aif.ru counter
206

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ. Кремлевский фотограф

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 24/02/1993

Сталина и Берию ему фотографировать не пришлось. Когда он пришел работать в фотографию Верховного Совета СССР, в Кремле их уже не было. Но портреты Хрущева, Брежнева, Горбачева, всех руководителей партии и правительства, которые развешивались в красных уголках и служебных кабинетах, публиковались в газетах и журналах, в дни торжеств украшали Красную площадь и плыли над колоннами демонстрантов, делал именно он, заслуженный работник культуры РСФСР И. В. ФИЛАТОВ.

Илье Васильевичу 80 лет. Но по-прежнему, как и 40 лет назад, по утрам открывает он дверь с табличкой "Служебная фотография" в боковой части ГУМа и встает за старинную фотокамеру, которой, по слухам, фотографировали еще Николая II.

- Когда Хрущев первый раз собрался поехать в Америку, в ЦК появилось желание показать его миру в кругу семьи. С аппаратурой и "светом" привезли нас на "Волгах" на дачу.

Вся семья была уже в сборе - сам с Ниной Петровной, Аджубей, сын Сергей, три дочери, племянница и два внука - Никита и Ваня. Я предложил три варианта, как их разместить, Аджубей выбрал такой - родители сидят, дети вокруг.

Перед 70-летием Хрущева мы еще раз побывали в Усове, но уже в шикарном Доме приемов, где Никита Сергеевич принимал иностранные делегации. Когда мы подъехали, пришлось ждать - с Никитой Сергеевичем работал фотограф из Канады. Он его долго мучил - посылали даже на дачу за меховой шубой, чтобы снять в ней русского "царя". А шуба была, видно, в моли, шерсть поползла - представляете, в каком виде он к нам вышел? Пришлось взять щетку, почистить костюм перед съемкой.

- Как он к этому отнесся?

- Терпеливо. Он вообще был молодец, человек изумительный - держался дружески, шутил.

А портреты, которые я тогда сделал, 17 апреля 1964 г. появились в "Правде", "Известиях", "Огоньке" и "Советском Союзе" вместе с указом о присвоении Н. С. Хрущеву звания Героя Советского Союза.

В течение 30 лет я фотографировал членов Политбюро. Одни уходили, другие приходили, надо было заменять портреты. В начале 70-х годов издательство "Советский художник" обратилось ко мне с просьбой снять их всех снова, чтоб они были, так сказать, в современном виде. Я объяснил, что сделать это не могу, надо написать официальное письмо на имя Брежнева. Съемки были организованы в Центральном Комитете, был составлен список, кого когда снимать.

И вот когда я фотографировал Леонида Ильича, а я был уже знаком с ним очень хорошо, он рассказал случай "на тему": "Однажды я отдыхал в Ялте, пришел покупать пленку в магазин, смотрю, а там портреты членов Политбюро висят. Я заинтересовался. Вижу свой портрет. Сюда зайду - вроде я, слева зайду - нет, не я. Тогда спрашиваю продавщицу: "Кто это тут у вас висит?" Она отвечает: "Политбюро. Леонид Ильич Брежнев". А я был в ковбойской шляпе с широкими полями. Снял ее и говорю: "Вот я, Леонид Ильич, какой! Не показывайте своего Леонида Ильича, он еле похож". И решил я, что надо сделать действительно похожие портреты. Сфотографировал я тогда все Политбюро и начал показывать им их портреты.

- Они должны были их одобрить?

- Подписать и тем дать право на размножение для советского народа. И все подписывали без всякого Якова, никто не сказал, что моя работа не нравится, и я себя за это хвалю. Вот, скажем, автографы Кунаева, Тихонова, Алиева.

Алиев очень любил фотографироваться. Я тогда ездил его снимать в Баку. Принимал по-царски. Пробыли мы у него неделю и всю неделю жили как боги. Он и сюда без подарков не приходил.

- Дорогих?

- Нет, но выпить-закусить было чего (смеется).

У меня много есть, кого вам показать. Вот Гришин, Щербицкий, Романов, Андропов. А вот и сам наш многоуважаемый Горбачев еще до начала перестройки.

- А пятнышко-то знаменитое куда пропало?

- Заретушировал я его, тогда ведь Михаила Сергеевича еще по телевизору не показывали.

- А вы спросили у него на это согласие?

- Спросил. Он махнул рукой - делай, что хочешь.

- Значит, вы старались их приукрасить?

- А как же, вот вы видели Черненко по телевизору, а вот мой снимок. Чтобы сделать один такой портрет, только на ретушь негатива уходило 5 - 6 часов.

- Илья Васильевич, признайтесь, к кому вы относились с особой симпатией?

- Самое хорошее впечатление я получил от Дмитрия Степановича Полянского. Он много лет был членом Политбюро, первым заместителем Косыгина.

Сейчас он живет на соседней улице, но встречаемся редко, чаще с его женой Галиной Даниловной где-нибудь сталкиваемся в магазине.

- К вам многие обращались с личными просьбами?

- Многие. Незадолго до того, как жена Косыгина Клавдия Андреевна заболела и умерла, я их сфотографировал вдвоем. Алексей Николаевич позже через своих помощников прислал мне этот снимок и попросил его увеличить. И раму под этот портрет привезли из чистого серебра примерно полметра высотой, никогда в своей жизни больше я такой богатой рамы не видел.

- Илья Васильевич, вы у многих бывали, можете рассказать, как эти люди жили?

- Они жили, само собой, при коммунизме. Телефонный звонок - и все на столе, пожалуйста, сразу. И быть членами Политбюро, может быть, было не так приятно им, как их женам - из-за благ. У всех была хорошая прислуга, повара, шоферы. Сами ездили на машинах, и вся семья ездила на машинах. Представьте, мне рассказывали, что, когда Громыко был председателем Президиума Верховного Совета, его обслуживало 9 машин.

- Вы были около них, наверно, и вам что-то перепадало? Льготные путевки, кремлевка, большая зарплата?

- Нет, мы были для них как рабочий класс, который должен их обеспечивать всем, в чем они нуждались. А зарплата - 260 рублей, когда был фотографом-художником, 280 - когда стал директором ателье. Бывал и гонорар. За первый хрущевский снимок АПН заплатило мне 2 тысячи, им не жалко было этой суммы, они ведь дали его на весь мир.

- А ценные подарки кто-нибудь дарил?

- Никто не сделал мне такого приятного подарка, как Черненко. Он тогда, уже будучи Генеральным секретарем, болел, и жена Анна Тимофеевна от его имени принесла мне сюда этот подарок - японский фотоаппарат. Наверно, за то, что я всегда делал для них хорошие фотографии - много раз снимал и Константина Устиныча, и ее, и их троих детей, кстати, очень симпатичных.

- Кто из ваших клиентов больше всего любил фотографироваться?

- Алиев, Черненко, Гришин. И Леонид Ильич. За 20 лет я поснимал его много, даже на даче был раза четыре. Последний раз он приезжал в ателье в 1976 году, накануне своего 70-летия. К таким визитам мы относились очень ответственно. Когда сообщили, что Леонид Ильич приедет в ателье в субботу, коллектив срочно приступил к подготовке помещения к приему. В течение двух дней были отпечатаны и развешаны новые портреты его самого, Косыгина, Суслова и других, приведен в образцовый порядок съемочный павильон, дополнительно проверена аппаратура. Для лучшего подъезда автомашин в ночь с пятницы на субботу были выпилены три пролета металлической изгороди, что находилась против нашей фотографии.

Леонид Ильич приезжал обычно на двух "ЗИЛах". А за час до его визита появлялись человек 25 охранников и занимали все три этажа нашей фотографии.

- Я вижу, вы и Ельцина снимали. О чем разговаривали?

- Да я с клиентами стараюсь не говорить особо. Пульнешь еще что-нибудь не то. (Смеется.) Вот с Брежневым мы много разговаривали, особенно когда я бывал у него на даче.

А вот теперь все это дело развалилось, и к чему мы придем - не знаю. Во всяком случае в настоящий момент картина в нашем быту очень печальная. Четверо от нас уже ушли на большие деньги, а мы, кто остался, получаем по 2250 рублей. А это сегодня цена одного батона колбасы. О нас просто забыли.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы