aif.ru counter
120

РАЗГОВОР. Как стать шпионом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 28/07/1993

Леонид ШЕБАРШИН - профессиональный разведчик, работал в странах Востока и в центральном аппарате Первого главного управления КГБ СССР - внешней разведки. С 1989 г. - начальник этого управления. Сразу после августовского путча, 22 августа 1991 г., Шебаршин Указом Президента был назначен и. о. председателя КГБ. 23 августа от этих обязанностей был освобожден. Несколькими неделями позже подал в отставку.

О ее причинах, о прошлом и настоящем бывшего шефа советской разведки с Леонидом Шебаршиным беседует наш корреспондент Р. МОРОЗОВ.

- Леонид Владимирович, на сегодняшний день вы - один из наиболее квалифицированных специалистов в области внешней разведки. Являясь первым заместителем Крючкова, вы вполне могли занять председательское кресло. Как же получилось, что вы оказались не у дел?

- Я проработал в разведке около 30 лет, прошел все ступени от оперативного работника до ее начальника. Однако на пост председателя я рассчитывать не мог: этот пост по традиции политический, и не было примера в истории, чтобы его занимал профессиональный оперативный работник.

Теперь о том, почему я ушел. Никакими нормами не допускается назначение заместителя к руководителю без хотя бы формального с ним согласования. Новый же председатель КГБ Вадим Бакатин подобрал человека, назначил его на должность, и уже потом мне было объявлено, что у меня появился первый заместитель..

Когда это назначение произошло, я попросил пересмотреть решение. Бакатин ответил - нет. Он человек жесткий. Тогда я предложил ему уволить меня, что он и сделал.

- В ваши ряды попадали и предатели. Что заставляло людей становиться изменниками?

- Набор довольно ограниченный: деньги, женщины, любовь к красивой жизни, нечастые случаи, но все же были - азартные игры. А в целом то, что справедливо называлось моральной неустойчивостью.

- Но ведь кто-то становился перебежчиком и по идеологическим убеждениям...

- Каждый из предателей, если ему представлялась такая возможность, выдавал себя за человека идейного. Но я могу вас заверить: ими двигали самые низкие, корыстные побуждения. Они бежали туда, где лучше заплатят.

- Ваше отношение к советским разведчикам-перебежчикам понятно. Но как вы относились к сотрудникам спецслужб других государств, которые соглашались работать с вами?

- Я их любил, любил, как братьев.

- Но получается...

- Да, двойной стандарт. Но я сам вербовал и работал с агентурой, которую мне передавали, и могу сказать, что дороже и ближе людей для меня не было. Они полностью доверяли мне свою судьбу, у них не было от меня никаких секретов. Мир всегда будет делиться на тех, кто помогает моему народу, и тех, кто ведет против него в той или иной форме борьбу. И ставить их на одну доску я ни при каких обстоятельствах не могу. Я не очень верю в общечеловеческие ценности. Мне как-то ближе национальные интересы.

- Какие способы вы использовали при вербовке?

- Есть способ вербовки "в лоб". Я изучаю вас со всех сторон, узнаю, что вы недовольны своим служебным положением, зарплатой, играете на бегах или строите дом, а помимо жены у вас есть любовница, которую вы содержите, и денег вам катастрофически не хватает. Далее создается ситуация для нашего знакомства, и где-нибудь в ресторане, на прогулке или пикнике я завожу приятный разговор. И, в частности, говорю: "Ну что вы, мистер Джонс? Вам нужны деньги, я могу вам помочь. Подумайте, это деловое предложение. Все останется строжайшим образом между нами". Такой способ эффективен, но чреват опасностями: для многих вот так сразу согласиться работать на иностранную разведку бывает трудно.

Есть другой способ. Мы с вами познакомились - вам кажется, случайно. Возникла некая общность: интерес к политике, к игре в теннис или собиранию марок. Я вас изучаю. Помаленьку вы раскрываетесь, я прошу вас о каких-то мелких одолжениях. Знаю, что вам нужны деньги, нахожу возможность вам по-дружески помочь, потом еще раз, затем прошу вас со своей стороны оказать мне содействие. Приходит момент, когда человек начинает осознавать, что что-то неладно, но поздно: он уже привыкает к этой ситуации"

- Приходя в разведку, человек вступает в мир, сильно отличающийся от мира, нас окружающего.

- Конечно! Оперативная работа, необходимость постоянно, скрывать от окружающих, чем ты занимаешься на самом деле, постоянно быть начеку, накладывает на человека определенный отпечаток. А ведь были еще и так называемые "нелегалы", которые, выступая в качестве иностранцев, даже между собой, будучи супругами, говорили только на иностранном языке. Таким образом и вырабатывалась эта "особая психология".

- Согласно утверждениям многих бывших сотрудников ИГУ, в каких-то крайних ситуациях разведка могла прибегнуть к такой мере, как физическое устранение лица, представляющего опасность для нашего государства.

- Последний случай, о котором мне известно, относится к 59- му году - это была ликвидация Степана Бандеры. На моей памяти (а я в разведке с 1962 г.) случаев физического устранения не было. Я знаю, что к подобным методам прибегали разведки стран "третьего мира": там были в ходу похищения, убийства политических лидеров. Израильтяне убивали палестинцев. Убили Абу-Аяда, Абу-Джихада. Помню также, как лет десять назад французская разведка взорвала "Рэйнбоу" - судно "Гринписа" в Новой Каледонии.

Американцы планировали устранение Кастро (вплоть до подсовывания ему отравленной сигары), предпринимались попытки покушения на Хомейни. До сих пор американская разведка ищет способ убрать Саддама Хусейна. Но сделать это крайне непросто.

- Леонид Владимирович, теперь, если возможно, вернемся лично к вам. Отставка стала для вас большем ударом. Но тем не менее надо было как-то жить дальше. Как?

- Момент был тяжелый: иной жизни я для себя не мыслил. Мне было 56 лет, и я мог работать еще 5-10 лет. Казалось, траектория жизни определена, и она будет продолжаться до естественного конца - отставки или до конца еще более естественного. Но все оказалось иначе. На первых порах выручала работа над книгой воспоминаний. Затем я понял, что не могу удовлетвориться положением пенсионера, занимающегося литературной деятельностью. И тогда выяснилось, что в таком положении я оказался не один: из Комитета, из разведки стали тогда уходить люди. И мы стали вместе думать, что делать дальше. Решили создать службу экономической безопасности. Сфера нашей деятельности достаточно широка: организация охраны частного предпринимательства, организация технической стороны охраны, экономическая информация и т. п.

- Пути Господни неисповедимы, неисповедимы и пути, которыми движется наша страна, и может статься, что вы вновь окажетесь востребованы властью и вновь займете должность руководителя разведки. А быть может, и ту должность, которую занимали с 22-го по 23 августа 1991 г. Во всяком случае, сейчас такие прогнозы делают многие.

- Вы правы, пути Господни неисповедимы, за последние полтора года я убедился в этом, но одно могу сказать точно: дорога в разведку для меня закрыта. Навсегда. Разведкой должны заниматься более молодые люди.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы