aif.ru counter
73

ПРОДАВШИЕ ЧЕК ОКАЖУТСЯ В НЕВЫГОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ. А. Чубайс: "Ну-ка, отними!"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46-47 25/11/1992

На вопросы "АиФ" отвечает председатель Госкомимущества, вице-премьер правительства А. ЧУБАЙС.

- Анатолий Борисович, получили ли вы свой ваучер?

- Да.

- Как собираетесь его использовать?

- Во-первых, хочу подождать два-три месяца, не буду торопиться. Во-вторых, у меня есть некоторые ограничения, как у государственного чиновника: не имею права, например, приобретать ценные бумаги акционерных обществ, но могу вложить чек в инвестиционный фонд. Надо посмотреть, как пойдет процесс создания этих фондов, и выбрать из них наиболее серьезные, имеющие государственную лицензию.

- Готовы ли люди психологически к частной собственности, к приватизации? Что мешает в первую очередь? Или дело в несовершенстве самого механизма?

- Сегодня я уверенно могу сказать, что общество готово к приватизации. Наши оппоненты в один голос говорили, что невозможно за короткий срок акционировать 6 000 предприятий: мол, люди не поймут, люди не хотят и т.д. А что оказалось? Заставить сегодня предприятие отказаться от приватизации в сто раз сложнее, чем согласиться сохранить госсобственность. Да и заставлять никого не надо!

- А цифрами вы можете это подтвердить?

- Пожалуйста. Общие доходы от приватизации на 1 августа составили 10 млрд. руб., на 1 сентября - 15 млрд., на 1 октября -25 млрд. руб., на 1 ноября - 40 млрд. руб.

Четыре дня назад я был в Санкт-Петербурге, где по конкурсу был продан один из универмагов за 6 млрд. 300 тыс. рублей.

- Но есть ли прок от этого миллионам людей, все сбережения которых обесценились в результате роста цен?

- Аукцион или конкурс с экономической точки зрения и есть способ законного изъятия денежных средств у богатых людей для социальной защиты бедных. Но не путем угрозы расстрела, а с помощью создания нормальных экономических условий. Эти 6 млрд. и пойдут на поддержание самых незащищенных слоев населения, будут перераспределены через бюджет в виде пенсий, пособий и т.д.

- В конкурсах участвуют и мафиозно-криминогенные структуры. Считаете ли вы частью своих обязанностей контролировать участников аукционов, или это дело правоохранительных органов?

- Да, такая опасность есть, мы ее видим. Но и здесь происходит законное изъятие денег и их передача для социальной защиты бедных. Разумеется, в ходе самих аукционов делаются попытки оказать давление на участников аукционов, бывает и сговор между ними. Наши чехословацкие коллеги говорят, что примерно 10% лотов, проданных на аукционах, связаны с какими-то нарушениями, вплоть до уголовных. Надо с этим бороться, но нельзя выплескивать ребенка вместе с водой, то есть просто отменить приватизацию. У нас есть контакты с Министерством безопасности и Министерством внутренних дел, совместно вырабатываем механизмы противодействия такого рода явлениям.

- Вас иногда называют "королем ваучеров". Еще одно иностранное слово в нашем лексиконе. Не много ли?

- Извините, но этот вопрос я должен адресовать вам. Слово "ваучер" придумали журналисты. Ни в одном из документов Госкомимущества этот термин не употребляется. Если мне не изменяет память, впервые появился в "МН": "Ваше слово, товарищ ваучер". Вот и приклеилось.

- А бросовая цена на ваучеры - 4 - 4,5 тыс. руб. - вас не обескураживает?

- Низкая цена чека - неизбежное зло, с которым вначале приходится мириться. Связано это с тем, что мы сознательно пошли на выдачу чеков заранее, чтобы не создавать толкучек, очередей. В соответствии с указом президента чек вступает в силу с 1 декабря.

Первый чековый аукцион мы проведем в начале декабря, массовые аукционы начнутся в январе-феврале-марте будущего года. Тогда чек начнет приобретать реальную цену. Сейчас он еще не экономическая категория, потому что нет спроса и предложения. Цена чека последовательно падала до 4 004 руб. Эта нижняя планка была достигнута 16 ноября. Именно тогда мы выдали информацию о готовящихся чековых аукционах. С этого момента пошел неуклонный рост стоимости чеков.

- Вы упомянули об инвестиционных фондах. Есть ли механизмы, которые удержали бы их от превращения в орудие обмана простых акционеров? Поскольку управляющий, например, может иметь в своем распоряжении до 10% чистых активов, не превратится ли фонд в кормушку для чиновников?

- Это был один из главных вопросов, который мы обсуждали при разработке пакета документов по инвестиционным фондам. Чиновников здесь не будет, я могу дать однозначный ответ. Инвестиционые фонды не могут быть государственными. Доходы их участников - зарплата, дивиденды - зависят только от результатов работы. Есть прибыль у фонда - есть источник существования для людей, которые создали фонд. Имеются и другие рычаги: это разделение полномочий управляющего инвестиционным фондом и самого фонда - своего рода разделение властей. Это и специальный механизм хранения чеков - не в фонде, а в банке-депозитарии. Это и механизм государственного лицензирования инвестиционных фондов.

- Почему медленно идет малая приватизация? Если, скажем, в Ярославле чуть ли не 80 - 90% сферы услуг и общественного питания приватизировано, то о Москве этого не скажешь.

- Москва выбрала свой собственный вариант приватизации, который отличался от российского законодательства. Он был связан с идеями экономиста Л. Пияшевой: передача магазинов трудовым коллективам, то есть продавцам, что и было сделано. И ничего не изменилось: те же самые люди, те же условия работы, стиль, культура обслуживания. Сейчас московское руководство - Ю. Лужков официально подтвердил, что Москва полностью возвращается к российскому законодательству и к нормальной схеме приватизации.

- А как избежать перекосов? На первом этаже "Детского мира" всегда в декабре стояла елка, продавались новогодние игрушки. А сейчас - сверкающие лаком американские автомобили.

- Возможно, у "Детского мира" это был единственный способ выжить. Самый серьезный вопрос малой приватизации сохранение профиля приватизированных магазинов. И мы сейчас убедились, что всё зависит от профессионализма в проведении приватизации. Если в ходе конкурса были предъявлены жесткие требования к покупателю, если в документах зафиксировано право контроля за специализацией магазина вплоть до расторжения условий сделки - то такая приватизация позволяет легче сохранить профиль.

- Есть ли у правительства накануне съезда какое-нибудь "секретное оружие", тайный инструмент, который позволил бы укрепить его позиции?

- Есть. Это те десятки миллионов людей, кто на своих предприятиях проголосовал за один из вариантов приватизации. Я просил бы своих политических оппонентов, так ярко и красиво говорящих о слишком быстрых темпах реформы, отправиться на АвтоВАЗ и сказать коллективу, что надо отнять акции, которые рабочие получают бесплатно (или на льготных условиях), а также их чеки. Ну-ка, отними! Это и есть наше "секретное" политическое оружие, миллионы людей, которые не на словах, а на деле стали реальными участниками приватизации, а значит, и процесса реформ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы