aif.ru counter
176

Примерно каждый сотый житель страны сотрудничал с КГБ. Исповедь бывшего агента

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 26/02/1992

Наш корреспондент П. ЛУКЬЯНЧЕНКО встретился с бывшим сотрудником Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, переводчиком А. ШУШПАНОВЫМ.

- Вы действительно были агентом КГБ?

- Увы, сия чаша меня не миновала.

- Что побудило вас работать на КГБ? Может быть, вас просто вынудили?

Я давно мечтал работать в Отделе внешних церковных сношений. Когда сумел туда устроиться, был просто счастлив. И вот однажды знакомый попросил меня помочь вернувшемуся из мест заключения диссиденту Владимиру Буковскому, которого, естественно, нигде не брали на работу и жить ему было не на что. Я тайком давал Владимиру Константиновичу подработать на переводах, оформляя их как свои, а деньги передавал ему. И как-то нас выследили. А дальше все пошло по сценарию: меня вышибли из ОВЦС, и полтора года я мыкался без работы. А потом в один прекрасный день меня вызвали в КГБ и предложили: "Мы вернем вас в ОВЦС, но вы должны поработать и на нас".

- Что входило в ваши функции как агента?

- Любой переводчик или референт ОВЦС сопровождает иностранные делегации. КГБ требовал от нас представлять отчеты о том, когда и куда заходили иностранцы, будь то магазин или туалет. Отчет подавался в 5 экземплярах, один из которых шел на стол председателю ОВЦС (митрополиту Никодиму, позже митрополиту Ювеналию и т. д.), второй - в Совет по делам религий, который по сути был филиалом КГБ, остальные экземпляры передавались непосредственно в КГБ.

- Давали ли вы какую-то подписку о сотрудничестве с КГБ?

- Да. И в конце ее стояло: "Все свои донесения обязуюсь подписывать псевдонимом" - источник такой-то.

- Какая кличка была у вас?

- Мой псевдоним - "Арамис".

- Кто придумал вам такое оригинальное имя?

- Я сам. Хотя агентам с низким интеллектуальным уровнем, насколько я знаю, имена придумывают в КГБ.

- Проходили ли вы какое-то специальное обучение?

Да, меня учили методике сыска, задержания, ухода от слежки и многому другому.

- Оплачивался ли ваш труд?

- Да, и очень неплохо. Мне постоянно шла вторая зарплата.

- А как вы ее получали?

- Непосредственно от хозяев - из рук в руки. Указывал полученную сумму и ставил свой псевдоним - "Арамис".

- Как вы передавали свои отчеты?

- Офицер КГБ, с которым я был на связи, снимал для нашей встречи номер в гостинице "Центральна я ".

- Много ли было агентов КГБ в Отделе внешних церковных сношений, где вы работали?

- Большинство сотрудников. И работали они либо на Московское УКГБ, либо на союзный КГБ. Резидентом КГБ в ОВЦС был подполковник Владимиров (настоящее его имя - Погодин Алексей Алексеевич).

- А что еще помимо слежки за иностранцами входило в ваши функции?

Я работал главным образом против известного религиозного деятеля, в прошлом диссидента, священника Глеба Якунина. Я не только следил за ним, но и разрабатывал операции против него. КГБ стремился подвести Якунина под шпионаж. Была подготовлена операция, в ходе которой отец Глеб должен был якобы "передать" конфиденциальную информацию протестантскому капеллану американского посольства в Москве Майклу Спенглеру. И во время подстроенной КГБ встречи Якунина арестовали бы за шпионаж, а Спенглера объявили персоной нон грата. Слава Богу, операция эта не без моей помощи - провалилась.

- Знает ли Якунин о том, что вы шпионили за ним?

- Да, я все ему рассказал, и он простил меня. Может быть, и Господь Бог меня простит?

- А какова дальнейшая судьба агентов после завершения ими службы на КГБ?

- Наиболее верные из агентов становятся содержателями конспиративных квартир КГБ. Людям даже улучшают жилищные условия, чтобы, скажем, одну комнату в квартире КГБ мог использовать для встреч с другими своими агентами.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы