94

ДВА МИРА - ДВА ОБРАЗА ЖИЗНИ. ИСКУССТВО ДЛЯ ВСЕХ И ДЛЯ ИЗБРАННЫХ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 20/12/1983

Народный артист Советского Союза Евгений Евгеньевич НЕСТЕРЕНКО известен у нас в стране и за рубежом, как первоклассный оперный певец и актер, педагог, профессор Московской консерватории.

Наш корреспондент Татьяна Оболтина встретилась с Е. Е. Нестеренко и попросила его ответить на ряд вопросов.

КОРР: Наша страна последовательно и неуклонно способствует претворению в жизнь положений Заключительного акта совещания в Хельсинки, постоянно поддерживая и развивая культурный обмен со всеми странами. Вы часто бываете за рубежом. Приходилось ли Вам сталкиваться с фактами нарушения контрактов в области музыкального искусства?

НЕСТЕРЕНКО: Во время моих гастролей за границей меня часто спрашивают: где я был в последнее время и куда собираюсь ехать? Получив ответ, почти каждый из интервьюеров задает вопрос: а почему в этом списке нет Соединенных Штатов Америки? И каждый раз я объясняю удивленным корреспондентам, что американское правительство в одностороннем порядке прервало культурные контакты между нашими странами. Правда, я при этом добавляю, что мы от этого не страдаем, потому что, скажем, наш Большой театр старше, чем сами Соединенные Штаты Америки.

Известно, какое огромное влияние русская и советская музыка оказала на развитие искусства, в частности в тех же Соединенных Штатах. Глинка, Бородин, Мусоргский, Даргомыжский, Прокофьев, Шостакович... Пусть-ка Америка назовет такой список композиторов с мировым именем! Поэтому в культурном обмене между нашими странами нуждаются прежде всего США.

В 80-м году я узнал, что мне присужден приз "Грэмми" за цикл песен Мусоргского Этот приз в облает музыкального искусства приравнивается к кинематографическому "Оскару", и я первый из советских артистов, который удостоен его. Поблагодарив за присуждение приза и получив диплом, я объяснил, что лететь в США на церемонию вручения приза не могу и прошу передать его через посольство в Москве.

Однако оказалось, что лететь мне я США уже и не надо было, потому что под давлением американского правительства Академия грамзаписи по политическим мотивам отменила свое решение.

Очень комично, что столь крупная страна, как США, занимается "детскими шутками" в области искусства. Конечно, Мусоргский не стал менее велик от того, что американская Академия грамзаписи пересмотрела свое решение, а у меня достаточно международных призов из стран, имеющих древнюю и большую музыкальную культуру.

Но тем не менее этот инцидент внушил мне серьезное недоверие к действиям американской администрации, которую возглавляет Рейган. Ведь когда плохой актер становится руководителем могущественной державы - уже не до смеха. К сожалению, мы пожинаем плоды этого во многих областях наших отношений, в частности в отношениях культурных, ущерб от прекращения которых очень чувствуют американские зрители. И мне их искренне жаль.

КОРР: Совсем недавно был показан такой сюжет по телевидению: на улице Вены - музыкального города - ребенок лет 12-ти играет на скрипке. Наш корреспондент подходит к нему и спрашивает: "А почему ты играешь на улице?" Он отвечает: "Я надеюсь собрать деньги, чтобы попытаться сдать экзамен". То есть заплатить только за то, чтобы его прослушали!

НЕСТЕРЕНКО: Это знакомая картина. Я встречал таких музыкантов и в Австрии, и особенно в ФРГ. В то время как многие молодые люди на Западе тщетно пытаются пробиться в соответствующие учебные заведения и получить музыкальное образование, их сверстники в нашей стране бесплатно обучаются в музыкальных училищах, консерваториях.

И я бы даже сказал, что наши студенты избалованы этим. Они часто просто не ценят, не понимают того, что им дает государство, - великолепных педагогов, прекрасные условия для обучения. Наши молодые люди не всегда отдают себе отчет в том, что это доступно далеко не всем и далеко не во всех странах.

Когда у нас занимаются студенты из капиталистических стран, я вижу, как они ценят каждый урок. Потому что у себя дома они платили бы за обучение огромные деньги.

Кроме того, у нас очень хорошо налажена система отбора талантов. В нашей стране множество детских музыкальных школ. Все крупные консерватории имеют школы- десятилетки, где дети обучаются музыке и одновременно получают общее среднее образование. В каком бы дальнем уголке нашей огромной земли ни нашелся талантливый ребенок, его могут отправить учиться в такую школу-десятилетку в Новосибирске или Свердловске, в Ленинграде или Москве. А после ее окончания талантливых молодых людей принимают в консерваторию. И все расходы по обучению плюс стипендия оплачиваются из средств государственного бюджета, а не семьи.

КОРР: Известно что студенты консерватории и театральных вузов не голь ко не платят за обучение, но и имеют возможность бесплатно посещать концерты и спектакли. Предъявив студенческое удостоверение творческого вуза, они получают входной билет. Есть ли такая система на Западе?

НЕСТЕРЕНКО: Входные-то билеты в западных театрах есть, но они не бесплатные. А недавно я прочитал в прессе, что в Венской Штадтс-опере, где мне часто приходится выступать, в последнее время цены повысились даже на входные билеты.

Вообще же хорошие места в партере в этом театре стоят в пересчете 60 долларов и даже больше. Это совершенно недоступно для очень многих людей. Если на Западе кто-то обращается ко мне с просьбой пригласить в театр, то, конечно, он имеет в виду, что я дам ему бесплатный билет. Случалось слышать от довольно состоятельных людей: "Нет, в оперный театр, я за деньги ходить не могу - это мне не по карману, слишком дорого!" И это относится не только к театру: билет в кино стоит на Западе, в несколько раз дороже, чем у нас.

КОРР: И хотя билеты в кино у нас дешевые, все же каждый кинофильм окупается полностью, т. к. его могут посмотреть десятки миллионов зрителей. Зрительская же аудитория театра, в том числе и оперного, относительно невелика. Окупается ли опера?

НЕСТЕРЕНКО: Оперный спектакль очень дорог: сложное сценическое оформление, костюмы, заработная плата многих его участников - все это требует больших денег. У нас на оперные театры дается государственная дотация.

На Западе оперу субсидируют компании или частные лица. В той или иной капиталистической стране мне приходилось часто встречаться с такими случаями: на афише указаны, как водится, имена актеров, дирижера, режиссеров и так далее, а потом написано, что этот спектакль состоялся благодаря дотации, скажем, табачной фирмы такой-то.

Оперный театр на Западе не спасают даже фантастические и постоянно растущие цены на билеты. У нас же эти цены, сколько живу на свете, не менялись.

Есть экономические термины: товары первой необходимости и предметы роскоши. В нашей стране на предметы роскоши цены могут повышаться, а на товары первой необходимости, такие, как, скажем хлеб, - не могут. И искусство в нашей стране - предмет первой необходимости. Мы гордимся этим, так же как и доступностью театров, музеев, кинотеатров. Советское государство выделяет огромные деньги на то, чтобы образование и искусство были доступны каждому человеку независимо от его финансовых возможностей. В этом - характерная особенность нашего социалистического строя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество