правительство с первых дней своего существования, была не из легких. Многие объективные трудности, вытекающие из самого характера капиталистической системы хозяйства, осложняли решение проблем, которые оно унаследовало от своих буржуазных предшественников. Тем не менее в первые год-полтора все же удалось осуществить некоторые перемены в интересах трудящихся, наметить линию на оздоровление экономики. И если сейчас приходится констатировать, что этот курс застопорился, то причину нужно искать прежде всего в ожесточенном сопротивлении внутреннего и международного капитале, который сохранил немало рычагов реальной власти к стране.

С первых же шагов левого правительства монополии, спровоцировали беспрецедентное "бегство капиталов" за границу, которое правительству не удалось остановить и сегодня. Линии на модернизацию промышленности они противопоставили "тихий саботаж" - резко сократили в последние 3 года производительные капиталовложения внутри страны, стали осаждать правительство требованиями о предоставлении им государственных субсидий, угрожая в противном случае свертыванием производства, массовыми увольнениями.

Саботаж, осуществляемый национальными монополиями, опирается на широкую поддержку международного, особенно американского, капитала. Вашингтон многое сделал для дезорганизации французской валютно-финансовой системы. Его усилиями систематически осуществлялись широкие спекулятивные операции против франка на международных валютных биржах, в результате которых за 2 года франк пришлось трижды девальвировать. Сохраняющиеся в США искусственно завышенные учетные ставки подталкивают держателей капиталов во французской валюте к ее переводу всеми правдами и неправдами в американские банки. Зависимость французской промышленности от американской технологии широко используется в целях экономического давления и политического шантажа Парижа.

НАТИСКУ внутреннего и внешнего монополистического капитала социалисты не смогли противопоставить последовательный и принципиальный курс. Напротив, в правительственной коалиции стали все громче звучать голоса представителей правого крыла соцпартии, которые открыто призывают к заигрыванию с монополиями, проповедуют уступки им.

Все это и предопределило тот вираж вправо в экономической политике, который правительство начало осуществлять года полтора назад вопреки настоятельным протестам коммунистов, прогрессивных профсоюзов.

Любопытный факт рассказала в этой связи "Нью-Йорк таймс". Недавно в беседе с одним из членов французского правительства группа журналистов упорно допытывалась, чем экономическая политика французских социалистов отличается, например, от курса английских консерваторов. Подытоживая его пространные объяснения, газета констатировала, что эта политике социалистов - ни больше, ни меньше как разновидность "мягкого тэтчеризма".

НЕДОВОЛЬСТВО И ТРЕВОГА французов в этой связи нарастают. Как справедливо отметил по этому поводу Ж. Марше, трудящиеся не могут согласиться с тем, что при левом правительстве безработица продолжает расти, а покупательная способность падает. Причина такого положения в том, подчеркнул он, что во всех так называемых развитых капиталистических странах проводится экономическая политика в интересах крупного капитала.

Отказавшись участвовать в правительстве, линия которого не отвечает чаяниям трудовой Франции, коммунисты вместе с тем заявили о своем намерении поддержать любую меру нового правительстве, если оно будет действовать в соответствии с интересами трудящихся. "Сегодня нужны не хорошие слова, - заявили они, - а четкое определение новой политики и решительные действия для ее претворения в жизнь".

ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ дела были, конечно, в центре политической борьбы. Но за ее бортом не оставались и другие области. Например, во внешней политике были выбраны такие ориентиры, которые были восприняты многими как ставка на "выторговывание" экономической поддержки США и ФРГ. Жизнь показала несостоятельность такой линии: расчеты на экономическую поддержку западных партнеров, естественно, мало оправдались, а сделанные Парижем уступки обернулись ослаблением его международных позиций.

Такой подход лидеров социалистов к международным делам не раз становился причиной серьезных трений внутри правительственной коалиции, особенно с ФКП, выступающей за последовательный курс в пользу нормализации обстановки, мира и разоружения, за развертывание активных действий всех антивоенных сил против милитаристской, агрессивной политики империализма.

Многие наблюдатели в различных странах, говоря сейчас о французской внешней политике, обращают внимание на ее противоречивость. Действительно, Париж говорит о своей озабоченности по поводу ухудшения положения в мире, высказывается за то, чтобы не допустить его дальнейшего обострения и сделать все возможное для укрепления мира и предупреждения ядерной войны. Вместе с тем по главному конкретному вопросу, от которого зависит дальнейшая эволюция международных дел, - вопросу о размещении в Европе новых американских ракет - полностью поддерживается пиния Вашингтона.

Сейчас в самой Франции все более отчетливо осознается, что поддержка этого курса никому не прибавила безопасности. Напротив, она обернулась серьезным ростом напряженности в мире. Опросы общественного мнения однозначно показывают, что французы в массе своей встревожены обострением обстановки и выступают за замораживание и сокращение ядерных арсеналов. Даже внутри правящей соцпартии курс официального Парижа на поддержку американского ракетно-ядерного "экспорта" в Европу встречает противодействие, в том числе и со стороны некоторых членов парламентской фракции социалистов.

Трезвым оценкам противоречат и другие конкретные политические акции Парижа, такие, как, например, более тесная привязка Франции к НАТО в последние годы, негативный подход к вопросам ядерного разоружения. Не могут не настораживать попытки реанимировать проекты так называемой "европейской обороны", которые призваны усилить совокупный военный потенциал НАТО и, конечно, не будут способствовать оздоровлению климата в Европе.

Стоит, наконец, отметить, что участие и самой Франции в гонке вооружений вступает в противоречие с высказываемой Парижем озабоченностью опасным обострением напряженности в мире. Действительно, разве осуществление нынешней военной программы, согласно которой в 1984 - 1988 гг. намечено израсходовать весьма внушительную сумму - 810 млрд. франков, послужит укреплению безопасности Европы и самой Франции? Разве проводимая модернизация ракетоносного атомного подводного флота, производство новых видов ракетно-ядерного оружия и запланированное увеличение втрое числа ядерных боеголовок хоть на йоту прибавит стабильности на европейском континенте?

Можно было бы продолжить такой перечень. Важно, однако, отметить и другое. При всем этом очевидна все же озабоченность Франции ростом гегемонистских настроений администрации Рейгана, непредсказуемостью ее действий, ее попытками обострить конфронтацию между Востоком и Западом. О чем, как не об этом, говорит прямое осуждение Парижем воинственных планов Вашингтона в отношении космоса? Официальные французские представители сейчас прямо говорят о необходимости полной демилитаризации космического пространства, осуждают авантюристические концепции "звездных войн", поддерживают предложения о безотлагательном начале переговоров для выработки соответствующих договоренностей.

ПОКАЗАТЕЛЬНО и то, что после почти четырехлетнего перерыва французское руководство вернулось к практике советско-французского диалога на высшем уровне.

Состоявшиеся в июне в Москве переговоры К. У. Черненко и других советских руководителей с французским президентом Ф. Миттераном явились международной акцией большого значения. Они открыли, как отвечало Политбюро ЦК КПСС, больше возможностей для расширения наших связей с Францией в различных областях, - конечно, если к этому будет проявлено обоюдное стремление.

Таким образом, создаются предпосылки для дальнейшей активизации политики разрядки, борьбы за укрепление мира и безопасности в Европе, и не только в Европе. Итоги переговоров, бесспорно, укрепляют позиции французских коммунистов и всех сил внутри Франции, которые выступают за дружбу и сотрудничество с СССР, за решительные меры по устранению военной угрозы.

В свете последних событий во Франции открывается новый период. Будущее покажет, чем он ознаменуется во внутренних и внешних делах. Что касается французских коммунистов, то они вновь подтверждают свою решимость, бороться для блага своего народа, мира, труда и призывают все левые, все прогрессивные силы к единению во имя этих целей.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы