279

ИНТЕРВЬЮ. Генерал Стерлигов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 23/09/1992

- Александр Николаевич, думали ли вы два года назад, что станете лидером русского национального движения?

- Нет.

- А что, будете часто менять свои политические взгляды?

- Я их не меняю. Я всегда такой, какой я есть. Раньше не было причин спасать общество, страну, свои национальные ценности.

- И когда же появились эти причины?

- Два года назад. Тогда я работал у Силаева, увидел абсолютную беспомощность этого правительства. Стало ясно: вместо того чтобы возрождать Россию, ее начинают разваливать. Я ушел, иначе и сам мог быть причастен к этому развалу.

- А при старом союзном правительстве вы не знали, что страна продается, как проститутка?

- Я видел, как нас надувают, какие невыгодные контракты наша страна подписывает. Я видел государственный маховик изнутри и понимал, что даже высшие должностные лица были рабами доктрины, политики, которая душила экономику. Но не восставал против этого, потому что намечались выходы из той ситуации.

- Теперь причины восстать появились?

- Еще сколько! С каких это пор реформами стали считать тотальное разрушение государства ради уничтожения центра, состязаний личностей?

- "Рука" Буша, Коля, Миттерана - да?

- А никто и не скрывает, что мы живем по проектам, разработанным Западом, МВФ. Все говорит о наличии купленного лобби, руками которого и реализуются планы Запада.

- Кто же входит в это лобби?

- Я мог бы назвать имена, но вам, газете, придется отвечать.

- Что собою представляет ваш Русский национальный собор?

- Мы - движение, которое позволяет объединиться разным национальным силам, может быть, и не во всем согласным друг с другом, но согласным в одном - в желании строить Россию на базе не западных, а своих ценностей. И если демократы уважают национальные движения в Грузии, Литве, Молдавии, то и русское национальное движение надо уважать, так как оно имеет место быть.

- И сколько "душ" в вашем соборе?

- Силы солидные. Вошла к нам Кубанская рада, это около 300 тыс. казаков. Сибирское казачье войско. Во всех регионах мы создали свои структуры, так что могли бы быстро включиться в предвыборную кампанию. В регионах есть руководящие органы, они с нами в постоянном контакте.

- Прообраз партии?

- В некотором роде. Поработали с главными редакторами патриотических и областных изданий, так что теперь будем направлять весь этот пропагандистский аппарат. Некоторые нам говорят: создавайте у себя идеологический отдел, как в ЦК, а мы будем выполнять ваши указания.

- Какие у вас лозунги?

- Мы хотим возродить Россию до 1914 г., прекратить ее развал. Мы не правые, не левые, мы - движение славян, которые не хотят терпеть западные эксперименты на своем "теле". В перспективе мы хотели бы возродить государство в тех границах, какие были до революции.

- Каков состав людей, тяготеющих к Собору?

- И рабочие, и гуманитарная интеллигенция - она вся тут, даже биржевики.

- Наверное, те, кто пострадал от нынешней власти?

- Абсолютно верно, но есть и другие, особенно биржевики, обеспокоенные тем, что Россия внаглую растаскивается. Причем некоторые из них меня прямо спрашивают: "Когда на баррикады? Мы - готовы".

- Как офицер КГБ, вы считаете баррикады делом возможным?

Стихийно они могут возникнуть. И отнюдь не потому, что мы к чему-то призываем. Самый главный провокатор в сторону баррикад - это правительство.

- И они, по-вашему, - единственный способ к возрождению России?

Вопреки наговорам на "красно-коричневых", мы как раз считаем, что для России сейчас неприемлема никакая война. Нужно во что бы то ни стало попытаться решить проблему мирным путем. Этому могли бы помочь выборы. Если бы в мэры Москвы прошел наш человек, то с этим правительством было бы покончено. Впрочем, я уверен, что выборы не состоятся. Они не допустят их. Но состоятся местные выборы, на них победят национально-патриотические силы. И тогда правительству все равно будет конец. На нас выходят всякие силы и зовут к себе. С нами начинают торговаться. Даже команда Вольского.

- Вы говорите, что не меняете своих взглядов. Но биография ваша наполнена разными кульбитами. То вы верой и правдой служите коммунистам, то Комитету госбезопасности, то демократам, то теперь национальному движению...

- Правда то, что я состоял в партии. А службу в КГБ я расцениваю как высшее проявление служения Родине, народу, а не компартии.

- И все-таки, думаю, что вы служили народу в какой-то уж очень избирательной форме.

- Ничего подобного. Именно России, народу. Для меня много значило русское офицерство, его достоинство. В молодости да, я был ортодоксален, свято верил в коммунистические идеалы, отстаивал их. Но, работая в КГБ, я уже служил русскому народу.

- А борьба с инакомыслием, диссидентством, чем особенно отличился комитет?

- На мне этого греха нет. Уж будьте спокойны, если б это было, меня бы всего "уполоскали". Эти жандармские функции меня всегда отталкивали.

Вы говорите: служил демократам. Я никогда им не служил, иначе бы не ушел через 4 месяца из Совмина России.

- Но вы же защищали Белый дом!

- Утром на работе узнаю о путче. Что я должен - в щель выскочить и бежать сломя голову оттуда, если я помощник вице-президента? У меня ведь был определенный долг! Я стал звонить по своим комитетским телефонам, чтобы понять, что же мне делать. Мне сказали: сиди и жди. Я сидел и ждал.

- Было в вашей душе сочувствие к ГКЧП?

- Безусловно, было. Но мне непонятны были эти танки... Я не понимал, что же все-таки происходит.

Я подозреваю, что, если бы мне все же из комитета сказали, что делать, какая моя роль, я бы стал это делать. Так как считал, что там мои начальники. Если бы они сказали: будь у нас через час, я был бы там у них. Я и там служил России.

- Какой же России, когда КГБ!

- Я не мог согласиться с раз рушением государства.

- Но судьба (и впрямь - злодейка!) именно вам поручила арестовывать своего главного начальника - Крючкова.

- А арест был? Мы летели в Форос за Горбачевым. Я только в самолете узнал, что там члены ГКЧП. Мне Руцкой сказал: сиди рядом с Крючковым, ты отвечаешь за него. Прилетаем, подходит Степанков, говорит Крючкову: "Вы арестованы".

- Клубок для психолога: в душе вы симпатизируете ГКЧП, в душе ждете команд от КГБ, и на ваших же глазах арестовывают вашего же начальника!

- А что там можно было сделать?

- Какие сейчас настроения на Лубянке?

- Весь генералитет уволен, теперь новые выдвиженцы, которых покупают. Слабые офицеры стали большими начальниками. А личный состав органов не приемлет того, что происходит. С того момента, как правительству удастся подмять этот комитет (заменить кадры), то есть создать новый карательный орган, - демократии будет конец. Сегодня ситуация в органах КГБ куда более острая, чем в прошлом. Из КГБ делают монстра, умышленно вводят в заблуждение, пугают людей, перенося на него "заслуги" НКВД. Разведка сейчас парализована, о контрразведке говорить нечего, так как границы открыты, сейчас идет открытая вербовка людей. Американцы в нашей стране действуют как дома! В прошлом такое было невозможно. Допускаю, что и наши органы госбезопасности переходят под контроль Америки.

- Господи! По-вашему, уже и родной КГБ служит США?

- А знаете, чем занимается руководство? Политическим сыском, оно становится третьим отделением царской охранки. И я вам докажу.

Вот пример. Хасбулатов пишет книгу "Реформирование реформ", а гонорар просит перевести на счет "Агротеса" - коммерческой структуры для финансирования фермеров из числа военнослужащих, уволенных из армии. На этой книжке господин Баранников пишет конкретному сотруднику "Пронину А. В.: поручите тщательно оперативным путем проверить А/О "Агротес", т.к. имеется информация, что осуществляется финансирование русского собора и др. аналогичных организаций. Результаты доложите до 1.08.92 г. Баранников". Когда это стало известно нам, сотрудникам выкручивали руки, заставляли писать рапорт об отставке "по собственному желанию", угрожали семье. Я никогда ранее не сталкивался с такими явлениями в бывшем КГБ. Мне трудно представить себе и прежнего министра, который стал бы писать такие резолюции, контролировать Председателя ВС! Были бы нынешние поумнее, так хотя бы письменных указаний не давали, а так шепнули бы, да и все.

Интересно, кто Баранникова санкционировал вести слежку за Хасбулатовым? И почему власти интересуются, кто финансирует Русский Собор? На слежку за мной и так ежедневно "тратят" три автомобиля и Бог весть сколько людей.

- А не допускаете вы мысли, что патриотическое движение может быть скомпрометировано присутствием в нем в качестве "духовного отца" генерала КГБ?

- Кем же еще и быть генералу КГБ, если не патриотом? Это единственное движение, куда офицерство и должно идти. Ведь самый главный пункт отбора в сотрудники КГБ - преданность Родине. Мне странно, почему еще не все офицеры в этом движении?

Если уж честно, то до нас у патриотов были лишь салонные разговоры, и только с приходом офицеров ГБ они организовались. И я не думаю, что это плохо.

- Нарисуйте свой портрет.

- Я русский националист, который борется за великую, достойную Россию. Мне лично мало что надо. Как-то Памфилова сказала обо мне: он все приватизировал, теперь борется с властью, чтобы больше никто не приватизировал. Напротив. У меня действительно все есть, но я могу и все потерять.

- Кстати, вас скоро ожидает суд по квартирным делам.

- Да, 28 сентября меня ожидает суд, меня будут выселять из квартиры. Из-за меня тянут и других работников старого Совмина. Выселят ли меня, изгонят - я все равно буду в национальном движении. Если меня и посадят - ничего страшного, я готов и к этому.

- Вы говорите о чистоте офицерского мундира, но как же сюда вписываются привилегии, которыми вы пользовались, работая в ХОЗУ Совмина СССР?

- Комиссия по привилегиям начала действовать по требованию Горбачева в тот день, когда стало известно о намерении Рыжкова баллотироваться кандидатом в Президенты России. И Комитет народного контроля все свои силы направил на поиск компромата и на Рыжкова, и на меня.

С Рыжковым все понятно - политический мотив. А почему я? Как начальник ХОЗУ СМ СССР именно я лишил многих привилегий и Комитет народного контроля, который обеспечивался так же, как и правительство. Я их лишил огромного количества квартир, автомобилей, дач. А теперь у них "лебединая песня" - проверить меня.

- И вы подставились, взяв я квартиру, и дачу?

- Года три назад встал вопрос об упорядочении, удешевлении всего правительственного хозяйства. Мы убедили Рыжкова, показав, во что он обходится государству (дача с охраной, коммуникациями, связью, дорогой стоила 460 тыс. руб.). Он пришел в ужас. Содержание на даче только одного министра- пенсионера обходилось в 15-20 тыс. руб. в год. Мы решили выделить землю, выделить ссуды, найти строителей и построить за личные счета министрам дачи. Тогда они освободят казенные, и Совмин сэкономит средства. Рыжков пошел с этой идеей к Горбачеву. Дважды ходил. И тот дважды отвергал ее: "Нас не поймут". Он боялся, что ослабнет его влияние, зависимость от него. Ведь построй министр сам себе дачу - он станет независимым. Тогда я уговорил Рыжкова купить себе дачу. Он готов был купить бывшую дачу Рекункова - деревянную 2-этажную 1936 г. постройки. Мы специально обратили внимание Бюро технической инвентаризации Одинцовского района, чтобы они не занижали стоимость при оценке дачи, чтобы не скомпрометировать премьера. Но все равно поднялся такой ор, что Рыжков отказался от покупки.

Вскоре Бирюкова уходила на пенсию, и Рыжков поручил мне оформить продажу нескольких деревянных дач - ей, а также управделами и помощнику. Эти дачи невыгодно было содержать как казенные. Надо было их отапливать, охранять. Их объективно оценили, люди оплатили счета, а сейчас их тоже таскают по судам.

- А ваша дача?

- Это одноэтажная деревянная дача. Когда я ее купил, ей было 50 лет, она требовала капремонта. Я уже работал в России, но знал, что старые дачи Совмин Союза будет продавать, как я сказал, из-за невыгодности их содержания, и попросил мне продать. Шкабардня разрешил, и я купил ее за 19,5 тыс. плюс стоимость имущества. Мне это обошлось в 34 тыс. руб., тех рублей, которые еще были деньгами.

- Деревянные рубли за деревянные дачи. Кстати, дерево полезно для здоровья. А вы бы могли пожертвовать всем этим добром ради идеи?

- Пожалуйста. И квартиру отдай, и дачу отдай. Но у меня есть жена, дочь, внучка. Их выкинуть на улицу? Я и так долго жил в коммунальной квартире, 20 лет в "хрущевке", с семьей в 28 м"sup"2"/sup", где зимой мы ходили в валенках.

В то время, когда распродается Москва, Россия, привязались к нам с этими дачами. На днях, кстати, в Подмосковье приезжали японские телевизионщики, засняли наши дачи и те потрясающе шикарные виллы, которые неподалеку строит правительство Москвы. Теперь все можно. Ельцин лично разрешал продать Силаеву политбюровскую дачу по балансовой стоимости, а также Шахназарову, Ревенко, Титову. "Своим" все можно!

- Вы верите в Бога?

- Я к этому стремлюсь. В июне 1992 г. крестился, получил благословение старца Кирилла.

- Имидж "крутого политика" вам нравится или раздражает?

- Меньше всего думаю о том, как выгляжу. Если мы не спасем Россию, мы станем местом захоронения радиоактивных отходов и рынком дешевой рабочей силы. Люди сейчас уже никому не верят, но я хотел бы, чтобы они поверили в нашу искренность. Нет способа поменять что-то в стране, не организовав общественные силы вокруг какой-то идеи. Если люди хотят выжить, им придется объединиться. А вокруг какой идеи - им самим выбирать. Хоть с коммунистами нам не по пути - мы отвергаем их идею, но мы не делим людей на красных, зеленых, коричневых. Мы хотим быть русским народом и не делить его на части. Сословные интересы не мешали людям жить в мире. Мечети соседствовали с церквами, костелами.

- У вас есть уважаемые политики?

- Есть, но я боюсь создавать противостояния, боюсь навредить им своей похвалой.

- И все-таки, хотя бы один пример.

- Шумейко, Скоков. Государственные, серьезные люди. Если бы нам - давайте пофантазируем - пришлось создавать новое правительство - они бы в нем работали.

- А Ельцин?

- Я бы посоветовал Ельцину: будьте выше всех этих дрязг, вы должны быть Президентом, арбитром в обществе, а не связывать себя с конкретной группой людей, с конкретной политической силой. Президент должен наблюдать за "игрой" этих сил и вовремя включаться, соблюдая государственный интерес.

- Наверняка вам есть что сказать и о нашем скандально знаменитом спикере? Говорят, что вы как лидер Русского национального собора поддерживаете чеченца во главе российского парламента!

- Хасбулатов в этом треугольнике распределения властей играет позитивную роль. И мы не можем согласиться с резкой и необъективной критикой его со стороны демроссовцев. Мало того, демроссовцы, натворив дел как правящая партия, умудрились сами себе встать в оппозицию! Если вы ссылаетесь на цивилизованные страны, то давайте так жить, как они, и не пытаться под дымовой завесой устранить человека, который противоречит, и заменить его на покладистого демроссовца.

- В ближайшей перспективе как вы себя видите - в качестве политика?

- Если честно, то почти не вижу. А роль Собора в том, чтобы во всех уголках России найти - поштучно! - талантливых людей и привести их к власти.

А сам я могу успокоиться, когда мы такую команду создадим. А я хочу начать зарабатывать деньги, чтобы не оказаться, как Рыжков, на голой пенсии. Так что я занялся политикой поневоле.

- На что вы сейчас живете?

- Я военный пенсионер и еще подрабатываю, занимаясь консультированием предпринимателей по праву и по вопросам экономической безопасности.

- Ваш опыт разведчика находит применение в политической работе?

- Обязательно.

- Есть ли у вас личное оружие, охрана?

- Оружия нет, охрана есть.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы