aif.ru counter
01.04.1993 00:00
54

ПРИ НЫНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА ДЕНЬГИ В 1993 Г. МОГУТ ОБЕСЦЕНИТЬСЯ В 25 РАЗ. Все решают деньги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 01/04/1993

Вице-премьер правительства Б. Федоров, только что назначенный министром финансов, отвечает на вопросы "АиФ".

- На днях радиостанция "Свобода" назвала вас, после последних перемен в правительстве, главным архитектором российских реформ и даже тенью раннего Егора Гайдара. Вы согласны с такой оценкой?

- Вы знаете, я не хочу быть чьей-то тенью или продолжать чей-то курс. Каждый занимается своим делом.

- В стране острый политический кризис. Судя по всему, правительство однозначно встало на сторону Президента. Но в вопросах экономической политики разногласия в правительстве есть. В чем их суть?

- Если, утрируя, свести все вопросы экономической политики к простой формуле, то одни говорят, что важнее всего производство. А другие считают, что все-таки производства без денег быть не может. Хотя у нас "совковое" представление о деньгах. Все хотят тратить деньги, не задумываясь, откуда они берутся. Не задумываясь о том, что в стране инфляция подскочила до 2500% в год. Это давно уже гиперинфляция. В Англии в начале 80-х инфляцию в 22-23% в год все считали катастрофой.

У нас деньги обесцениваются с каждой минутой. А выбрасывает их на рынок Центральный банк. Откуда берутся деньги? ЦБ же не принимает вклады у населения. Он деньги создает "из воздуха". Верховный Совет, министры шлют письма в ЦБ: дайте деньги, дайте льготные кредиты, ну, допустим, для завоза товаров на Север. Товар покупается сегодня, а продается через три месяца. При льготной ставке кредита 40%. А цены вырастают за это время в два раза! Следовательно, вы возвращаете в бюджет гораздо меньше, чем вы взяли, и получаете огромный навар.

- Но тот же Съезд предлагает выдавать все новые кредиты, индексировать вклады, осуждает жесткую денежно-кредитную политику Е. Гайдара в 1992 году.

- Гайдару не дали возможности проводить последовательную политику. Он сделал два дела великих - "запустил" либерализацию цен и начал приватизацию, но уже в середине 1992 г. его замордовали, не дали работать. Шла постоянная борьба, вспомните все эти съезды.

И сейчас несколько недель правительство фактически не работало, мы сами боролись, смотрели, как борются другие, слушали оскорбления. А главное в том, что наша страна еще не попробовала проводить экономическую политику последовательно хотя бы полгода. И сегодня мы топчемся на месте.

Почему сейчас противники реформ перестали говорить о Польше? Раньше кричали: плохо, плохо! А благодаря последовательной политике страна выздоравливает.

- Но ведь именно непрофессионалы пытаются нас убедить, что без льготных госкредитов встанут домны Магнитки, остановится конвейер Уралмаша.

- Производство ради производства - вообще бессмысленно. Иногда говорят: "Надо сохранить коллектив", или "Нельзя сбросить объемы производства". Но объемы имеют смысл, если мы знаем, нужна эта продукция или нет. Кто-то должен остаться, а кто-то умереть. А чтобы снизить социальную напряженность, необходимы "точечные" вливания средств, особые программы финансирования.

Сейчас идет посевная кампания. Туча лоббистов ходит: дай триллион сюда, дай триллион туда. Но уже сегодня предоставлено столько льгот! За электричество не платят, налоги не платят, пестициды, удобрения и миллион других вещей получают за полцены. Кредиты - по 25% годовых. Это же бесплатно! А результат какой?

Каждый год говорят, что в сельском хозяйстве сложилась как никогда сложная ситуация. Помню, в 90-м году, когда я был членом правительства, первый зампред по сельскому хозяйству Кулик повторял эти же слова. И хорошо манипулировал цифрами: усушка, утруска, надой, коровы дохнут.

В принципе помогать нужно, нужно давать кредиты, но если есть уверенность в расчетах, результатах.

- Скажите, что конкретно предлагается для лечения нашей экономики в ближайшие несколько месяцев? Можете назвать но пунктам?

- Есть план действий правительства, принятый 23 февраля, где 96 пунктов. Вчера мы согласовали план первоочередных мер на апрель. Расписано, что нужно делать в финансовой области, что в области льготного кредитования. Начали работу по бюджетной, налоговой реформе. Нужна конкретная перспектива: в этом квартале мы увеличим объем кредитов, скажем, на 40%, во втором - на 30, в третьем - на 20. Только так можно снизить инфляцию.

- Когда-то выпуски новостей начинались с новостей о борьбе за урожай. Сейчас многие внимательно прислушиваются к сообщениям о курсе рубля на валютной бирже. Сейчас это уже 684 рубля за доллар. Раздаются голоса, в том числе и вице-президента, что пора курс зафиксировать и тогда все проблемы мы решим. Ваше мнение?

- Ну, попытки зафиксировать курс уже были. Знаете, еще Сталин первым зафиксировал курс. К нему приходят и говорят: мы тут долго считали и решили, что 1 доллар - это 10 руб. Он говорит: им хватит и 4.

Дело в том, что если вы "нарисуете" какой-то курс, который отражает лишь ваше представление о нем, допустим, от сопоставления цен, то, значит, вы не понимаете, что курс рубля - это отражение и налогового, и валютного, и таможенного режима, валютных ограничений, вопрос доверия к банковской системе. Поэтому курс, какой бы он ни был неприятный, отражает нашу реальность.

Нужно развивать валютный рынок. Мы выпустили постановление, которое пока игнорируется ЦБ. Развивать валютный рынок - это значит привлечь больше участников. Если у нас оборот за год - 2 млрд. долл., то в Лондоне - 90 млрд. в день. Пусть и иностранцы продают валюту на бирже. Если ты иностранец, то почему для тебя рубль - не деньги?

- Но опять ведь будут кричать: за вырученные рубли они скупят наши заводы, скупят за бесценок Россию!

- Сколько предприятий у нас реально кто-то купил? По-моему, западных предпринимателей еще на канате надо тащить, чтобы купили. Покупают недвижимость в Москве, С.- Петербурге, там, где действительно много живет иностранцев. Но по большому счету иностранный капитал к нам не идет.

Зачем бояться? В конце концов, купят они здания, купят фабрику, но все равно эта фабрика наша. Она работает здесь, подчиняется нашим законам, платит налоги в нашу казну. Кроме того, всегда можно ввести ограничения, чтобы за бесценок не отдавать наше богатство, землю иностранцам.

Но кого волнует, что в Лондоне из 600 банков - 400 иностранных? Ну и что? Создаются рабочие места для тех же англичан. Либо мы открываемся и становимся страной, которая полноправно участвует в международном разделении труда, либо мы пытаемся изолироваться. Но чем больше будет конкуренции, тем справедливее цены.

- Борис Григорьевич, чисто практический вопрос читателей "АиФ". Как, по вашему мнению экономиста, финансиста, профессионала, помочь конкретному человеку, имеющему, предположим, 50 или 100 тыс. рублей, спасти свои деньги от инфляции?

- При инфляции таких масштабов, естественно, лучше вкладывать деньги в физические активы, в товары.

Есть смысл вложиться в собственное дело. Хотя оно может быть и наиболее прибыльным, но, естественно, не все родились предпринимателями по складу характера.

Можно купить доллары, хотя и здесь вы подвергаетесь инфляции, но только американской. Это 2,5-3% в год. А у нас пока - 25% в месяц.

Я, со своей стороны, буду делать все, чтобы моя страна стала цивилизованной, процветающей, чтобы рабочий шел не на демонстрацию "Трудовой Москвы" про нищету говорить, а поехал бы отдыхать на Канарские острова вместе с английским рабочим. Хотя он и беднее, по сравнению, например, со швейцарским рабочим, но тем не менее может себе это позволить.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество