aif.ru counter
984

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ. "Тайна" гибели маршала Блюхера

Имя Маршала Советского Союза В. К. Блюхера было окружено легендами как при жизни, так и после его гибели

Имя Маршала Советского Союза В. К. Блюхера было окружено легендами как при жизни, так и после его гибели.

Если в 1918 г. белогвардейские газеты утверждали, что партизанскими отрядами на Волжском фронте командует немецкий генерал Блюхер, за голову которого была назначена премия в 20 тыс. рублей, то лондонская "Таймс" в 1924 г. отмечала, что главный военный советник в Китае генерал Галин не кто иной, как австрийский офицер - прямой потомок прусского фельдмаршала Блюхера. Свою лепту в раскрытие "тайны" Блюхера внес и Р. Б. Гуль, автор книги "Красные маршалы". Он безапелляционно заявил: "Официальная биография Блюхера - фальшива". Недавно журнал "Идел" напечатал статью З. Зайнуллина, в которой излагается весьма привлекательная для читателя версия гибели маршала Блюхера. Ее суть состоит в том, что после окончания боев в районе озера Хасан В. К. Блюхер, отдохнув в Сочи, вернулся обратно в Хабаровск. Перед Октябрьскими праздниками И. В. Сталин пригласил его в Москву на парад. Однако Василий Константинович разгадал коварный замысел и прибыл в столицу в сопровождении своих соратников и отряда красноармейцев. Они заняли гостиницу "Метрополь", где с 6 по 9 ноября 1938 г. отражали атаки войск НКВД.

Если принять все это всерьез, то налицо сенсация. В действительности же события развертывались по-иному.

В течение длительного времени официальная пропаганда настойчиво внушала своим слушателям, что главным виновником вооруженного конфликта в районе озера Хасан являются японцы. Командующий Дальневосточным фронтом Блюхер придерживался другой точки зрения. Она вызвала гнев и беспокойство "отца народов" и подтолкнула к активным действиям карательные органы. Заместитель наркома внутренних дел МП. Фриновский, находившийся на Дальнем Востоке, к тому времени имел на руках солидный компромат на заслуженного маршала, который он отправил Ворошилову.

Безусловно, недостатки в войсках Дальневосточного фронта были, но подобное положение создалось практически во всех военных округах, ослабленных непрерывными чистками. Ведь с мая 1937 по сентябрь 1938 г. репрессиям подверглись почти 40 тыс. квалифицированных командиров и политработников, которых нельзя было заменить другими кадрами в одночасье.

В соответствии с приказом от 4 сентября Блюхера отстранили от должности командующего фронтом и оставили в распоряжении Главного военного совета. Это означало, что обратного пути на Дальний Восток для него нет. Недели две Василий Константинович провел в Москве, часто наведываясь в Наркомат обороны. Вынужденное безделье угнетало маршала, но разорвать порочный круг он был не в силах. Тут ему на "помощь" пришел другой маршал - Ворошилов. Он предложил Блюхеру отдохнуть со всей семьей на его даче "Бочаров ручей" в Сочи. К такому иезуитскому способу Климент Ефремович прибегал неоднократно: заманивал дичь в какое-либо спокойное место, где ее уже ждали охотники. "На даче Ворошилова мы жили как на острове, - вспоминала Глафира Лукинична Безверхова-Блюхер. - Никто нам не писал, никто не звонил, только однажды получили мы письмо от заведующего гаражом Перепелицына о том, что он ждет маршала и, машину его поставил на капитальный ремонт".

Утром 22 октября 1938 г. в спальне Блюхеру предъявили ордер на арест и обыск за подписью наркома внутренних дел Ежова.

Блюхера доставили в Москву и посадили в одиночную камеру N 93 внутренней тюрьмы НКВД. 18 суток провел он в заключении, подвергаясь почти непрерывно допросам. Л. П. Берия, сменивший к тому времени на посту наркома внутренних дел Ежова, семь раз лично допрашивал маршала, а 13 допросов вел начальник отделения Особого отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР старший лейтенант госбезопасности Иванов.

Допросы нередко сопровождались жестокими истязаниями. Бывший врач Лефортовской тюрьмы А. А. Розенблюм вспоминала: "Мною лично из кабинета следователя приходилось забирать заключенных в шоковом состоянии, которые были избиты до неузнаваемости. Это следующие заключенные, которых я знала но фамилиям: Цвейк (из Коминтерна), Вейцер (бывший нарком внешней торговли), Крестинский (из Наркоминдела), Бетал Калмыков (бывший секретаре обкома Кабардино-Балкарской республики), Веншток (бывший нач. тюремного управления НКВД), Блат (бывший нарком Белоруссии), Каминский (бывший нарком здравоохранения), Блюхер и его жена... Заключенных били пряжками поясных ремней, специальными резиновыми плетями, заливали в рот нашатырный спирт".

6 ноября, сломленный пытками, Блюхер заявил своим палачам: "Мое вступление в связь с "правыми" произошло в 1930 году".

Через два дня на допросе он почувствовал себя плохо. В акте, подписанном судмедэкспертом Семеновским и военным врачом 2-го ранга А. Л. Смолтуевым, отмечалось: "Смерть наступила внезапно от болезненных причин: от закупорки легочной артерии тромбом, образовавшимся венах таза. Тромб этот образовался в результате недостаточной деятельности сердца на почве общего атеросклероза". Все остальное - кожа, кости, органы, шея, грудина и ребра были "целы".

В. ДАЙНЕС, полковник, кандидат исторических наук.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Какую справку для детских садов отменили в Москве?
  2. Правда ли, что нельзя повторно использовать пластиковые бутылки?
  3. Что такое листериоз и чем он опасен?