32

[Есть ответы] Ваши вопросы от 23.04.1984

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 24/04/1984

Как сказалась политика "санкций" некоторых капиталистических стран на развитии торговли с нами, каковы итоги внешней торговли нашей страны за прошлый год?

А. Афанасьев, пропагандист, Тула

Г. Степаниди, Туапсе

О ТОМ, НАСКОЛЬКО "эффективными" оказались "санкции", которые применяли к нашей стране некоторые капиталистические страны, можно судить хотя бы по таким данным. и нашей торговле с развитыми капиталистическими странами доля Западной Европы увеличилась с 79 проц. в 1982 г. до 82 проц. в 1983 г. Что касается торговли с США и Японией, то объем, ее значительно сократился, а доля этих государств в нашем внешнеторговом обороте снизилась еще больше.

Следует подчеркнуть, что курс на свертывание торговых отношений с США и Японией взят не нами. Правительства этих двух стран, взяв на себя такую миссию видимо, рассчитывают на то что их примеру последуют и другие. Между тем, как показывает статистика; объем взаимных поставок между СССР и ФРГ почти в 1,5 раза превышает наш оборот с США и Японией вместе взятыми. Финляндия также оказалась впереди этих двух самых экономически развитых капиталистических стран.

В целом торговля СССР - Запад продолжает расширяться. И, скажем, те товары, которые нам не захотели продать США и Япония, мы либо сделали сами, либо приобрели у других стран. За один прошлый год импорт машин, оборудования и транспортных средств из развитых капиталистических стран увеличился на 15 с лишним процентов.

Некоторое время назад буржуазные средства массовой информации высказывали "озабоченность" по поводу того, что, дескать, в торговле СССР - Запад советский экспорт отстает от импорта. И, мол, "задолженность" СССР принимает хронический характер. Положение в 1983 г. оказалось иным: советский экспорт в развитые капиталистические страны на 1 млрд. руб. превзошел встречные поставки.

Однако следует иметь в виду, что из 144 стран, с которыми в прошлом году мы вели торговлю, нашими главными партнерами, как и прежде, были и остаются социалистические страны (на них пришлось 56 проц. всего оборота против 54,3 проц. в 1982 г.). Прежде всего это, конечно, страны СЭВ. ГДР, Чехословакия, Болгария, Польша и Венгрия занимают пять первых мест в списке торговых партнеров нашей страны. Объем торговли с ними больше, чем со всеми развитыми капиталистическими странами вместе взятыми.

Крепнут торговые связи и с развивающимися странами. Среди них 102 наших торговых партнера. Уже не первый год товарооборот с Индией превышает 2 млрд. рублей. Затем следуют Аргентина, Ливия, Ирак, Иран, Бразилия, Афганистан. Торговля с этой группой стран увеличилась за год на 4,8 процента.

В целом же по сравнению с 1982 г. оборот внешней торговли СССР увеличился на 6,6 проц. (на 7,9 млрд. руб.) и составил 127,5 млрд. рублей. Такой прирост превышает весь оборот внешней торговли за 1958 год.

Советский Союз был и остается серьезным, надежным торговым партнером для любой страны, готовой к равноправному, взаимовыгодному сотрудничеству.

* * *

Как могло случиться, что болгарский гражданин Сергей Антонов после стольких мытарств, тяжело больной, снова оказался в римской тюрьме, хотя всем давно ясно, что все "дело" сфабриковано и фальшиво с самого начала?

В. Агранов, Сочи

В ЭТОЙ ИСТОРИИ во всем "блеске" проявилась суть хваленой западной "демократии" и "объективность" буржуазного правосудия.

Напомним вкратце существо дела. В ноябре 1982 г. представитель авиакомпании "Балкан" С. Антонов был арестован по ложному обвинению в соучастии в покушении на папу Иоанна Павла II, которое совершил турецкий неофашист Агджа. Основанием для ареста болгарина послужил ложный оговор со стороны террориста, сделанный им по подсказке американских и итальянских спецслужб (см. "АиФ", 1983, N 7).

Антонова продержали в тюремной одиночке 390 дней, хотя по итальянским законам такой оговор не имеет силы судебного доказательства, и следствию не удалось собрать ни одного свидетельства, подтверждающего обвинение, а "откровения" Агджи рассыпались как карточный домик - следователь неоднократно уличал его в ложных показаниях ("АиФ", 1983, N 42). Даже американская газета "Нью-Йорк таймс" вынуждена была недавно признать: "Дело Антонова выглядит как бы примером лишения человека свободы только на основании слов лишь одного сомнительного обвинителя - убийцы Агджи, осужденного сначала за убийство в Турции и потом за покушение на папу".

В конце прошлого года, когда доказать вину Антонова так и не удалось, как ни старались, а состояние его здоровья резко ухудшилось, он был переведен из тюрьмы под домашний арест и жил на частной квартире под надзором полиции ("АиФ", 1984, N 2). А недавно по требованию прокурора, несмотря на протесты адвокатов и заключение медицинской экспертизы о плохом состоянии обвиняемого (нарушение кровообращения, психическое расстройство, неприятие пищи), Антонов в машине "скорой помощи" вновь был отправлен за решетку. Предлог: якобы внезапно открывшиеся новые секретные обстоятельства, ставящие следствие перед необходимостью начать все с начала.

При этом кассационный суд заявил, что необходимо учитывать опасность, связанную с "возможностью бегства подсудимого", что состояние его здоровья якобы не таково, "чтобы можно было опасаться его скорого ухудшения в связи с содержанием в тюрьме", что официальное обязательство, взятое болгарским посольством в Риме, - гарантировать пребывание Антонова под домашним арестом и его готовность удовлетворить требования итальянских судебных властей - не имеет, мол, "никакой юридической силы".

Откуда эта ничем не оправданная жестокость, не говоря уж о беззаконии и попрании человеческих прав? Как видно, тем в Вашингтоне и Риме, кто задумал и осуществил эту гнусную провокацию в попытке "доказать", будто бы социалистические страны причастны к международному терроризму, неуютно в луже, в которую они снова с шумом уселись со своими "доказательствами".

За 13 месяцев заключения в сырой, холодной и тесной камере не удалось сломить дух болгарского гражданина. Возвращением туда, очевидно, его хотели бы убедить в бесперспективности его положения, вызвать у него шоковое состояние, подавить его волю, добиться от него "покаяния" и "признания".

И удивительно - крикливые поборники прав человека, в том числе западные "свободные" и "независимые" органы массовой информации, которые поднимают истошный вой в защиту предателей и диссидентов, которые с воодушевлением поддержали и антиболгарскую провокацию, теперь помалкивают, как будто в рот воды набрали. В "деле" Антонова им почему-то не заметны явные и грубые нарушения элементарных прав человека...

* * *

Известно, что в годы "культурной революции" в Китае маоисты широко использовали молодежь в своих политических целях. Каковы положение и роль китайской молодежи в настоящее время, какие проблемы ее заботят?

И. Сидоров, Хабаровск

На вопрос отвечает кандидат исторических наук Б. БАРАХТА.

ПРОБЛЕМЫ китайской молодежи - а в них, как в капле воды, ярко отражаются вопросы социально- экономического и культурного строительства, политики и идеологии - не сходят сегодня со страниц печати КНР.

Какие они, юноши и девушки 80-х годов? Или это "потерянное поколение", или "поколение, подающее большие надежды"? Ответы на эти вопросы нередко даются противоречивые.

Подчеркнутое внимание к молодежи не случайно. Ведь в Китае сегодня люди в возрасте до 21 года составляют почти половину всего населения. Их около 500 миллионов.

Среди 110 млн. рабочих и служащих Китая молодые люди в возрасте до 35 лет составляют около 60 процентов. В таких важнейших отраслях народного хозяйства, как капитальное строительство, горнодобывающая, металлургическая и легкая промышленность, численность молодых рабочих доходит до 70 процентов. Молодежь составляет более половины трудоспособной части китайского крестьянства.

Молодежи отводится одна из решающих ролей в реализации планов экономического и научно- технического развития КНР, на молодое поколение возлагаются надежды по осуществлению "четырех модернизаций", строительству "социализма с китайской спецификой".

Молодежь, являясь главной производительной силой китайского общества, в то же время наименее обеспечена в социально-экономическом плане. При среднем заработке рабочего более 70 юаней в месяц молодые рабочие имеют только 50. Как правило, писала молодежная газета "Чжунго циннянь бао", за одну и ту нее работу пожилые рабочие получают больше, чем молодые.

Одна из причин такого положения, как считает китайская пресса, - в целом низкий образовательный и культурный уровень всего населения, в том числе и молодежи. В настоящее время, писал журнал "Хунци", четвертая часть населения страны неграмотна. В районах проживания национальных меньшинств от 40 до 80 проц. молодежи и подростков не умеет ни читать, ни писать.

По официальным данным, в стране до сих пор не введено всеобщее начальное обучение. В 1980 г. расходы на образование составили менее 3 проц. госбюджета, или всего несколько юаней в год на каждого школьника и студента. Практически столько же было ассигновано и в 1983 году. "Мы каждый день говорим о необходимости развития дела образования в КНР, а средств на это не отпускаем", - писала газета "Гуанмин жибао".

Как следует из материалов печати КНР, отсутствие учебников, наглядных пособий, канцелярских принадлежностей - хроническая болезнь китайской школы. Учебные заведения, как правило, расположены в старых, давно не ремонтированных строениях, не отвечающих элементарным санитарным нормам.

Профессия учителя - одна из самых непопулярных в стране, и зачастую преподавание поручается случайным, малограмотным людям, которые, как писала "Чжунго циннянь бао", из 20 иероглифов правильно могут написать лишь 7.

Обучение в школе все еще платное - от 5 до 7 юаней за полугодие на одного школьника. Эта сумма наносит довольно ощутимый удар по бюджету китайской семьи, особенно многодетной. Если раньше родители всеми силами стремились дать образование своему ребенку, то сегодня, констатирует "Чжунго циннянь бао", они под разными предлогами стараются избавить свое чадо от учебы в школе.

Не намного лучше положение и в высшей школе. В 1983 г. во всех вузах КНР насчитывалось примерно столько же студентов, сколько их было в 1959-м. По официальным данным, вузы "ютятся" в непригодных зданиях, не хватает оборудования и учебников, очень низко качество преподавания, многим приходится платить за обучение - до 25 юаней за семестр.

Китайская печать отмечает, что нынешнее тяжелое положение в области образования и культуры - прямой результат десятилетней "культурной революции" (1966 - 1976 гг.), когда интеллигенцию называли "девятым поганцем" и провозглашали лозунг "чем больше знаний, тем человек реакционнее". За годы "культурной революции" была репрессирована одна треть всего профессорско-преподавательского состава высшей школы.

За годы "культурной революции" страна недополучила сотни тысяч специалистов с высшим и средним техническим образованием, десятки миллионов рабочих, крестьян и служащих с необходимой общеобразовательной и профессиональной подготовкой. В настоящее время в Китае, писал журнал "Чжунго циннянь", насчитывается всего 1,1 млн. человек с полноценным высшим образованием и 1,2 млн. - со средним специальным. Ныне, по официальным данным, до 80 проц. всех молодых рабочих и служащих не имеет даже неполного среднего образования. "Мы испытываем острую нехватку квалифицированных рабочих кадров, - писала в этой связи "Чжунго циннянь бао", - и фактически переживаем кризис в этой сфере".

Такое положение чревато дальнейшим отставанием Китая от развитых стран мира, которое ныне в области науки и техники, по свидетельству газеты "Гуанмин жибао". составляет 20 - 30 лет. Для преодоления такого положения планируется увеличить ассигнования на нужды образования, открываются новые институты, развивается заочное обучение, разрешается и поощряется открытие частных школ. Тем не менее, как признал недавно журнал "Хунци", все это пока не в состоянии кардинально исправить положение.

Серьезной проблемой остается безработица среди молодежи, поражающая в первую очередь выпускников городских школ.

"В течение длительного периода, - писала "Жэньминь жибао", - вопрос о трудоустройстве молодежи и ликвидации безработицы будет оставаться одним из главнейших в народном хозяйстве. В 80-е годы ежегодно в трудоспособный возраст будет вступать до 23 млн. человек, а новых рабочих мест будет создаваться только на 3 миллиона".

Весьма сложной остается идеологическая обстановка в среде молодежи. Молодое поколение, пишет "Жэньминь жибао", не верит в политику КПК, шарахается из одной крайности в другую, преклоняется перед Западом.

Преодолеть идеологические шатания, политическую пассивность и инерцию "культурной революции" среди молодежи призван целый комплекс мер. В первую очередь намечено усилить идейно-политическое воспитание юношей и девушек, как писал "Хунци", в "духе марксизма- ленинизма и идей Мао Цзэдуна". Ведущая роль в этом деле отводится воссозданному в 1978 г. после разгрома в период "культурной революции" Коммунистическому союзу молодежи Китая, в котором насчитывается 48 млн. членов, причем из них 26 млн. вступило в организацию после X съезда союза (1978 год). Однако, как пишет китайская печать, многие комсомольские организации, особенно в сельской местности, находятся в "парализованном или полупарализованном состоянии", существуют лишь номинально и не ведут практически никакой работы среди молодежи.

Ответы подготовили: А. АРСЕНЬЕВ, Г. АРИЕВИЧ.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество