aif.ru counter
10.06.1992 00:00
59

О БЫВШЕМ РУЛЕВОМ - НЫНЕ ОТСТАВНОМ. Политбюро: партия или государство?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 10/06/1992

Еженедельник "ГЛАСНОСТЬ" продолжает публиковать "Записки секретаря трех генсеков" О. Захарова. Личные впечатления и суждения человека, пережившего трех генсеков и на протяжении тринадцати лет практически повседневно общавшегося с ними, вне зависимости от степени интеллекта мемуариста, его культурного уровня и литературного дара не могут не представить большой интерес и в прямом смысле, и, как говорится, "от противного". Особенно когда речь идет о личных качествах, умственных способностях и чертах характера носителей высшей власти в стране и их ближайшего окружения.

Давать оценку воспоминаниям, публикация которых еще не завершена, было бы бестактным. Но куда большей бестактностью, а то и беспринципностью было бы обойти молчанием, не откликнуться на то ключевое положение, на котором, как пишет сам автор, он "специально задержался... поскольку сейчас, в связи с начатым в Конституционном суде политическим процессом против КПСС, много говорится и пишется в демопрессе о том, будто партия безраздельно подменяла у нас государство"?! ("Гласность", N 20, 4-10 июня 1992 г.).

По утверждению нашего мемуариста, оказывается, "...в отличие от Секретариата как сугубо партийной инстанции Политбюро являлось не партийным... органом" (?!). А каким же? - зададим вопрос автору. Оказывается, "партийно- государственным органом". Далее секретарь трех генсеков делает еще более сногсшибательное открытие. Политбюро, утверждает он, даже не просто "партийно-государственный", а "чисто государственный орган " (?). Итак, в отличие от Секретариата как сугубо партийной инстанции", Политбюро, вопреки Уставу КПСС, партийной инстанцией, оказывается, не являлось. Почему? У автора и на этот вопрос готов ответ: в Политбюро "наряду с несколькими секретарями ЦК... входили фактически по должности все высшие государственные руководители: глава правительства, министр иностранных дел, председатель КГБ и проч.".

Следовательно, лихо делает наш автор вывод, "...де-факто Политбюро выступало как чисто государственный орган", и, значит, утверждения "демопрессы" о том, что партия будто бы безраздельно подменяла у нас государство, не просто лживы, а даже совсем наоборот. На практике, оказывается (привожу подлинные слова самого автора): "...именно государство сплошь и рядом перекладывало на партию через Политбюро..." реализацию своей политики. "...Отнюдь не всегда за словом "Политбюро" стояла партия", - бойко заключает автор.

Да полноте, О. Захаров. Пора же наконец-то понять, что партия, то есть многие миллионы ее рядовых членов, никакой власти в партии не имели. И, следовательно, никак не могли "стоять за Политбюро". Неужели за тринадцать лет общения с тремя генсеками Вы так и не поняли, что вся абсолютная полнота власти в стране была бесконтрольно сконцентрирована в руках Политбюро, Секретариата ЦК КПСС во главе с Генсеком?

Нелепость такой логики видна хотя бы из того, что членом Политбюро мог быть только член ПАРТИИ. Из десяти взрослых граждан страны членом КПСС в среднем был только один. Девять остальных, то есть 90% всего населения страны, - беспартийные. Как же может быть Политбюро - фактически самый властный орган в стране, в таком случае, государственным, если в нем не было и быть не могло ни одного беспартийного?

Далее, Политбюро избирается Пленумом ЦК ПАРТИИ. Пленум - съездом ПАРТИИ, а последние, хотя и многоступенчато, но рядовыми членами ПАРТИИ. Мыслим ли государственный орган, от формирования которого подавляющее большинство граждан, как беспартийные, полностью отстранены, не имели к его формированию ни малейшего отношения, так как они беспартийные?

Сталинская модель "партия - государство" так прочно засела в мозгах бывалых аппаратных бюрократов, что они по сей день никак не поймут, что на высшие государственные посты люди выдвигались не государственными органами, демократично избранными народом, а становились ими именно потому, что были членами сугубо ПАРТИЙНОГО органа - ПОЛИТБЮРО.

Берусь открыто дискутировать о сказанном по любому каналу, будь то телевидение, печать или какому угодно другому, с автором записок или с теми, кто, быть может, писал за него разбираемый пассаж - уж больно знаком почерк былых "писателей" Орготдела ЦК.

Зауженный кругозор канцеляристов приводит их к выводу, что, оказывается, когда М. Горбачев свернул деятельность Секретариата, "...он тем самым подорвал решающим (!!) образом позиции КПСС.., что и позволило... разгромить партию...". Хороша, заметим, партия, которая оказалась разгромленной от одного, хотя и безусловно ошибочного, шага Горбачева. Неужели они не понимают, что причины развала КПСС значительно глубже, шире и серьезнее.

Единственное, с чем нельзя не согласиться с автором записок, вопрос о крахе партии - "сюжет уже для отдельного разговора". Кстати говоря, анализ его причин был начат в нашей печати до свертывания работы Секретариата ЦК. Одна из первых публикаций появилась на страницах "Аргументов и фактов" - "Почему отстает партия?" (1989, N 36).

ЛЕОН ОНИКОВ, политический обозреватель ИТАР-ТАСС

От редакции: Сотрудникам "Аргументов и фактов" особенно смешно читать, что Политбюро было, мол, только государственной структурой. Ибо наш еженедельник, как и остальные издания тех лет, был открыт с его разрешения. Политбюро зорко следило за каждой строчкой, опубликованной в нашей газете. Через отдел пропаганды ЦК КПСС к нам постоянно доносились его строгие окрики. Именно оттуда порой навязывались определенные темы и материалы. Редакции пришлось вынести годы борьбы, прежде чем мы стали тем изданием, каким мы стали. На периодических совещаниях, которые проводили члены Политбюро с руководителями прессы, речь шла отнюдь не о государственных вопросах. Это было самое настоящее идеологическое промывание мозгов от лица коммунистической партии.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество