aif.ru counter
46

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРЕЖНИХ ФУНКЦИОНЕРОВ-КОММУНИСТОВ ВРЯД ЛИ СТОИТ РАСЦЕНИВАТЬ КАК РЕСТАВРАЦИЮ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В СТРАНАХ БЫВШЕГО СССР. Процесс пошел. Вспять?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 28/07/1993

Выступая недавно по первому телеканалу "Останкино", бывший президент и руководитель компартии СССР М. Горбачев весьма недвусмысленно заявил о своей готовности вернуться в руководящий эшелон власти. Исходя из логики происходящих событий, ему и до президента недалеко. Л. Кравчук в Украине, С. Ниязов в Туркменистане, А. Бразаускас в Литве, И. Каримов в Узбекистане, Э. Шеварднадзе в Грузии... Одиннадцатым в этом списке бывших советских и партийных функционеров, пришедших к власти в бывших советских республиках, стал Г. Алиев в Азербайджане. "Неохваченными" пока остались лишь Армения, Эстония, Кыргызстан и Беларусь.

"ПУСТЬ ОНИ САМИ СЪЕДЯТ СВОЕ ДЕРЬМО"

Еще задолго до поражения "Саюдиса" и его лидера В. Ландсбергиса один из руководителей правящей ныне Демократической партии труда Литвы, отколовшейся в свое время от литовской компартии, в неофициальной беседе сказал мне: "Мы хоть сейчас можем взять власть. Только зачем? Пусть они сами съедят свое дерьмо".

Чего-чего, а этого добра на демократических руководителей хватило с избытком. Уничтожив партийные (они же государственные) структуры власти, демократы не создали, да и не могли за столь короткий период создать новые. Раздача портфелей по принципу "свой - чужой" и с учетом "заслуг перед революцией" привела к тотальной некомпетентности и коррупции, развалу экономики, массовому обнищанию и региональным войнам.

Так, в период правления З. Гамсахурдиа в Грузии практически ни от одного министра невозможно было получить сколько- нибудь серьезной информации по причине того, что они просто ею не владели. Министр иностранных дел представил себя журналистам как "просто Гоги". Среди советников президента Азербайджана А. Эльчибея шесть человек - студенты различных вузов. Знакомый, бывший ответственный работник международного отдела ЦК, рассказывал, как один из членов российской Комиссии по иностранным делам, обратившийся к нему за консультацией, был крайне удивлен тем, что для перелета из Мадрида в Рим необходимо оформление отдельных виз: "... А что, разве эти города в разных странах?" Трудно поверить, но это так.

Власть и политика не терпят дилетантов. Не только в бывшем Союзе, но и в других странах соцлагеря по существу распались такие массовые народные движения, как польская "Солидарность", литовский "Саюдис", украинский Рух. Практика показывает, что народу, равно как и его лучшим представителям - поэтам, писателям, музыкантам и диссидентам, - следует держаться подальше от власти и политики.

Возвращение прежних функционеров-коммунистов вряд ли стоит расценивать как реставрацию коммунистических отношений в странах бывшего СССР. В первую очередь они возвращаются как профессионалы, владеющие тайнами управления. И это, по всей видимости, диктуется логикой нашей сегодняшней жизни и здравым смыслом. "Людям, которые приходят теперь к власти, можно доверять, - считает Г. Алиев, - То, что они делали для Советского Союза, сегодня не имеет значения. Учитывая проблемы, стоящие перед всеми республиками, просто не имеет смысла делить должностных лиц на "бывших" и "новых".

АКТЕРЫ И РОЛИ

И все же, почему общество, всего два года назад с таким неистовым презрением изгнавшее коммунистов- руководителей, сегодня молча, а кое-где, скажем, в республиках Средней Азии и Закавказья, с ликованием приветствует их возвращение? Причин тому много. О некоторых из них сказано выше, главная же заключается, по всей вероятности, в том, что для большинства функционеров партийная деятельность была их обыденной работой с перерывом на обед и очередным отпуском.

Вот почему коммунистическим идеологам удалось так быстро "перекраситься", поменяв идеалы и убеждения: профессиональный актер с одинаковым успехом может сыграть и героя, и злодея. В политике сценарии пишет жизнь, и успех спектакля зависит от того, насколько точно актеры воплощают задуманное. История знает множество примеров, когда самые яростные сторонники того или иного учения становились его яростными противниками. Природа же - к сожалению или к счастью - являет на свет божий слишком мало людей, способных с помощью собственного интеллекта и виртуозных политических интриг управлять судьбами миллионов. В любом обществе талантливых и умных всегда намного меньше, чем людей обычных. Процесс возвращения "бывших" закономерен для всех регионов бывшего СССР, - новые лидеры еще "не созрели".

...70 лет обработки мозгов не прошли даром - все мы по- прежнему "совки" и вне "совка" даже в моральном плане чувствуем себя крайне неуютно. Поэтому не случайно в столицах бывших союзных республик все чаще простые люди выражают сожаление по поводу развала Союза.

"МЫ НЕ ФАНАТИКИ,

чтобы класть голову под топор", - говорит туркменский лидер С. Ниязов, строящий современное государство, сочетая тактику и коммунистов, и феодалов. При этом Туркменистан сегодня - единственная республика бывшего СССР, не имеющая внешней задолженности.

Понятной, предсказуемой и жесткой политики, сосредоточенной в одних руках, ждут сегодня многие республики бывшего Союза. Именно такую политику демонстрируют лидеры азиатских стран. В прошлом году тот же С. Ниязов одним росчерком пера упразднил около 7 тыс. депутатов парламента и местных Советов, и, по его утверждению, никто этого даже не заметил. Б. Ельцину такое и не снилось. Впрочем, Восток - не Запад. Многое определяется менталитетом наций, и то, что возможно в Узбекистане, вряд ли пройдет в России, или на Украине. Тем не менее не вызывает сомнения тот факт, что, оказавшись сегодня перед выбором между демократической анархией и "демократической" диктатурой, гарантирующей хоть какой-то порядок в экономике и жизни, подавляющее большинство населения и европейской зоны бывшего СССР выберет второе.

"КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ"

Еще в марте прошлого года "АиФ" в своих прогнозах предрекал возвращение на политическую арену многих сегодняшних лидеров. Прежде всего эти прогнозы базировались на простейшей формуле: есть структуры - есть государство, нет структур - нет государства.

За всю историю правления коммунистов, пожалуй, ни одному вопросу не уделяли они столько внимания, как вопросу кадров и кадровой политики, - т.е. формированию тех самых структур. Формально лидеры всегда избирались. На самом деле в недрах партийной системы шел жесткий отбор кандидатур в правящую элиту общества. Так ковалась партийно- государственная номенклатура, попасть в которую могли только наиболее способные, честолюбивые люди, обладающие полным джентльменским набором политика: беспощадностью в достижении цели, цепкостью, умом, стратегическими союзами и известной долей цинизма. В эту систему и случайно не могли попасть ни уголовники, ни шизофреники. Даже развод являлся зачастую непреодолимым препятствием в политической карьере.

В свое время Б. Ельцин, будучи секретарем Московского горкома партии, пытался провести чистку среди секретарей райкомов. И только на третьем витке он понял всю бесполезность своих действий. Каждый раз глубоко эшелонированная система кадров подсовывала ему не того, кого хотел он, а кого считала нужным сама эта система.

Со временем эти люди никуда не делись. Отсутствие новых политических идей не позволило им сколотить сколько-нибудь серьезную влиятельную партию, но система взаимоотношений осталась. В принципе, все, что пока еще как-то функционирует в экономике бывшего Союза, происходит благодаря этой системе. По меткому выражению одного из членов украинского парламента, до сих пор успешно работает нефтяная, банковская, военно-промышленная и другие союзные структуры, напоминающие мафии, для которых не являются преградами ни границы, ни законы, ни национальные валюты.

"БЫВШИЕ" У ВЛАСТИ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Пожалуй, если бы не агрессивно настроенное прокоммунистическое большинство во многих республиканских парламентах, деятельность "бывших" носила бы более конструктивный и плодотворный характер. По сути конфликт между исполнительной и законодательной властями является конфликтом между профессионалами и дилетантами от политики. Не случайно первые лица республик гораздо чаще, чем парламенты, находят общий язык. И в этом смысле второе пришествие "бывших" можно расценивать как положительный фактор. Их стремление к единству, знание и понимание условий новой игры, несомненно, окажут позитивное влияние прежде всего на экономическое положение республик.

Возможно, им удастся в ближайшее время хотя бы частично восстановить разрушенные связи, упорядочить взаимоплатежи, решить вопросы обороны и границ. В немалой степени этому будет способствовать открытая силовая политика России, которую она демонстрирует в отношении как ближнего, так и дальнего зарубежья. Политическое и экономическое лидерство России в принципе готовы признать многие суверенные республики.

Однако вряд ли с этим согласятся национал-демократы. Чтобы усмирить их, потребуется существенное ужесточение власти, на что в силу различных причин смогут пойти далеко не все "бывшие" - например Э. Шеварднадзе и Б. Ельцин, у которых сложился имидж борцов за демократию.

В этом смысле гораздо проще тому же С. Ниязову, который говорит: "Ругайте нас, если хотите, за нарушение прав человека, но не рвите нас изнутри. Мы создаем класс миллионеров, который будет поддерживать Конституцию и власть".

Итак, стремление если не к объединению, то хотя бы к существенному сближению у большинства руководителей есть. Должно быть, забавно выглядело бы общее собрание бывших членов Политбюро, обсуждающих проблемы рыночной экономики. Вот только кто будет председательствовать на этом собирании? Во всяком случае не Б. Ельцин. Несмотря на нескрываемый оптимизм, продемонстрированный М. Горбачевым в вышеупомянутом телеинтервью, вряд ли эту роль доверят и ему.

Впрочем, возвращение "бывших" несет в себе и немало отрицательного. Для восстановления действующих структур они будут вынуждены привлечь к государственной деятельности довольно большую армию чиновников из бывшей партгосноменклатуры.

Самые способные из них давно занялись бизнесом и вряд ли всерьез подумывают о реанимации КПСС. Однако среди прочих найдется немало таких, кто до сих пор жаждет реванша. Их патологическое стремление к власти уже сейчас мешает проводить реформы. Что было бы, если бы они вновь оказались у рычагов правления, сказать сегодня довольно сложно.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество