aif.ru counter
63

ПОЧЕМ НЫНЧЕ ПАРЛАМЕНТ? Р. Абдулатипов: "Весной будет видно, какая трава съедобная"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 12/10/1993

С бывшим председателем Совета Национальностей ВС России, а ныне первым заместителем председателя Госкомфедерации России Рамазаном АБДУЛАТИПОВЫМ беседует корреспондент "АиФ" Д. МАКАРОВ.

- Не кажется ли вам, что в Москве началось то, что до этого произошло в Душанбе, Тбилиси, Грозном? Когда оружие, розданное населению, немедленно начало действовать? Винтовка рождает если не власть, то во всяком случае искушение, что власть взять легко. Каков ваш прогноз на развитие ситуации в России?

- Ну, прежде всего, армии и другим силовым структурам удалось удержать общество от распространения оружия. Когда Руцкой говорил, что на защиту "Белого дома" придут полки, я больше всего боялся, что они действительно придут. Если бы это случилось, гражданская война была бы неминуема. Потому что какая-то часть войск все равно подчинилась бы приказу Президента как верховного главнокомандующего, и между ними произошло бы столкновение. И тем не менее расстрел парламента - это трагедия и позор для России. Потому что парламент - это символ государственности.

Я думаю, что сегодня существует две опасности. Первая - это накапливание злобы и чувства мести и отсюда опасность новых столкновений, чтобы свести счеты. А вторая - разрыхление российской государственности за счет отхода некоторых субъектов Федерации.

У победившей ныне президентской власти может возникнуть искушение расправиться со своими противниками и посадить везде своих людей. Такой прецедент уже был. В Чечне Хасбулатов люто ненавидел, а Ельцин не любил бывшего первого секретаря рескома Завгаева, и, чтобы свести с ним счеты, Москва помогла воцарению Дудаева. То, что мы получили, известно. Поэтому такие шаги нужно делать крайне осторожно. Люди, которые занимаются национальной проблемой, чувствуют опасность, которая исходит от насильственных методов центра. Поэтому не случайно, я думаю, заявление С. Шахрая о его возможном уходе в отставку.

И вторая опасность сегодня - это края и области. Мы можем усилить противостояние между краями и областями, с одной стороны, и республиками - с другой, если правила "игры" для всех них не сделаем одинаковыми.

- Что заставило вас так быстро поменять пост председателя Совета Национальностей в ВС Российской Федерации на пост 1-го зампреда Госкомфедерации?

- Если откровенно, то у меня и моей семьи после октябрьских событий план такой: мы собираемся и уезжаем в свой родной аул. А весной будет видно, какая трава съедобная, какая нет. Но в России добровольно уходить не принято. Есть такая традиция: если уйдешь, тебя все начнут клевать. Поэтому я решил остаться и работать в правительстве.

- У многих вызывает отвращение то, как исполнительная власть нагло, в открытую, покупает депутатов и руководителей ВС. Были перекуплены правительством: Филатов, Шумейко, Яров, Рябов - все бывшие зампреды ВС. А после 21 сентября был опубликован специальный Указ Президента о трудоустройстве депутатов, как будто они не числятся на прежних додепутатских должностях. После такого указа люди будут презирать всякую власть.

- Занять пост первого заместителя председателя Госкомфедерации меня пригласил Президент за 4 дня до того указа. У нас состоялся доброжелательный разговор. Мы говорили о Конституции, о выборах, о Совете Федерации. В конце разговора Борис Николаевич сказал: "Я понимаю тебя, там тяжело, поэтому я тебе предлагаю перейти в аппарат Президента или в правительство".

Я тогда сказал: спасибо за доверие, но это ваша ошибка, которую вы много раз повторяете. В свое время я выступал против того, чтобы ушел Филатов. Потому что с его уходом ослаблялись партийные интересы Президента. Я открыто предложил проголосовать против ухода Ярова, потому что это ослабляло обе власти сразу. Я сказал тогда Президенту, что, когда вы забираете к себе кого-то из парламента, вы делаете парламент еще более агрессивным по отношению к вам же.

Есть еще и доверие избирателей. На апрельском референдуме только 2% избирателей в моем округе проголосовало за отзыв депутатов, а всего по Дагестану 12%. Как я могу обмануть их доверие, мне ведь когда-то придется возвращаться? Второй раз мне предложили уйти уже в дни после 21 сентября. И снова я отказался. Бросить палату в тяжелые дни я тоже не мог.

- Так почему же вы пошли на эту должность после 4 октября?

- Чтобы не уходить из политики. Я просто не имею права этого делать. Не переоценивая себя, скажу, что я один из известных людей в Дагестане. Это не только мое достижение, но и тех, кто меня избрал.

- Люди, хорошо знающие вас и Хасбулатова, говорят, что с самого начала вы, мягко выражаясь, не любили друг друга. На первом съезде вы и он баллотировались на пост первого заместителя председателя ВС после того, как его председателем был избран Ельцин. Выиграл он, что облегчило ему впоследствии путь к председательскому креслу.

- Действительно, никаких контактов, кроме как по работе, между нами не было. Домами мы не дружим. Но и выступить против него открыто я не мог. На моей родине в Дагестане просто не поняли бы меня, если бы я вдруг выступил против земляка-кавказца.

На VII съезде я предложил, чтобы Верховным Советом руководил русский человек, поскольку противостояние между Ельциным и Хасбулатовым ухудшает положение нерусских, и прежде всего кавказцев.

- Не приведет ли его задержание в Лефортово после октябрьских событий к взрыву кавказского национализма и, как следствие этого - к терроризму?

- Хасбулатов хоть и чеченец, но сильно обрусевший. Крепких связей с "исторической родиной", насколько я знаю, у него нет. Но тот факт, что он, будучи родом из этого региона, достиг таких высот, на сознание людей на Кавказе, безусловно, действует. Я думаю, что Дудаев, президент Чечни, может использовать арест Хасбулатова в своих политических целях.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы