aif.ru counter
10.03.1993 00:00
24

РОССИЙСКИЕ ДИССИДЕНТЫ ЖЕЛАННЫЕ ГОСТИ, НО НЕ ХОЗЯЕВА НА СВОЕЙ РОДНОЙ ЗЕМЛЕ. Ю. Орлов: "Бороться "против" научились, а "за" - нет"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 10/03/1993

Где наши правозащитники, диссиденты-писатели, те личности, которые разбивали крепость тоталитаризма?

Народные депутаты С. Ковалев и Г. Якунин работают в Верховном Совете, редактор "Гласности" (той, не нынешней) С. Григорьянц занимается издательской деятельностью. Практически вернулся из-за рубежа писатель В. Аксенов, наездами бывают В. Максимов, В. Буковский, собирается переехать в Россию А. Солженицын... Не так густо, если даже учесть, что мы упомянули не всех.

Почему слаба включенность в политическую и экономическую жизнь россиян, оказавшихся за рубежом?

Об этом - беседа с ученым и правозащитником Ю. ОРЛОВЫМ. Но вначале - о причине его очередного приезда в Москву.

- Комитет помощи физикам бывшего СССР, в котором я являюсь советником, уже распределил 700 тыс. долларов из фонда Сороса. И сейчас я помогаю в проведении новой акции фонда: 100 тыс. долл. будут направлены на поддержание науки в странах бывшего СССР*. Наш подход: помогать в первую очередь тем, кто работает здесь и не хочет уезжать.

- Некоторые наши граждане, пуганные происками ЦРУ, могут воспринять эту программу как попытку выявить наиболее талантливых ученых, немножко подкормить их, чтобы впоследствии выманить за рубеж и тем самым еще больше обездолить Россию.

- Очень важный вопрос. Дело в том, и это высказано в заявлениях Сороса, что как только наша наука сможет нормально финансироваться, в первую очередь от государства, то эта помощь прекратится. Вообще она рассчитана пока на 2 ближайших года. Впрочем, кто не хочет, может её и не брать.

- Юрий Федорович, вы и ваши соратники-диссиденты боролись за демократические перемены в нашей стране. Сейчас худо- бедно они идут. Но вот большого желания приехать и здесь жить и работать у ваших коллег нет. И у живущих здесь возникает грустная мысль: эти люди, пострадав однажды, оказались даже в лучшем положении, чем мы, вынужденные мучиться долго-долго...

- Хотите, чтобы мы тоже страдали дальше?

- А как же идеалы, за которые вы боролись? Кстати, и еще один характерный момент. Российская диаспора, в отличие, скажем, от китайской, не очень активно принимает участие и в экономической жизни своей Родины.

- Когда мне предложили войти в комитет помощи российским физикам, я понимал это как помощь новой России. Но, с другой стороны, когда я сидел в лагере, эти физики занимались наукой, а я - нет, и теперь я же снова должен им помогать. А я тоже хочу заниматься физикой, и мне, потерявшему 15 лет, нужно думать о помощи самому себе. Но я помогаю из чувства долга и не только в этом комитете, бываю здесь, как только представляется возможность.

Вы говорите, надо приехать, а кто приглашал? Сейчас появились тысячи демократов, и для них бывшие диссиденты - конкуренты. Мне предлагают приехать, как-то добиться квартиры и заниматься борьбой... за существование. Те, кто боролся с тоталитаризмом, десятилетиями размышляли о путях развития России. Но их не приглашают заниматься государственной деятельностью.

Я уже не говорю о том, что никто не извинился за то, что со мной произошло, официально не сообщил, что я теперь гражданин России. О том, что мой приговор отменен, ответили на официальный запрос института, где я раньше работал. И при таком отношении страны вы хотите, чтобы мы приехали? Те люди, которые так говорят, прежде всего должны сами действовать. Пришла пора самим выкарабкиваться.

- А если взять не диссидентов, а тех же писателей, бизнесменов? Они-то уж могли бы и квартиру купить, и свое дело здесь продолжить.

- Преуспевающих бизнесменов из наших людей там я не знаю. Есть прекрасные инженеры, например Горлов, которого здесь избили за то, что Солженицын жил на его даче. Но это уже люди с мировым именем, и для них одного приглашения вернуться недостаточно.

- В вашей книге "Опасные мысли", которая недавно вышла в издательстве "Аргументы и факты", много внимания уделено практике борьбы с тоталитарным режимом. А что бы вы считали важным в борьбе за демократические преобразования в нашей стране сегодня?

- Прежде всего хочу сказать, что мы используем наш "советский" опыт правозащитной деятельности, постоянно информируем государства и общественность о нарушениях, даем свои рекомендации. Так, из последних наших акций я бы отметил работу комитета по борьбе с китайским ГУЛАГом.

Что же касается демократизации России, то я - пессимистический оптимист. Пессимистический в том смысле, что России нужно лет 20, чтобы стать процветающей страной. Если и на Западе уровень демократии не идеален, то здесь понадобится работа нескольких поколений. Но, с другой стороны, я оптимист, так как уверен, что назад возврата нет.

Я бы отметил, что существует большое разочарование в демократах. Кто эти люди? Это те, кто вчера прекрасно существовал в рамках режима. Ведь сидели в лагерях и тюрьмах только единицы. Другие сидели на своих кухнях и там были демократами.

Но самое главное - в другом. Одно дело - знать общие принципы демократии, другое - понимать, как их применять в каждом конкретном случае. Демократия не есть власть большинства. И это не гармоническая система. Демократия - это система конфликтов, которые могут быть решены цивилизованными методами, и каждая группа, каждый слой населения имеет возможность выразить и защитить свои интересы, приходя к компромиссу с другими заинтересованными сторонами. Таким образом защищаются права меньшинств. Это самое главное!

Сейчас же выходит, что, получив свободу, демократы ведут себя, я бы сказал, просто безобразно. Каждый хочет иметь свою партию, каждому хочется говорить только свое. Есть опыт объединения в борьбе "против", но нет еще опыта в объединении для борьбы "за". Может быть, это трагедия переходного периода, который, кстати говоря, не прощает разброда. Нужны не просто разговоры, а решительность и объединение всех демократических сил.

___

* Об условиях распределения помощи читайте в "АиФ" N 8, 1993 г.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество