66

БЛИЦИНТЕРВЬЮ. А. Собчак: "Колебаний не было"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 29/08/1991

С первых часов переворота мэр Санкт-Петербурга А. СОБЧАК занял четкую позицию по отношению к его организаторам. Об этом он рассказал советским и иностранным журналистам в перерыве между заседаниями сессии ВС СССР.

- Когда вы узнали о начале путча?

- 19-го рано утром одному моему приятелю позвонили из Казахстана и сказали, что там уже три часа передают по радио тексты документов путчистов. Он разбудил меня, включил телевизор, сказал, что, кажется, у нас переворот. Мои первые действия: посмотрел в окно, нет ли бронетранспортеров, солдат. Когда увидел, что нет, позвонил в "Белый дом" Борису Николаевичу. Его помощник сказал мне, что Ельцин ждет меня в подмосковном Архангельском. Вызвал машину с охранниками и поехал туда.

- Как вы добирались до Ленинграда?

- Опасался, что меня арестуют где-нибудь по дороге. Но в Москве и в аэропорту Шереметьево меня охранял московский КГБ, а в Питере - ленинградский.

- Значит, вы полностью сохраняли присутствие духа?

- Сейчас много пишут об особом мужестве в этой ситуации. По-моему, никакого мужества и не требовалось. Нужно было нормальное понимание обстановки, ведь я для себя, так же как и Б. Ельцин, все эти вопросы уже решил. Поэтому колебаний и стремления уйти в сторону просто не могло быть.

Труднее было генералам. Скажем, тот же Самсонов в Ленинграде колебался все эти трое суток. Он испытывал колоссальный напор сверху. Я знаю, что ему путчисты звонили, давали всякие директивы, называли предателем. И хотя он колебался, но до конца остался верным закону и присяге. Я старался, чтобы с военными мы были в постоянном контакте. Их нельзя было оставлять одних, все время велись переговоры. Так вот, в одном таком разговоре Самсонов, выругавшись, сказал: "Когда вы там, в Верховном Совете, перестанете заставлять нас каждый день выбирать между приказом и совестью, приказом и законом? Создайте, наконец, нормальную структуру в армии, чтобы мы выполняли приказы только государства. Освободите меня от этих комиссаров, которые сидят на шее и заставляют меня делать то, что, как я понимаю, делать нельзя".

- Что будет с Гидасповым?

- Он вызван к следователю, возбуждено уголовное дело. Надо сказать, что он действовал довольно пассивно, хотя и был на заседаниях комитета. Пытался как-то возражать, когда я приехал. Но я ему сказал: "Вы - могильщики своей партии. Если бы вы действительно думали о судьбе своей партии, вы и все члены обкома выбежали бы сейчас на улицу и кричали, что к этому перевороту не имеете никакого отношения". Но они этого не сделали.

- Ваша реакция на предложение стать вице-президентом или президентом СССР?

-- Всего лишь несколько месяцев назад 70% жителей Ленинграда отдали за меня свои голоса, и я не имею права принимать каких-либо решений без разрешения ленинградцев.

- Но вы несете ответственность и перед страной.

- Да, но прежде всего я отвечаю перед своим городом.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах