aif.ru counter
47

На ступеньках Кремля

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 05/09/1991

Д. ГРАНИН, писатель.

- На последнем заседании Верховного Совета СССР вы сидели рядом с А. Лукьяновым. И он вам что-то говорил. Если не секрет, что?

- Он комментировал выступающих. Например, когда выступал Акаев и назвал Лукьянова Понтием Пилатом, Анатолий Иванович говорит: "Этот человек присылал мне самые льстивые письма и телеграммы". Я у него спросил: "Анатолий Иванович, а почему вы здесь сидите? Я бы не смог. Я бы встал и ушел". Он у меня спросил: "Вы были на похоронах своей матери?". Я отвечаю: "Да". Он говорит: "Так сейчас хоронят мое дело". - "Какое дело?" - "Советский Союз". Когда выступил Назарбаев, Лукьянов сказал: "Конец". Я спрашиваю: "Чему конец?" - "Конец Советскому Союзу". Здесь была смесь личного и неличного.

Это неодномерный человек. Его в качестве молодого поэта притащил в Москву со Смоленщины Твардовский.

- Вы с ним давно знакомы. И как вы полагаете, он преступник, или жертва, или человек, попавший в нелепую ситуацию?

- Этот человек владел всей ситуацией. Это часовщик, он великолепно знал механизм власти.

- Выходит, в этой политической игре его кто-то обыграл?

- Почему они решились на это? Они преувеличивали роль сил реакции.

И. ЛАПТЕВ, председатель Совета Союза ВС СССР.

- Сбылось ли сегодня все то, о чем вы думали три дня назад?

- Нет, не все. Мне кажется, что съезд должен был проявить большую решительность. К сожалению, съезд утопал в обсуждении второстепенных вопросов. Сказалась и привычка депутатов считать свое мнение единственно правильным и навязывать его всему съезду.

- Видите ли вы себя сейчас в роли председателя ВС СССР?

- Я ношу в кармане заявление об отставке с того момента, когда Верховный Совет отказался взять на себя ответственность поручить Комитету по законодательству проверить законность назначения должностных лиц в газете "Известия". Сейчас, разумеется, ситуация другая. Я думаю, что вопрос о председателе должен быть решен самим Советом Союза.

- В чем вы видите главный результат съезда?

- Съезд открыл нам возможности для поиска нового варианта Союза республик, открыл путь к согласию.

Я. БУНИЧ, президент Союза арендаторов и предпринимателей СССР.

- Каков ваш прогноз, когда и как мы от политики перейдем к экономике?

- Экономический союз будет создан. В него смогут войти даже страны Восточной Европы. В него - если и не сразу - потянутся и республики. Это будет эквивалентом Восточного рынка, холдингом, в котором, кто имеет больше капитала, тот больше и командует.

Сейчас должны быть приняты короткие первоочередные меры, чтобы люди увидели, что мы занимаемся не только политическим распределением стульев.

Указы могут быть следующие. О приватизации - иначе госсектор будет распадаться (а это 70%), и без него мы никогда не встанем на ноги. И тут же надо запретить хулиганство, когда каждый богатый коллектив объявляет себя собственником.

Второе - это свобода. Можно перечислить те петли на шее, которые надо снять.

Третье - в поддержке предпринимательства и защите его от обывателей, темноты, зависти и злости. А поддерживать его надо потому, что оно пока рахитичное.

- Когда может быть реальное улучшение в экономике?

- Если будет такой залповый выброс указов - то люди руками сделают то, что политики не сделали языком. Например, путчисты не зря объявили, что дадут землю народу. Но они обманули бы, так как Стародубцев землю ни за что не отдаст. Поэтому нам надо отдать землю людям. Нэп дал результаты через полгода. Чем мы хуже?

Л. КРАВЧЕНКО, бывший генеральный директор Центрального телевидения.

- В течение 9 месяцев вы, исполняя волю Президента, принижали на ТВ накал политических страстей. А теперь - времена меняются. Вместо вас на ТВ другой. Вы обижены?

- Любой человек был бы снят с этой работы все равно. Это неизбежно. Кто-то должен платить за то, что документы ГКЧП распространялись по каналам ТВ. Но мы должны были подчиниться приказу ГКЧП потому, что эти документы были подписаны не "черными полковниками", а высшими государственными лицами.

Между прочим, деятели из ГКЧП по очереди "промывали" меня за то, что на ТВ звучит симфоническая музыка (кто-то, дескать, умер). Влетело и за "Лебединое озеро". Кому-то пришло в голову, что это лебединая песнь Горбачева. И что это дано в защиту Президента.

...Я разочарован своей работой на ТВ и смертельно устал.

Ф. ИСКАНДЕР, писатель.

- Как вам нынешний Съезд?

- Он, словно жизнь американских миллионеров, проходит передо мной, как в тумане. Правильно, что дело идет к роспуску парламента. Как бы он ни был плох, но он показал один хороший урок: начальству можно возражать. Это была политическая учеба для народа. Он показал и волчью сущность некоторых наших депутатов. У них чудовищная приспособляемость. Карающие органы за их спиной придавали им бодрость. Сейчас этой "бодрости" нет.

- Какой может быть судьба нашего Президента?

- Этого я не представляю, но знаю, что для дела свободы России Горбачев сделал больше всех прошлых русских деятелей. Их всех постигла страшная участь. Она, слава Богу, минула его. У него огромная политическая интуиция.

С. ФЕДОРОВ, генеральный директор МНТК "Микрохирургия глаза".

- Когда же мы займемся главным - экономикой?

- Когда разрушим наш союз с клопами, тараканами, вонючими туалетами и на базе новых экономических отношений станем делать нормальный международный дом.

- Не кажется ли вам, что мы стали и политическими, и экономическими импотентами?

- Мне не кажется. За 4 года я поднял производительность труда в 8 раз! В сельском хозяйстве - в 4 раза. Значит, мы способны? И это делали обычные советские люди. Не гении, обычные крестьяне, которые любят выпить водку. Но они делали. Когда есть интерес - люди работают, когда нет его - они болтают.

В. БУКОВСКИЙ, бывший диссидент.

В свое время В. Буковского обменяли на Луиса Корвалана. Ныне он гражданин Великобритании. Мы встретились на ступеньках Кремлевского дворца съездов (кто мог об этом подумать еще несколько лет назад).

- Владимир, как вы оцениваете то, что только что произошло в Кремле?

- Это большое событие, и я теперь наконец-то преисполнен оптимизма. Ведь за свой пессимизм, за то, что я говорил, что нужно готовиться к борьбе с танками на улицах Москвы, еще весной этого года, интеллигенция меня критиковала. И я оцениваю событие, которое произошло сегодня, как весьма обнадеживающее. Но окончательно радоваться еще рано. Революция перемещается на места. Например, я созвонился с Ростовом, и мне рассказали, что там все по-прежнему: действуют партия, КГБ и т. д. А в Иркутске по-другому: там все опечатано. Завтра я встречаюсь с Бакатиным. Я выскажу ему свою точку зрения на реформу КГБ, который я хорошо знаю изнутри.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы