78

ОТКРОВЕНИЯ ШЕФА МОСКОВСКОЙ ГБ. "Агентура - достояние государства"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 23/11/1993

В добрые старые времена застоя, вечерком, на кухнях, полушепотом, мы частенько загадывали друг другу загадку о том, какое же здание в Москве самое высокое? И, наслаждаясь собственной смелостью и остроумием, мы еще более тихим шепотом, в самое ушко, вещали, что самое высокое здание в Москве - это КГБ. Из него даже Колыму видать. Сегодня КГБ нет, есть МБ. А вот о том, что из него можно увидеть и услышать, мы попросили рассказать заместителя министра, начальника главка МБ по Москве и Московской области Е. САВОСТЬЯНОВА.

- Как вы можете объяснить то, что силовые структуры во время октябрьских событий далеко не всегда и не все выполняли приказы?

- Начиная с 1991 года я неоднократно говорил о том, что силовые структуры просто необходимо привести к новой присяге. Ни МБ, ни Вооруженные Силы вновь образованному государству России не присягали. Таким образом, если быть до конца юридически последовательным, можно сказать государство, не несет ответственности перед военнослужащими, но и военнослужащие в такой ситуации ничем не обязаны государству. Я не согласен с теми, кто утверждает, что офицеры дважды не присягают. Из истории русской армии известны случаи, когда присягали и четырежды: Павлу, Александру, Константину и Николаю. Каждому новому, только что восшедшему на престол государю заново присягали. Поэтому данный довод не убедителен. Перед офицерским составом необходимо поставить вопрос: вы готовы служить этому государству? Если готовы, то вот вам присяга, присягайте и служите. Если не готовы, вот вам отходные, решаем вопрос вашего дальнейшего обустройства, но вы теперь вольные люди.

- До недавнего времени Россия одновременно была и Россией Верховного Совета, и Россией президентской. Кому из них присягать?

- Совершенно справедливый вопрос. Именно поэтому момент для принятия присяги только сейчас и определился. Все мы, до последних событий, находились как бы в двойственном положении. На каждом уровне существовали два государства. Человек военный, получивший приказ и обязанный его выполнять, оказывался в идиотской ситуации. И мне кажется, что мы просто недооцениваем того факта, что в условиях дичайшего политического разлада силовые структуры во время октябрьских событий, по сути, не дали сбоя ни в Москве, ни в каком-то другом месте России.

- Когда вас выдвигали на должность начальника управления МБ по Москве и Московской области, были ли еще кандидатуры на это место?

- В то время было два кандидата: первый - Стерлигов, второй - я. Поэтому, когда меня спрашивают, почему вы не отказались, я всегда думаю, что бы было, если бы на моем месте был Стерлигов?

- Вы привели в органы своих людей?

- Нет, я специально от этого воздерживался, хотя мне и пришлось поменять всех замов.

- А как вы нашли нужных людей?

- По наитию. Я пришел в органы после августовских событий, и в тот период, если даже ты не хотел получать какую-либо информацию, она все равно приходила. Оставалось только слушать и анализировать.

- Где вы находились во время недавних событий в Москве?

- Существует классическая схема Чапая: где должен быть командир? А командир в подобной ситуации должен быть в штабе. Отлучиться из штаба нельзя было хотя бы потому, что подобный шаг могли неправильно понять подчиненные. Поэтому с утра 3-го и до утра 5-го я провел на рабочем месте.

- Вы прогнозировали эти события?

- Для нас не было ничего неожиданного. Не был неожиданным этот указ президента, прогнозировалась реакция, которая за ним последует. Но вот силовые провокации каждый раз оказывались неожиданными. И здесь сыграло то, что нам на протяжении долгого времени говорили: нельзя заниматься политическим сыском. Мы и не занимались, и вот результат.

- Вас из "Белого дома" пугали?

- Нет. Наоборот, даже подбадривали.

- !?

- Это очень интересно. Я получил из БД на правительственном бланке телеграмму, где мне было предписано принять исчерпывающие меры к установлению конституционного порядка и предоставлялись соответствующие полномочия. Об исполнении доложить. Подписи: Руцкой и Хасбулатов. Через день после этого, назначая Баранникова министром безопасности "Белого. дома", Хасбулатов вдруг стал говорить про меня обидные слова. Он всюду стал называть меня лаборантом. Предоставив мне за день до этого чрезвычайные полномочия, далее он говорил Баранникову, что надо разобраться с Москвой. Что в Москве-де органами управляет то ли лаборант- физик, то ли лаборант-химик.

- Евгений Вадимович, на сколько, по-вашему, необходимо было начать реформирование КГБ и в чем должна заключаться эта реформа?

- На мой взгляд, реорганизацию должно осуществлять не само ведомство, а государство, на которое это ведомство работает. Государство должно определить, чего оно хочет от МБ: чтобы оно было спецслужбой или чтобы МБ стало правоохранительным органом. Потому что это два совершенно разных типа организаций. Мы часто в последнее время пытаемся сравнивать себя с США. Но там о ФБР можно лишь с большой долей условности говорить, что это спецслужба. По сути дела это нормальный правоохранительный орган, деятельность которого очень жестко регламентирована. Другое дело, что эта жесткая регламентация настолько четко продумана, что позволяет ФБР успешно работать.

- В период, когда все продается и покупается, остались ли государственные секреты, которые еще не стали достоянием Запада?

- Этот вопрос требует ясного ответа, так как неопределенность в этом приводит к подрыву моральных ценностей всего народа.

У нас распространилось мнение, что все продается и любую гостайну сегодня можно купить. Я хочу сказать вполне определенно, что все государственные секреты Российской Федерации так и остались секретами. И люди, владеющие ими, какие бы трудности в социальном плане ни испытывали, родине не изменяют и ответственность перед своим народом сохраняют в полном объеме.

- Неужели при ваших низких окладах можно надеяться на надежность сотрудников МБ?

- Дело в том, что существует определенная иерархия доступа к сведениям, представляющим гостайну. Те, кто знает, что от их молчания зависит судьба государства, не склонны играть в такие игры. И сдерживающим фактором здесь является даже не страх, а то, что сегодня ты пришел, завтра ушел, но есть ценности, которые вечны. Они были до тебя и должны после тебя остаться. Сдерживает и понятие греха. Только не религиозного, а человеческого.

- А что вы подразумеваете под вечными ценностями?

- Мы часто встречаемся с таким понятием, как "стукачи", ассоциируя его с профессиональной агентурой. Может быть, лучше, чем кто-либо, я хорошо понимаю разницу между двумя этими понятиями. Потому что я пришел в МБ с одним представлением, а сейчас живу с совершенно другим. Вы даже не представляете, насколько велика разница между тем, что страна получает от работы квалифицированной агентуры и "деятельностью" обычных бытовых "стукачей". И по- настоящему никому не суждено понять и оценить, какую информацию получает страна от работы агентуры. Это является своего рода национальным достоянием, как например, рубины в Оружейной палате.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество